Игорь Шпильбанд: у Синициной и Кацалапова лучшее танго в мировом сезоне

Американский тренер Игорь Шпильбанд рассказал Анатолию Самохвалову, чем божественно талантлива его юниорская пара из американки вьетнамского происхождения Эйвонли Нгуен и украинца Вадима Колесника, чем привлекательна Александра Степанова и чем танец Никиты Кацалапова напоминает настоящее аргентинское танго, которое совсем не «Яблочко».

У Вирчу и Мойра талант, у Нгуен и Колесника тоже

— Игорь, вы согласны с тем, что всё лучшее из танцев на льду собрано в Монреале у Мари-Франс Дюбрёй и Патриса Лозона, а все остальные тренеры за ними в погоне?

— Безусловно. Там лучшие пары по рейтингу.

— В этой группе работают Габриэлла Пападакис и Гийом Сизерон, уникальность которых общепризнана. Тесса Вирчу и Скотт Мойр пришли в нее уже в статусе олимпийских чемпионов. Чем же монреальская команда лучше вас, Марины Зуевой, ваших российских коллег?

— Трудно сказать. Ребята очень хорошо работают, у них очень хорошая школа, в которой собраны замечательные спортсмены. На мой взгляд, лучше тренироваться в сильной группе.

— То есть фактор наличия лидеров Пападакис и Сизерона…

— …это очень важно, да.

— У вас такой парой должны были стать американцы Мэдисон Чок и Эван Бэйтс. Но ушли к другим специалистам. Где произошел сбой?

— Несколько неудачных стартов — и все сломалось. Особенно сказались ошибки на чемпионате мира, а ошибаться на чемпионате мира в современных реалиях в танцах непозволительно.

— Когда уходят от такого тренера, как Шпильбанд, это сильно сказывается на психологии?

— Не в этом случае. Я столько вложил в Мэдисон с Эваном.

— Так вот и должна быть теперь обида на них.

— Понимаете, спортсмены должны попробовать всё, они должны пройти через всё. Я абсолютно искренне желаю им всего самого наилучшего.

— Но наверняка вы им говорили что-то вроде «ребята, мы с вами не всё еще сказали»?

— Безусловно, не всё. Но мне, как специалисту, кажется, что они должны использовать этот шанс и попробовать кататься в группе с более сильными спортсменами. Тяжело быть лидерами.

— Есть ощущение, что для вас всё опять началось с нуля?

— Все гораздо проще, чем вы думаете. Я делаю то, что мне нравится. Я всю жизнь этим занимаюсь. Я выращиваю спортсменов. Как Тессу со Скоттом, которые ко мне пришли, когда им было по 14-15 лет. Потом пришли Эйвонли и Вадим (Нгуен/Колесник), Кристина Каррейра с Антоном Пономаренко (Энтони Пономаренко, американский фигурист, сын советского олимпийского чемпиона 1992 года Сергея Пономаренко — прим.). Я обожаю свое дело. Но не могло быть так, что за 30 лет моей тренерской карьеры у меня были бы только сплошные звезды. Вся история развивается по спирали, нельзя все время находиться наверху. В мире вообще растет уровень танцев на льду, очень много хороших пар и на юниорском уровне, и на взрослом. В России танцы тоже прибавили на всех уровнях.

— В России успехи меряются четырехлетними олимпийскими циклами.

— У нас так же.

— Какую задачу ставите себе к Олимпийским играм 2022 года? Кого Игорь Шпильбанд намерен повезти в Пекин?

— Выращиваю Эйвонли с Вадимом, считаю, что это очень талантливая и необычная пара. За ними будущее. У Кристины с Антоном (Каррейра/Пономаренко) тоже есть шанс попасть в команду на Олимпиаду. Это тоже их goal.

— Но в Нгуен и Колесника вы верите особенно?

