Ильиных и Кацалапов: надо ли склеивать разбитое?

Елена Ильиных и Никита Кацалапов

В пятницу российская федерация фигурного катания получила, наконец, официальный запрос от бронзового призера Олимпийских игр Никиты Кацалапова и победительницы юниорского финала «Гран-при»–2012 Виктории Синициной с просьбой разрешить им кататься вместе.

Чуть раньше такие же бумаги представили Елена Ильиных и Руслан Жиганшин. То есть вроде бы в истории с распадом двух дуэтов (Кацалапова с Еленой Ильиных и Синициной с Русланом Жиганшиным) поставлена, наконец, точка.

На самом деле официальное обращение фигуристов в федерацию не изменило ровным счетом ничего. О том, что Никита намерен поменять партнершу и уже пробовал кататься с Синициной, было известно еще до начала мартовского чемпионата мира в Саитаме. Об этом, разумеется, знали тренеры обеих пар, так что попытки (после того как информация стала достоянием общественности) делать вид, что новость неожиданна, всего лишь выставили действующих лиц в достаточно нелепом виде. Неожиданной она стала лишь для Жиганшина, и то – не факт.

Комментируя поступившие в федерацию от фигуристов запросы, президент ФФККР олимпийский чемпион Александр Горшков дал понять, что говорить о том, что новые пары окончательно сложились, пока не стоит – надо как минимум дать танцорам время понять, насколько хорошо они подходят друг другу. И подчеркнул: «Никакого решения относительно будущего этой пары не принято. Думаю, что правильнее вернуться к данному вопросу позже».

Фраза, безусловно, требует расшифровки. Думаю, не ошибусь, если скажу, что федерация сильно рассчитывает на здравый смысл Кацалапова. На то, что в какой-то момент он задумается о том, о чем наперебой твердят сейчас сторонники воссоединения олимпийского дуэта. А именно – что совершенно неоправданно без особых на то причин рушить достаточно перспективную (а главное – собственную) карьеру.

Для тех, кто не в теме, напомню: после ухода из любительского спорта канадцев Тессы Вирту/Скотта Моира и американцев Мэрил Дэвис/Чарли Уайта дуэт Ильиных/Кацалапов объективно претендовал на то, чтобы стать лидерами олимпийского четырехлетия. Рассчитывать на то, что Виктория Синицина или Руслан Жиганшин легко и безболезненно заменят Никите и Елене бывших партнеров, как минимум наивно: после первого (и достаточно неудачного) сезона Ильиных/Кацалапова под руководством Николая Морозова тренер сказал, что оптимальный срок для того, чтобы пара «закаталась», три года. Практика показала, что в этом Морозов оказался прав. Хотя, напомню, дебют талантливых юниоров на взрослом уровне (еще под руководством Александра Жулина) получился настолько ярким, что и сам тогдашний наставник, и многие его коллеги склонны были называть Ильиных и Кацалапова потенциальными претендентами на победу в Сочи.

То, что ни о какой победе говорить не приходится, стало понятно достаточно быстро, но, несмотря на это, юный дуэт подспудно все три года считали стратегическим проектом страны и вкладывали в его подготовку гораздо большие средства, нежели в любую из других российских танцевальных пар.

Поэтому когда партнер принял решение расстаться с партнершей (здесь даже неважно, от кого именно – самого Кацалапова или Морозова пошла эта инициатива), впору было вспомнить старое, но меткое одесское выражение: «Сёма, у вас есть деньги, чтобы так себя вести?».

* * *

У немцев есть достаточно расхожее выражение, смысл которого заключается в следующем: когда судьба подбрасывает человеку даже крайне неприятные ситуации, никогда нельзя наверняка знать, чем эти неприятности обернутся. По сути это аналог русского «Нет худа без добра». Ситуация с Ильиных и Кацалаповым для начала заставила многих задуматься: в какой степени должны быть свободны спортсмены топ-уровня в своих собственных решениях?

