Фигуристка Аделина Сотникова: попрошу Ким Ю-На не уходить до Сочи

Аделина Сотникова и Елена Буянова

Поговорить с двукратной чемпионкой России в женском одиночном катании Аделиной Сотниковой и ее тренером Еленой Буяновой (Водорезовой) выдался замечательный повод – выдача экипировки участников первой в истории зимней юношеской Олимпиады. Замечательный по той причине, что на мероприятие спортсменка и ее наставница пришли просто в прекрасном настроении.

— Аделина, чего вы ждете от юношеской Олимпиады?

— Хочу узнать, что это такое – Олимпийские игры. Мне кажется, хоть они и юношеские, но атмосфера там будет такая же, как на взрослых. И волнение там будет не меньше. Вообще здорово, что придумали такую Олимпиаду. Это поможет постепенно подготовиться к большим Играм. Сначала юношеские – потом взрослые.

— Вы как-то по-особенному настраиваетесь на эти соревнования?

— В плане выступления – нет. Надо будет откататься для себя, без всякого волнения. А вот олимпийскую атмосферу очень хочу почувствовать. В детстве мечтала об Олимпиадах, когда смотрела их по телевизору. Всегда думала: как было бы здорово туда попасть.

— В ноябре мне довелось поговорить с олимпийской чемпионкой Ким Ю-На, которая стала послом юношеской Олимпиады. И она сказала: поеду в Инсбрук и с особым вниманием буду смотреть на катание Сотниковой. А что вы думаете об ее катании?

— Мне очень нравится, как она катается. У нее и прыжки хорошие, и остальные элементы не хуже. Просто очень приятно на нее смотреть.

— А посоревноваться с Ким хочется?

— Да! Очень хотелось бы.

— Не попросите ее в Инсбруке не уходить из фигурного катания до Олимпиады в Сочи?

— Если будет такая возможность, может быть, и попрошу (смеется). Нет, ну я шучу, конечно, как я скажу ей об этом…

— До Олимпиады вам предстоит стартовать на взрослом чемпионате России, турнире, который вы уже дважды выигрывали…

— Я на него поеду без мыслей о том, что мне надо выиграть снова. Вообще неважно, какое я там займу место. Главное для меня сейчас – выйти и показать то, что я умею. На тренировках я программы катаю чисто. Хочу показать это и на чемпионате России. Выйти и откататься хорошо.

— Нынешний сезон для вас первый во взрослом катании. Он пока складывается сложнее, чем вы ожидали?

— Для меня очень сложным оказался первый же Гран-при. Я там очень сильно волновалась. Потом, на московском турнире было уже полегче. Сейчас я думаю, что на чемпионате России все будет хорошо. То есть я привыкаю ко всему этому. Конечно, я и в прошлом году выступала на взрослом чемпионате России, но сейчас вокруг все-таки на соревнованиях были такие именитые спортсменки. Я старалась обо всем этом не думать, но, наверное, не получилось.

— И от огромного внимания на московском этапе Гран-при со стороны телевидения, прессы тоже абстрагироваться не удалось?

— Если честно, по моим ощущениям – удалось. Из колеи, по крайней мере, не выбило. Хотя многие мне действительно говорят: ты выглядела такой взволнованной, какой-то не такой… Но, правда, я не придавала ничему этому значения. И ошибкам во время выступления я тоже не расстроилась. Не получилось тогда – в другой раз получится.

— Родители следят за вашими выступлениями?

— Папа приезжал в «Мегаспорт» на Гран-при, смотрел и короткую программу, и произвольную. А мама не смотрит… сильно нервничает.

— А вы волнуетесь, когда родители на трибунах?

— Нет, я просто об этом не думаю. Конечно, я знаю, приехал папа или нет, знаю, что если он на трибуне, то переживает за меня. Я знаю, что родители вообще всегда со мной, рядом или нет, что они всегда психологически помогают мне. Но лишних мыслей об этом у меня на льду нет. Там я просто выхожу и катаюсь.

— И крики никакие не отвлекают?

