Игорь Шпильбанд: хочу, чтобы дуэт Ильиных/Жиганшин выглядел кардинально по-новому

Российская танцевальная пара фигуристов Елена Ильиных/Руслан Жиганшин в текущем сезоне не пробилась на чемпионаты Европы и мира, а с конца февраля находится в США у тренера Игоря Шпильбанда, и официально их визит в Мичиган носит временный характер. В беседе с корреспондентом агентства «Р-Спорт» Анатолием Самохваловым специалист дал свою оценку состояния дуэта. А начался разговор со Шпильбандом в венгерском Дебрецене с обсуждения его пар, выступающих на юниорском чемпионате мира.

Антон Пономаренко: выразительность мамы, конек отца

— Игорь, ваша француженка Анжелика Абашкина очень яростно выглядела после короткого танца!

— Боевая. Из Красноярска.

— В ком из своих многочисленных дуэтов вы видите потенциал топ-уровня?

— Мне повезло, я работаю со многими очень хорошими молодыми парами. Только на этом чемпионате у меня их две – Анжелика и Луи (Торон), выступающие за Францию, и Эллиана Погребински/Алекс Бенуа – за США. Кстати, у Эллианы корни в Одессе. Дома у меня еще несколько пар из разных стран – например, Кристина Каррера/Антон Пономаренко. Антон — очень способный мальчик.

— Американец?

— Это сын Марины Климовой и Сергея Пономаренко. Талант родителей ему явно передался, но Антон – другой. Со своими перспективными данными – хорошим коньком, в котором, видимо, и вправду есть гены Сергея, выразительность исполнения – это наверняка от Марины. Хлое Льюис/Логан Бай – это тоже мои ребята, своеобразные, которые выиграли серебро юношеских Олимпийских игр в Лиллехаммере. У каждого из моих юниоров свои сильные стороны и своя индивидуальность.

— Внимания на чемпионов США прошлого сезона Мэдисон Чок и Эвана Бейтса хватает?

— Безусловно. С ними я работаю много лет и делюсь с ними достаточным вниманием.

— Кажется, неоднозначный и сложный спортивный год они проводят, особенно на фоне удивительного взлета Майи и Алекса Шибутани. Тяжело подводить ребят к чемпионату мира в Бостоне?

— Каждый турнир сложен по-своему. Мэдисон и Эван – спортсмены уже опытные, у Эвана за плечами выступления на двух Олимпийских играх, у Мэдисон – на одних. С разными партнерами они выигрывали чемпионаты мира среди юниоров, они серебряные призеры чемпионата мира прошлого года. Этот опыт, я надеюсь, им очень скоро поможет правильно себя подготовить и настроиться на Бостон.

— Каков их козырь на чемпионате мира?

— Они во многом могут соперничать со всеми другими ведущими парами мира. Но, конечно, выделяются Мэдисон и Эван отличным владением конька, мягкостью скольжения, и еще они оба очень танцевальные. На выразительной пластике и ювелирном владении конька и построены в этом году программы. Современность и сложность связующих шагов также очень важны, и в этом у Мэдисон и Эвана явное преимущество перед другими парами.

— Перед какими?

— Перед чемпионами Европы, у которых очень красивая программа, но она проста.

— У Габриэллы Пападакис и Гийома Сизерона?

— Да. Программы у них намного более упрощенные, чем в прошлом сезоне. Они ведь очень красивые – это правда, но сделаны из перебежек и катания на двух ногах.

Чок/Бейтс не стыдно проиграть Шибутани

— Прогресс Шибутани с чем связан, на ваш взгляд?

— Они талантливы. Очень работящие ребята, которые всегда была достойными соперниками – потрясающе стабильными, что на самом деле огромный плюс. Им не стыдно проигрывать (они победили на последнем чемпионате США, Чок/Бейтс заняли второе место – прим. «Р-Спорт»).

— Судейские стереотипы не помешают Чок/Бейтс на чемпионате мира после недавнего национального первенства?

— Нет. Я считаю, что в этом нет проблемы, как раз судейская бригада на чемпионате США поставила Мэдисон и Эвану более высокую оценку в обеих программах, чем Шибутани. Это очень важно. Нас подвела техническая оценка. Мы сконцентрировали свое внимание на этом и сделали серьезные изменения в дорожках шагов, поменяли вращение. Надеюсь, в Бостоне техническая бригада отметит эти улучшения.

Планы огромные

— Лена с Русланом на вашем катке помещаются?

— Освободили для них место, так что помещаются – всё в порядке.

— В каком состоянии вы их встретили?

— По сути, мы только начали работать вместе – три недели прошло после их приезда, очень мало времени, но мы уже определились, над чем будем работать и как.

— Над чем?

— Мне не хочется вдаваться в подробности пока.

— В чем их нужно поменять?

— Для меня важно, чтобы они выглядели другими на следующий сезон. Просто другими.

— Кардинально?

— Кардинально. И в пластике, и в катании, и в выразительности. И особенно у Руслана, так как роль партнера для меня исключительно важна.

— То есть партнерша сейчас сильнее намного?

— Не хочется об этом говорить, потому что у каждого спортсмена есть положительные стороны и отрицательные, а работа тренера – это исправление отрицательного. Слабые стороны есть у каждого спортсмена, но говорить о них нет смысла, потому что сотрудничество только началось. И для меня очень важно, что оба спортсмена горят желанием улучшиться и открыты для работы. Это главное.

— Для многих был шок, когда распалась пара Елены с Никитой Кацалаповым. Ильиных/Жиганшин способны достичь уровня бронзовых призеров Олимпийских игр 2014 года? И могут ли они перерасти ее?