Вопрос отнюдь не случаен. Узнав о том, что сильнейший танцевальный дуэт страны близок к тому, чтобы прекратить свое существование, министр спорта Виталий Мутко отреагировал достаточно резко, заявив, что Министерство спорта совершенно не намерено оплачивать подготовку внезапно сложившихся новых дуэтов. На момент фактического расставания Ильиных и Кацалапова было известно, что Никита со своей новой партнершей намерен продолжить тренировки в США – на катке в Хакенсаке, куда на постоянную работу уже в конце апреля отправится Морозов. Понятно, что содержание дуэта за границей, включая его бытовое обустройство, – это совершенно иные, нежели в России расходы.

Расходы эти к тому же бесконтрольны: если в нашей стране большинство ледовых центров, которые содержит Министерство спорта, укомплектованы специалистами самого разного профиля, то в Америке принята почасовая оплата – независимо от того, идет ли речь о тренере, хореографе или прочих участниках тренировочного процесса. Проверить, как долго тот или иной специалист работал с конкретным фигуристом, по большому счету невозможно. Другими словами, счет родному государству можно выставить любой. Как, подозреваю, на протяжении последнего олимпийского цикла министерству выставлялись счета за подготовку Ильиных, Кацалапова и целого ряда других спортсменов, чьи тренировки за океаном спортивные власти считали оправданными.

Оправданно ли это сейчас?

В свое время известный ныне продюсер и вице-чемпион Игр в Солт-Лейк-Сити Илья Авербух сказал, что в фигурном катании крайне живучи стереотипы: пошел, допустим, гулять слух, что тот или иной танцевальный дуэт катается «на двух ногах» – и уничижительная характеристика прикипает к спортсменам, как клеймо. Достаточно распространенное мнение о том, что Ильиных/Кацалапов – наиболее прогрессирующий танцевальный дуэт мира (или как минимум был им до марта), а сам Никита – лучший в мире партнер, – это по сути точно такой же ярлык. Другими словами, стоять на этих позициях можно лишь в том случае, если оперировать вкусовыми характеристиками. Если же перейти на несколько более конкретный язык цифр, то становится понятно, что все вышесказанное – некий миф. А реальность такова, что даже на момент своего олимпийского триумфа Лена с Никитой выглядели ничуть не сильнее тех, с кем боролись в личном турнире за бронзу. И значит, были всего лишь одним из четырех-пяти дуэтов. Просто чуть больше повезло.

Исчерпывающе выразилась по этому поводу в конце марта Марина Зуева, заметившая, что Ильиных и Кацалапов имеют все шансы стать лидерами мировых танцев, но на текущий момент ими не являются. Потому что лидеры не срывают элементы на чемпионате мира. А ведь именно ошибка Кацалапова стоила российскому дуэту в Саитаме золотых медалей.

* * *

Возвращаясь к теме расставания, просто задам вопрос вслух: на основании чего руководители ФФККР и спортивного министерства должны полагать, что два новообразовавшихся дуэта автоматически станут конкурентоспособны хотя бы на российской арене? В конце концов у Александра Жулина есть уже скатанные и признанные судьями Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев и Ксения Монько/Кирилл Халявин, в следующем сезоне на взрослый уровень перейдут чемпионы мира среди юниоров Александра Степанова/Иван Букин, за океаном у Анжелики Крыловой вовсю работают Екатерина Пушкаш/Джон Гуррейро, а главное – все эти пары совершенно не намерены ждать, когда «обломки звездного дуэта» наконец-то определятся со своим будущим.

Сумеют танцоры занять в этой компании достойное место – тогда можно будет говорить о возобновлении их финансирования государством. Не сумеют – пусть вспоминают рекламный слоган времен перестройки: «Любые прихоти – за ваши деньги». Ведь если три года назад суета вокруг юной и талантливой пары на российском танцевальном «безрыбье» была как минимум оправданна, то сейчас картина стала несколько иной.

То же самое, кстати, касается Морозова: за три года его работы в России из группы «с понижением качества» ушли все спортсмены, кроме Ильиных и Кацалапова: Алена Леонова, Сергей Воронов, Максим Ковтун, Артур Дмитриев, Пушкаш/Гуррейро, Флоран Амодио, Дайсуке Такахаши. Другими словами, нет абсолютно никаких оснований полагать, что пару Синицина/Кацалапов по умолчанию ждет успех.