— Нет, вообще ничего не слышу. Полностью отключаюсь. Вот уже после окончания программы – да, и слышу, и вижу. Могу даже различить кого-то на трибуне.

— У вас были в детстве кумиры?

— Мне очень нравилась Ирина Слуцкая. Всегда, когда я смотрела фигурное катание, болела за нее, радовалась ее победам. Хотела выступать на всех этих турнирах и выигрывать их, как она. Когда в Москве был чемпионат мира (в 2005 году), мы ходили и болели за Слуцкую. Я так переживала, даже, наверное, больше, чем когда соревновалась сама.

— Пообщаться тогда с Ириной удалось?

— Нет. Там же все было серьезно, кто бы пустил познакомиться со Слуцкой маленькую девочку… (смеется) Но с тех пор однажды я с ней встретилась во время показательных выступлений, поздоровалась…

— Автограф не взяли?

— Не помню. В детстве вообще очень много собирала автографы. У всех подряд брала – вижу, поднимается по трибуне человек, подбегала, просила подпись, а потом даже, бывало, спрашивала, кто это (смеется). Где-то до сих пор лежит тетрадочка эта…

— А сейчас сами любите автографы раздавать?

— Ой, да, мне это очень приятно. Когда узнают и просят автограф, никогда не отказываю. Даже если нет времени и надо куда-то бежать, все равно не отказываю.

Буянова: турнир под названием «Олимпиада» не может быть неважным

— Елена Германовна, многие спортсмены вашего поколения говорят: как жалко, что в наше время не было юношеских Олимпиад… Присоединяетесь к их словам?

— Конечно, и не только насчет Олимпиады. Знаете, я часто смотрю назад, сравниваю те времена, когда каталась я, с нынешними, и думаю: если бы тогда было все то, что есть у спортсменов сейчас, у многих жизнь бы сложилась по-другому. Взять хотя бы те же шоу. Я знаю, что Людмилу Пахомову с Александром Горшковым, Ирину Роднину и Александра Зайцева, других спортсменов приглашали выступать в разных странах. Но в то время нам такого не разрешали. А взять этапы юниорского Гран-при, многие другие турниры, на которые я езжу со своей спортсменкой? У нас таких поездок не было. У нынешних же ребят есть масса возможностей раскрыть свой талант. И это просто здорово, это увеличивает интерес к фигурному катанию. А у ребят – азарт, они следят друг за другом, тянутся… Почему, как вы думаете, сейчас появилось так много талантливых девочек? Я считаю, это во многом благодаря успешным выступлениям Аделины (Сотниковой) и Лизы (Туктамышевой) в прошлом сезоне. Они дали мощный импульс развитию всего нашего женского одиночного катания.

— Но Аделина-то стала известна еще раньше, три года назад, когда в 12 лет выиграла взрослый чемпионат России…

— Безусловно, но греметь ее имя на международной арене все-таки начало в прошлом году, когда она не проиграла ни одного старта, везде стала чемпионкой – и на Финале юниорского Гран-при, и на мировом первенстве. Ее все любят – и судьи, и тренеры, и не только потому, что она замечательная фигуристка, но и как человека, очень позитивного такого человека. Честно скажу, мне все это очень приятно – как приятно и то, у нас сейчас появилась целая плеяда прекрасных девчонок.

— Если все-таки говорить о юношеской Олимпиаде, насколько важен будет этот старт для Сотниковой?

— Турнир под названием Олимпийские игры неважным быть не может. Выступление на нем – большая ответственность, и тот факт, что они будут первыми в истории, очень важен. В нынешнем сезоне, как вы знаете, официальных стартов у Аделины немного – она пока еще не может выступать на чемпионатах Европы и мира. Поэтому для нее каждый турнир, в котором она может участвовать — это просто замечательно.

Сотниковой нужен каждый старт

— В воскресенье в Саранске начинается взрослый чемпионат России, с которого уже снялись две ведущие спортивные пары страны. У Аделины первая половина сезона сложилась очень непросто, и наверняка мотивы отказаться от выступления на этом турнире, чтобы лучше подготовиться к той же Олимпиаде, могли бы найти и вы. Не было таких мыслей?

