Ильназ Загитов: Однажды жена везла Алину с тренировки, и машина улетела в кювет

Во время Олимпиады Ильназ Загитов отказывался от интервью – боялся сглазить. Но мы договорились, что после Игр он прервет молчание и даст интервью «Советскому спорту». Свое обещание отец олимпийкой чемпионки олимпийкой чемпионки в женском фигурном катании сдержал.

«СКАЗАЛ ЖЕНЕ: «СПАСИБО ЗА ДОЧЬ»

– Теперь в вашей семье олимпийская чемпионка. Осознали?

– Честно говоря, еще не до конца. Вот приедет Алина, поговорим, посмотрим на нее, тогда, может, осознаю.

– Вы обычно не смотрите выступления Алины. Не изменили своему правилу и во время произвольной программы?

– Не изменил, очень сильно переживал. 23 февраля утром я был во дворце у нас в Ижепвске, привез на тренировку младшую дочь Сабину. Они там всей группой вместе с тренерами смотрели трансляцию из Пхенчхана. Но я вышел в коридор. Обычно засекаю время, зная, сколько длится выступление, потом иду к телевизору. Так сделал и на этот раз.

Ажиотаж был большой. Во дворец с самого утра приехало много журналистов. Были все наши, местные, плюс центральные телеканалы, а также журналисты из Татарстана. Они всю ночь ехали, чтобы успеть к трансляции.

– Что сказали первому тренеру Алины Наталье Антипиной?

– Мы обнялись, сказал: «Спасибо вам за все, Наталья Алексеевна!»

– С Алиной пообщались?

– Да, в этот же день. С ней, и с женой – Лейсан сейчас в Пхенчхане. Не знаю, кто Алине рассказал, что папа плакал во время ее выступления? Алина сказала в прямом эфире: «Папа, не плач». Правда, я не видел, мне потом рассказали. Говорю дочке: «Не верь, не было никаких слез».

– Что еще сказали?

– Теща с нами была. Алина благодарила бабушку за все. Я спросил Алину: «А ты не хочешь папу поздравить с праздником?» «А я тебе все уже на Первом канале сказала», – отвечает.

– У супруги слезы радости заметили?

– Слез не заметил, было очень много эмоций, обо всем не расскажешь. Сказал Лейсан: «Спасибо за дочь».

– Сабина не говорила: «Хочу быть, как Алина, и тоже победить на Олимпиаде»?

– Нет, она просто радуется за сестру. Мы никогда ей не говорим – будь, как Алина. Наоборот, стараемся оградить от такого психологического пресса.

– Кто-то из больших чиновников вас поздравил?

– Глава Удмуртии Александр Владимирович Бречалов позвонил. А вообще, телефон весь день 23 февраля был красный от звонков и эсэмэсок. Не было возможности всем ответить. Хочу поблагодарить всех, кто помогал все это время. Без их поддержки, возможно, этой медали не было бы.

«ДРУГОГО ПУТИ У АЛИНЫ НЕ БЫЛО – ТОЛЬКО ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ»

– Когда родилась Алина, вы еще были действующим хоккеистом. Расскажите, как происходил выбор вида спорта у дочери.

– Я тогда играл за «Нефтяник» Лениногорск, там мы прожили четыре года. Затем еще два года выступал за «Нефтяник» Альметьевск. Вот там Алина впервые встала на коньки. Жена с дочкой ходили на каждый матч, что в Лениногорске, что в Альметьевске. Алина фактически выросла в ледовом дворце. Другой судьбы у нее не было – только стать фигуристкой. Тем более, в Альметьевске была секция фигурного катания.

– В Ижевске вы отдали дочку в местную спортивную школу, но Наталья Антипина ее сразу не взяла в свою группу. Почему?

– Мы с ней разговаривали, просили через знакомых, чтобы Алину взяла. Но Наталья Алексеевна проявляла твердость. Однако потом понаблюдала за Алиной и позвала ее в свою группу.

– Антипина говорила, что вы в Ижевске известный спортсмен и вам трудно было отказать.

– Не думаю, что этот факт как-то повлиял на ее решение.

– Антипина назвала слагаемые успеха Алины: спортивный характер папы и неиссякаемая энергия и целеустремленность мамы. Все правильно?

