Горшков: сдвиги у нас есть. Будем работать дальше

В воскресенье в Японии завершился последний этап Гран-при по фигурному катанию – турнир NHK Trophy. Президент Федерации фигурного катания на коньках России Александр Горшков в разговоре с корреспондентом агентства «Р-Спорт» Андреем Симоненко подвел итоги выступления в серии российских спортсменов.

— Александр Георгиевич, хочу вас поздравить с тем, что российские фигуристы – и взрослые, и юниоры – составят более чем треть участников предстоящего сочинского Финала Гран-при. Завоевали 17 мест из 48.

— Статистика, конечно, радует. Количество российских участников Финала Гран-при выросло. У юниоров в прошлом году в Финале выступали две российские спортивные пары, сейчас попали три. У танцоров вместо трех пар выступят четыре. Количественно результат, так скажем, присутствует. У взрослых тоже на одну танцевальную и на одну спортивную пару больше. Но, к сожалению, в течение последних лет в мужском одиночном катании у нас никому не удается пробиться в Финал. И у юниоров у нас там только один Максим Ковтун.

— Зато какой Максим Ковтун – победитель двух этапов Гран-при!

— Посмотрим, что будет дальше. Я всегда очень осторожен в оценках, тем более что Гран-при – это только начало сезона. И не все сильнейшие фигуристы принимают в нем участие. В этом году, как вы знаете, не выступала в Гран-при Каролина Костнер. Немецкая пара Савченко/Шолковы откаталась только на одном этапе, потом снялась со второго и не попала в Финал. Сезон у фигуристов очень длинный. Начинается в сентябре с первых международных турниров и заканчивается весной мартовским чемпионатом мира. А командный кубок мира – тот вообще в апреле. Понятно, что так долго находиться на пике формы нереально. Поэтому, как показывает практика, кто-то выступает лучше в начале сезона, а кто-то в конце. Так что я бы на данном этапе сезоне не выдавал бы никому авансов – но и в каких-то случаях не посыпал бы голову пеплом.

— Какие эпизоды Гран-при вас особенно порадовали?

— Приятно, что у нас в Финале выступят три пары, а Вера Базарова и Юрий Ларионов получили в Японии очень хорошие оценки за произвольную программу и поставили красивую точку в серии. Наши две танцевальные пары хочется отметить – они пробились в Финал Гран-при и будут там не последними по рейтингу. Это уже хорошо. У девочек начало сезона не сложилось у Алены Леоновой и Аделины Сотниковой, зато в Финал попали Юля Липницкая и Лиза Туктамышева, у которой в начале все складывалось тоже не очень хорошо. Были и проблемы, и травмы, и не самый удачный первый этап, но второй зато вывел ее, как оказалось, в Финал. Ну а о мужчинах пока говорить нечего. Константин Меньшов и Сергей Воронов сумели прибавить в стабильности исполнения программ, делают прыжки в четыре оборота. Но главная беда наших одиночников – это низкие оценки за компоненты. Взять того же Воронова, который в Китае стал бронзовым призером, что уже неплохо – в прошлом году у нас не было вообще призовых мест на этапах у мужчин. Так вот, на этапе в Японии он был в произвольной программе четвертым по технике, что с учетом сильного состава этого турнира очень хорошо. А по компонентам – предпоследний.

— Тренер Воронова Николай Морозов считает, что это неправильно.

— Я тоже думаю, что это ярлык, который прицепили на российских фигуристов. Такое впечатление, что бы наши мужчины теперь не делали, больше шести с половиной баллов, максимум семи за компоненты им не ставят.

— И при этом судьи вытягивают компонентами на первое место того же турнира в Японии Мао Асаду, сделавшую только три тройных прыжка.

— Да. И с этим я не очень согласен. При том, что понимаю — существует авторитет, рейтинг… Раньше это явление относилось в большей степени к танцам. Там авторитет, который ты завоевал, помогал в дальнейшем получать высокие оценки. Теперь же это распространилось на другие виды. Конечно, мастерство складывается не только из прыжков. Это самая сложная часть фигурного катания, но в нем есть еще и скольжение, и связки, и вращения, и дорожки шагов, пластика, хореография… Много всего. Нельзя говорить, что вот, ты прыжки не исполнил – и все, пиши пропало. Но с нашими поступают именно таким образом. Не прыгнул – ищи себя в конце турнирной таблицы. Как произошло, например, с Артуром Гачинским, который на чемпионате Европы лидировал после короткой программы, а в итоге занял второе место, уступив только Плющенко. На чемпионате мира же он прыжки сорвал – и куда делись его былые заслуги, где оказался он сам?

— У Воронова же и на чемпионате мира прокат был хороший, и сейчас на турнире в Японии в произвольной программе он все сделал.

— Да, и за него несколько обидно. Конечно, я не могу заявлять, что все это совсем уж неправильно. Есть у наших одиночников проблемы с компонентами, это факт. Но, мне кажется, не до такой степени. Это уже ярлык.

— Многие говорят, что и колоссальное преимущество Вирчу/Мойра и Дэвис/Уайта над остальными танцорами, в том числе и российскими – тоже ярлык. На ваш взгляд, сокращается отставание Бобровой/Соловьева и Ильиных/Кацалапова от лидеров?

— Честно говоря, по многим параметрам мы уже приблизились. Есть еще некоторые моменты, над которыми надо работать, но, тем не менее, разрыв сокращается. Пусть он не сокращается заметным образом в оценках, но объективно он становится меньше. Остается только произнести мою любимую фразу: сдвиги есть. Будем работать дальше.

Загрузка...

Поиск
Загрузка...