Победа в Сочи Татьяны Волосожар и Максима Транькова стоит в послужном списке тренера особняком: здесь Морозов более чем успешно выступил в качестве постановщика, и, более того, он по-прежнему необходим для дальнейшего сотрудничества Нине Мозер, под руководством которой тренируются и намерены продолжать выступления две сильнейшие спортивные пары страны. Отказывать тренеру, реализовавшему на Играх потенциал своих спортсменов даже не на сто, а на двести процентов, было бы категорически неверным. Однако куда логичнее в этом случае ставить программы так, как ставят их все ведущие постановщики мира – за отдельную плату.

Что касается Ильиных, она начала тренироваться с Жиганшиным уже в первых числах апреля. Возможно, в жизни Елены это решение вообще стало первым по-взрослому осознанным шагом: из двух потенциально возможных партнеров она выбрала не того, кто, возможно, в большей степени подошел бы ей внешне, но пока несвободен, а человека, по-настоящему одержимого жаждой работы и возвращения на прежние позиции – как и она сама.

Выбор тренера тоже не был случаен: при том что взять Ильиных в группу были потенциально готовы сразу несколько тренеров топ-уровня, сама она предпочла Елену Кустарову. Решающим аргументом, насколько мне известно, оказались несколько недель совместной работы в конце прошлого года, когда Морозов в очередной раз уезжал в Японию по личным делам, оставив своих танцоров в Москве. Комментируя тот период сотрудничества, Ильиных призналась, что ей никогда еще не доводилось работать со специалистом, который до такой степени досконально подходил бы к тренировочному процессу.

Немаловажным, думаю, оказался и тот факт, что группа Кустаровой и Светланы Алексеевой полностью укомплектована всеми специалистами, начиная от врачей и массажистов и заканчивая тренерами по ОФП и акробатическим поддержкам. То есть Ильиных/Жиганшин имеют определенный организационный гандикап: Морозову только предстоит выстраивать на новом катке рабочую инфраструктуру, и этот процесс вполне может оказаться гораздо менее гладким, чем представляется.

Возможно, все перечисленное и привело к тому, что, обсуждая в кулуарах шансы свежеиспеченных пар, многие уже сейчас склонны ставить на Ильиных, а не на ее бывшего партнера.

* * *

А если они все-таки не расстанутся?

Такой вариант, кстати, вполне вероятен, тем более что в отношении Ильиных и Кацалапова он однажды уже имел место. Но если воссоединение произойдет, оно неизменно повлечет за собой достаточно серьезную проблему: где и у кого тренироваться? Ехать к Морозову в Америку может не захотеть Лена. Дело тут вовсе не в том, что тренер или партнер ее предали – в фигурном катании, как в большой политике, всегда были важны не столько отношения, сколько интересы.

Проблема лежит гораздо глубже – в самом факте поступка, очень круто замешанного на личных отношениях сразу нескольких людей. Где гарантия, что по прошествии года или двух новые отношения или, напротив, конфликты не станут причиной того, что реанимированный дуэт Ильиных/Кацалапов перестанет существовать уже окончательно? Ради чего вообще тогда городить весь этот огород с попыткой во что бы то ни стало склеить разбитое и заполировать трещину? Ради пары-тройки медалей европейских первенств? Эти медали рано или поздно будут и так – претендентов на них в российской сборной хватает.

Если же говорить о золоте Игр-2018, надо просто отдавать себе отчет в том, что путь к этим наградам уже начался. И первыми на финише олимпийской гонки окажутся скорее всего не самые талантливые, а те, кто сумеет не израсходовать впустую ни одного из оставшихся дней. Те, кто будет всецело доверять тренерам и партнеру. Те, кто принесет в жертву этой цели три года собственной жизни, ни разу не пожалев об этом.

Те, кому по большому счету абсолютно все равно, будут Ильиных и Кацалапов кататься вместе или нет.

Елена Вайцеховская, sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...