— У каждой пары есть свои сильные и слабые стороны. В Эйвонли и Вадиме есть много того, чего нет в других парах. Их катание трогает за какие-то человеческие струнки, на что способен не всякий спортсмен ни на юниорском, ни на взрослом уровнях. Такое очень редко бывает, а чувствуется это изнутри. Словами сложно объяснить. У этих двух людей есть что-то от бога. Ну, как объяснить катание Тессы и Скотта? То же самое я могу сказать и об Эйвонли с Вадимом. Талант.

Танго – не «Яблочко»

— Кто сейчас в мире неформально лидирует по этому таланту и чувствам?

— Не могу сказать.

— Пападакис и Сизерон — лидеры на ближайшие годы или нельзя так уверенно о них говорить?

— Я всегда очень остерегаюсь заглядывать в будущее, про прошлое мне рассказывать легче.

— Вам французы нравятся?

— Да, нравятся, у них очень много сильных качеств — отличный конек, отличные линии, своеобразная пластика, они очень чувственно выражают музыку. Не сказать, что они доносят отношения между мужчиной и женщиной в своем танце, конечно, между ним нет того, что было у Тессы со Скоттом, но с ними очень сложно соревноваться. Но и им есть, в чем развиваться.

— Кто из российских пар вам больше всего импонирует?

— И Степанова/Букин, и Синицина/Кацалапов очень прибавили по сравнению с прошлым годом. У Синициной и Кацалапова просто отличный ритм-танец. Для меня это лучший ритм-dance в этом сезоне в мире из тех пар, которые я видел.

— Лучше, чем у Пападакис и Сизерона?

— Для меня – да.

— Ну, танго, где нужны страсть и любовь, наверное, совсем не для французов?

— Танго – очень тонкий танец. Это не обязательно всегда страсть и любовь. Но это всегда очень сложно для донесения публике сути задуманного. Мне кажется, Никите это удалось.

— За счет чего?

— Стиль у них есть, и отношения у них с Викой в танце.

— Ваш коллега Олег Эпштейн сказал, что не хватает Кацалапову эмоций.

— Эмоций? Понимаете, аргентинское танго ведь не «Яблочко». Это совсем другое по эмоциям. Его трудно сделать тонко, а иначе его и не сделать. И у Синициной с Кацалаповым танго сделано абсолютно правильно. Поверьте мне, а я в свое время очень серьезно изучал аргентинское танго. Мне посчастливилось работать с очень серьезными специалистами в этом виде, и я просто выражаю свое мнение.

Не на одну Синицину сыпались все шишки

— Синицина вас восхищает, если учесть, что она пережила за все эти годы, когда ее постоянно сравнивали с Еленой Ильиных?

— Почти все спортсмены через это проходят, не на одну Вику сыпались все шишки. Сколько бедная Мерил Дэвис наслушалась, что она никакая, а Чарли Уайт такой весь замечательный! Ничего, все-таки они стали олимпийскими чемпионами.

— Мерил была крутой «Шахерезадой» на Олимпийских играх в Сочи.

— Да, и в конечном итоге это увидели все. Потому что если в человеке есть характер, он добьется своего. Не всегда твои возможности видны всем как на поверхности.

— Степанова и Букин в какой своей детали лучше остальных?

— Мне они очень нравятся. А девочка очень необычная. Очень красивая, двигается очень эмоционально, сильно. Линии у нее очень красивые.

— Любовь есть в их программах?

— Ну, что я, специалист по любви?

— Да, поэтому и спрашиваю.

— У них отличная пара, которая исполняет отличные программы, но они не о любви. Но зачем обязательно любовь? У них блюз какой-то совершенно свой по отношению, все обе программы у них построены не на любви, потому что тренеры видят их сильные стороны и их используют.

— Если не брать в расчет Пападакис и Сизерона, кто все же более высокого уровня — Степанова/Букин, Синицина/Кацалапов или Мэдисон Хаббелл/Закари Донохью?

— Сейчас невозможно об этом сделать вывод, мы видим, какая интересная борьба разворачивается между ними. У российских же пар был шанс на победу даже в Финале Гран-при.

rsport.ria.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...