— Я не могу ответить на этот вопрос однозначно. Это будет нечестно. Но я знаю, что нужно сделать, чтобы то, о чем вы спрашиваете, произошло. Возможно ли это сделать за какой-то минимальный промежуток времени? Скажем, за год? Не знаю. Это будет зависеть от спортсменов и их прогресса. Важно, насколько они будут адаптироваться к той работе, которую я им буду предлагать.

— Если на практике в ближайшее время получится не все из задуманного, у вас есть время и право на следующий сезон как на переходный? Или речь, если говорить прямо, может зайти о смене партнера?

— Очень мало пока можно сказать и очень много хочется сделать. Планы огромные, и очень хочется, чтобы все сложилось удачно.

«Я хорошо понимаю Лену»

— В этом сезоне они показывали оригинальную произвольную программу – «Фриду». На ваш взгляд, она им подходит?

— Не хотелось бы это комментировать.

— У вас они «Фриду» не катают?

— Нет, но так как они оказались первыми запасными на чемпионат мира, нужно будет тренировать эту программу на всякий случай.

— В рамках нее вы будете что-то менять?

— Нет, потому что готовиться к чемпионату мира именно целенаправленно мы не будем. Все-таки у нас сейчас идет базовая работа с прицелом на следующий год.

— Над новыми программами стали работать?

— Нет, на данном этапе идет выбор музыки, темы, и я хочу понять, в каком ключе эти составляющие лучше преподнести. Сейчас я отвечаю на собственный вопрос: что для Лены и Руслана будет более выигрышным.

— Поработав вплотную с Еленой, у вас изменилось представление о ней?

— Я с Леной очень давно знаком, работал с ней, когда ей было двенадцать лет. Знаю ее очень хорошо и наблюдал за ее карьерой. Не могу не восхищаться ее талантом.

— В чем-то по-новому открываете ее?

— По-новому? Я помогал ей готовиться к Олимпийским играм в Сочи, когда Коля Морозов меня попросил помочь. Судите сами, я знал ее подростком, взрослой, поэтому я хорошо понимаю ее и не заметил, что она стала какой-то принципиально другой.

— Создается ощущение, что она глубоко переживающий человек. Нет в этом проблемы?

— Это называется талантом. Как талант может мешать? Для меня как тренера большой подарок и большое счастье заниматься с таким талантом. И, конечно, огромная ответственность.

— В чем ей нужно улучшиться?

— Лена – одна из самых талантливых партнерш в мире. А улучшиться можно любому человеку. Я могу много рассуждать про разные технические детали, но, понимаете, на каком-то этапе они становятся второстепенными и не столь важными. Когда человек выходит на лед и живет танцем и музыкой, как Лена, полностью в них сочетается, то для меня это редкий случай. Я к тому, что владение коньком у нее вполне достаточное, чтобы выразить себя на льду полностью. Да, ей придется работать над элементами, над вращениями, над поддержками, над твиззлами – как и всем. Но это нарабатывается на тренировках, а вот теми абсолютными природными данными награждаются далеко не все.

«Я независимый человек»

— Впереди Олимпийские игры. У вас одна из лучших американских пар, одна из лучших российских. Не будет конфликта интересов?

— У меня есть опыт работы с ведущими парами, но чаще всего таких проблем не возникает, и именно потому что спортсмены чувствуют мою стопроцентную отдачу и поддержку. Я не работаю с одними лучше, с другими чуть-чуть хуже. Я выкладываюсь одинаково, занимаясь с Мэдисон и Эваном или какой-то юниорской парой.

— Нет сомнений, что вы сможете качественно готовить оба дуэта, но не возникнет ли вопросов у национальных федераций? Американская еще не задавала их?

— Нет, американская федерация привыкла, что у меня тренируются пары из разных стран мира, и самое главное – я не работаю на американскую федерацию и в этом плане я независимый человек.

— С Федерацией фигурного катания на коньках России тоже подобной беседы не было?

— Федерация, безусловно, интересуется работой спортсменов. Насколько я знаю, они одобрили приезд Руслана и Лены ко мне, я чувствую, что доверие к моей работе со стороны федерации существует, и надеюсь, что я не подведу.

— Сейчас можно уже говорить, что Ильиных/Жиганшин останутся у вас на постоянной основе?

— Пусть ребята сами выскажутся на эту тему. Пока они приехали на несколько месяцев, посмотрим, как работа сложится, насколько она будет продуктивной. Мне же тоже хочется, чтобы пара улучшилась, получилась и сложилась.

— Официально визит Ильиных и Жиганшина к вам подается в рамках совместного проекта группы Елены Кустаровой и Игоря Шпильбанда? Что это за проект?

— Я даже не знаю, как это назвать. Здесь все заинтересованы в том, чтобы лучше было спортсменам. Если им пойдет это на пользу, все будут только «за». Конечно, Елена Кустарова и Светлана Алексеева столько вложили в Лену и Руслана, они отдали им огромное количество сил и энергии, кусочек себя. Я отношусь с огромным уважением к этим тренерам.

— Новых российских пар у вас случайно не появится?

— Пока разговора такого нет, да и, к сожалению, у меня не так много места на катке.

— Не было у вас предложений в предолимпийский сезон переехать потренировать в Россию? В Новогорск.

— Такого точно не было, и я не думаю, что это реально. У меня достаточно хорошая база и достаточно льда. Никто не выиграет из-за того, что это будет происходить в Новогорске или в Нови, Мичиган (в этом месте расположен каток, на котором тренируются фигуристы Шпильбанда – прим. «Р-Спорт»).

Загрузка...

Поиск
Загрузка...