— Нет, ну что вы! Аделине сейчас нужен каждый старт. Они закаливают, ей сейчас это особенно необходимо. И потом, Аделина не из тех спортсменов, которые пасуют перед трудностями. Наоборот, она очень любит соревноваться. А те ошибки, которые она допускала на предыдущих турнирах… Знаете, я считаю, сейчас очень удачное время для того, чтобы их допускать. Потому что у нее, как я уже сказала, пока нет таких соревнований, как чемпионаты Европы и мира. Но зато есть возможность на своих ошибках учиться и совершенствоваться. Да и потом, насчет непростого начала сезона – я прямо скажу, далеко не каждая фигуристка у нас в России так начинает свою взрослую карьеру, с двух подряд призовых мест на этапах Гран-при. Та же Алена Леонова к своим нынешним успехам шла долгое время… Так что не будем делать наших юных девчонок какими-то особенными спортсменками. Они обычные люди, они растут… Все у них нормально. Главное, что есть желание – желание побеждать.

— Елена Германовна, всегда хотел вас спросить: когда вы поняли, что из Аделины получится фигуристка с таким потрясающим скольжением, которого нет, наверное, ни у кого в России?

— Вы знаете, с самого начала нашей с ней работы я об этом не думала. Я увидела в ней огромную целеустремленность, которой не было у других девочек. Обратила внимание на ее работоспособность, мотивацию – для тренера это очень важно. Аделина всегда стремилась и стремится к тому, чтобы быть только первой. Аделина всегда понимала меня с полуслова, и я ее, надо сказать, тоже. У нас вообще с ней идеальное взаимодействие «тренер – спортсмен». Все это было для меня, можно сказать, сигналом. А по мере того, как мы с ней работали, пришла и другая, что называется, «атрибутика». Скольжение же появилось вот как: когда была принята новая система судейства, мы стали под нее подстраиваться и развивать те направления в катании, которые по этой системе очень ценятся. Так оно и получилось. Но главное, еще раз хочу отметить – это работоспособность Аделины.

— Просто у нас тренеры часто говорят: российские дети – «прыгающие», а Аделина и прыгает, и катается, очень красиво…

— Поэтому ее западные судьи и любят – за то, что Аделина умеет делать и сложные элементы, и показывать настоящее женское катание, хотя ей всего 15 лет. Она очень органично влилась во взрослое катание – и на фоне более взрослых спортсменок совсем не выглядит ребенком. И это мне, конечно, тоже очень приятно. Потому что я считаю, что девушка на льду должна не только прыгать, но и показывать вращения, и просто красиво кататься.

— По мнению многих специалистов, у Аделины в нынешнем сезоне появились симптомы так называемого переходного возраста…

— Вы знаете, только природа понимает, когда он наступает, и что из этого получится. Будем решать проблемы по ходу их возникновения. Пока я какого-то криминала не вижу. Как тренер, наблюдаю за этим процессом, делаю корректировки. А в отношении к работе у Аделины ничего не поменялось. Тьфу-тьфу-тьфу, как говорится.

— Можно назвать Сотникову с учетом всей ее популярности, перспектив и всего того, о чем очень часто говорят, самым серьезным, но в то же время самым интересным испытанием в вашей тренерской карьере?

— С одной стороны, конечно, это испытание. Это вообще огромная школа. Как, впрочем, и каждый мой спортсмен. Да, я продолжаю учить тому, чему меня в свое время учил Станислав Жук. Но в то же время, все эти годы, что я работаю, все новые веяния, да и вообще каждый новый тренировочный день заставляют вносить коррективы. С другой стороны, в работе с Аделиной мне помогает тот опыт, через который я сама в свое время прошла. Я ведь тоже каталась с 11 лет на таком уровне, пережила все то, что переживает Аделина сейчас. У нас с ней очень хорошие отношения, взаимное уважение, и я надеюсь, благодаря всему этому мы с ней пройдем все трудности.

sport.ria.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...