– Здесь полностью заслуга мамы. У меня не было возможности много времени уделять дочери. Ей занималась Лейсан, а теща здорово помогала. Одно время в Ижевске работал только один дворец, льда не хватало. Поэтому Лейсан возила дочку за 60 километров в Татарстан, в город Агрыз. Часто два раза в день. Однажды они в аварию попали. Но жена не виновата. С второстепенной дороги неожиданно выскочила машина и ударила нашу «Тойоту» в бок, и она улетела в кювет. Чудом не перевернулась. Мы только с командой на базу заехали, и тут жена звонит: «Мы в аварию попали». Я сразу на трассу помчался. Слава богу, все обошлось, девчонки мои целы и невредимы. Машина изрядно была помята, как могли, отремонтировали.

– Как 8-летней девочке объяснить, ради чего надо так много работать?

– В таком возрасте – сложно. Ведь тогда не шла речь о каких-то результатах. Но Лейсан как-то умела настроить Алину на работу. И, конечно, сама Алина поняла, что так нужно. Если ребенок этого не поймет, никакие разговоры не помогут.

«ЖЕНА ЗВОНИЛА: «МЫ ЗАМЕРЗЛИ, АВТОБУСА ДОЛГО НЕТ»

– Как решились отпустить дочку в столицу?

– Они с Лейсан были на соревнованиях в Москве. У них оставалось время до поезда. Вот и решили показаться Тутберидзе. Алина покаталась. Этери Георгиевна сказала, чтобы приезжали после Нового года. Они тогда еле на поезд успели.

– Потом были сломанная рука и нога, и отчисление из группы Тутберидзе?

– Нога и рука были, но не в этом причина ухода из группы. Тутберидзе, видимо, не понравилось отношение Алины к работе. Пришлось перейти к другому тренеру, но там как-то не пошло. И мы приняли решение, что пора возвращаться домой. Но мои девчонки подумали, что будет ни правильно не попрощаться с Этери Георгиевной, заглянули к ней, а она сказала: «Давайте еще раз попробуем». Алина рассказывала, что на первой же тренировке у нее все тройные получались, так загорелась работой.

– Тот самый счастливый случай…

– Именно так. Очень велик вклад в эту победу Этери Георгиевны и ее команды. Без них ничего бы не было. Этери Георгиевна – глыба!

– Если по хоккейным меркам – это Анатолий Тарасов и Виктор Тихонов.

– Думаю, с обоими этими великими тренерами ее можно сравнить.

– В Москву Алина вначале поехала с мамой…

– С мамой. В первое время жили у друзей, не знали – оставят ли Алину в школе. Дорога до дворца занимала два часа в одну сторону. Возвращаться не было смысла, впереди еще одна тренировка. Поэтому там же, во дворце отдыхали, а домой возвращались ближе к полуночи. А рано утром опять на тренировку. До метро надо было ехать на автобусе, утром автобусы плохо ходили, они ждали, мерзли на холоде. Звонили мне: «Мы замерзли, автобуса долго нет». Сердце сжималось в этот момент.

Потом, когда Алину оставили, мы сняли квартиру в Москве и отправили туда бабушку, а жена вернулась, надо было заниматься младшей дочерью.

– Алина рассказывала, что на нее произвела впечатление окровавленная рубашка тренера «Ижстали» Андрея Разина.

– Кстати, Андрей Владимирович мне звонил, поздравил с победой дочки. Рубашка в клубном музее при дворце находится. Все девчонки и ребята из школы фигурного катания в этом музее бывали не раз. Это же был знаменитый матч, мы в Твери играли. Случилась массовая драка команда на команду, в том числе и тренеры участвовали. К моменту драки мы проигрывали 0:2, но в итоге выиграли. Драка и пример главного тренера так сплотили ребят. Андрей Владимирович, когда ухолил в «Автомобилист», порекомендовал меня на пост главного тренера «Ижстали», я как раз карьеру заканчивал. Руководство клуба к его рекомендации прислушалось.

– Вы наверняка мечтали играть в сборной, сыграть на Олимпиаде?

– О первой сборной не мечтал, об Олимпиаде тоже, реально оценивал свои шансы. А вот о молодежке – да, мечтал. Это было более реально. Со мной играли ребята, которых приглашали в молодежную сборную страны. Но меня не позвали.

– Вернемся к Олимпиаде. Все только и говорят о том, какую большую роль в этом успехе сыграла конкуренции между Алиной и Женей Медведевой.

– Это действительно так. Женя в жизни Алины сыграла огромную роль. Глядя, как работает Женя, а работает она всегда с полной выкладкой, все стараются за ней тянуться. Алина тоже за ней всегда тянулась.

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...