Илья Авербух: Хореограф может ставить программы даже конкурентам

В Россию пришел большой футбол, целый месяц жители нашей страны живут новостями с футбольных полей. Радует и сборная, которая впервые за 32 года смогла выйти из группы. Тем временем в Северной столице несмотря на мундиаль с успехом идет красочная постановка драматического ледового спектакля на льду «Ромео и Джульетта» с участием олимпийских чемпионов прошлых лет.

Серебряный призер Олимпийских игр 2002 года в танцах на льду, известный продюсер и хореограф-постановщик Илья Авербух рассказал об идее заложить на берегах Невы новую традицию, о шансах россиянам на международных стартах и о том, почему для него важно постоянно ставить перед собой все новые и новые вызовы. Также он рассказал почему в свое время не стал олимпийским чемпионом.

— Фигурное катание ассоциируется с зимним временем года. Неужели летом ледовые шоу пользуются успехом ?

— А почему нет? Я вообще хочу заложить традицию — привозить в Петербург каждое лето новые постановки. Это же здорово, в период Белых ночей радовать петербуржцев хорошими спектаклями. Я понимаю, что такие традиции складываются годами, так что у нас много времени впереди. Мне интересно работать в этом городе потому что я считаю Петербург флагманом культурного развития нашей страны.

— При этом вы не забывает о спорте. У вас появился новый ученик Дмитрий Алиев.

— Он все -таки прежде всего ученик Евгения Руковицына, я с ним буду сотрудничать как хореограф. Дима очень интересный фигурист. Я уже его почувствовал и мне кажется знаю в каком направлении нам нужно двигаться. Также я поставил новую программу ученице Алексея Мишина Софье Самодуровой. У нас была очень интересная работа.

— А любой ли фигурист может с вами работать?

— Я всегда открыт для всех спортсменов. Хореограф, это такой специалист, который может ставить программы даже для конкурентов. Моя задача поставить для них программу по-максимуму, раскрыть их лучшие качества.

— Последние годы у нас произошел прорыв в женском катании, но наши мальчики после ухода Евгения Плющенко пока не радуют. Есть ли свет в конце тоннеля в этой дисциплине?

— Не согласен. В прошедшем сезоне ребята показали неплохие результаты. Так, что свет в конце тоннеля точно виден. Не сомневаюсь, что следующее четырехлетие будет очень интересным. Просто у нас произошел такой компенсационный период. Появились девочки, пропали мальчики. Но сейчас ситуация выравнивается.

— А что у нас происходит в танцах? После серебра замечательной пары Ильи Авербуха и Ирины Лобачевой завоеванного в 2002 году и золотых медалей Татьяны Навки и Романа Костомарова в 2006, мы на Играх такого успеха больше не имели. Сейчас законодателями мод в этом виде программ являются американцы и канадцы, недавно появились французы. Когда же мы сможем бороться на равных за медали?

— Этот феномен связан с определенными фундаментальными вещами. Дело в том, что танцы на льду, наверное, наиболее инерционный вид фигурного катания. Если другие жанры нашего вида спорта могут довольно быстро поменять вектор своего развития, то в танцах инерция очень сильна.

Мы развивали советские танцы на льду, а потом российские в неком другом направление. В первую очередь, делали ставку на эмоциональное выступление, на технику владения коньком в обязательных танцах. В них мы были всегда сильны, но потом обязательный танец упразднили.

Европейское и североамериканское катание развивались по другому направлению. Например, школа Игоря Шпильбанда делала акцент не на эмоциональность, а на какую -то техническую составляющею — поддержки, твизлы. А когда поменялись правила появилось очень много технических элементов и эмоциональное исполнение, как говорила раньше Татьяна Тарасова «на уровне разрыва аорты» ушло на второй план.

На первый вышла техника, а мы инерционно в этом плане отставали. Потому что, те же пресловутые твизлы, которые американцы и канадцы крутили с детства, мы стали учить в более зрелом возрасте. Уверен, что наши юниорские пары, которых тренируют с детства, в скором времени вернут позиции. Я считаю у наших дуэтов Александры Степановой и Ивана Букина и у Никиты Кацалапова и Виктории Синицыной есть прекрасные шансы уже в следующем сезоне бороться с лидерами на равных. Эти ребята способны их переигрывать.

— Другие страны тоже подтягиваются, конкурентов с каждым годом становится больше….

— Это хорошо. Правда стоит отметить, что конкуренция растет за счет того, что на рубежом работают российские тренеры.

— А в России серьезная школа танцев по сути существует только в Москве. Может стоит этот вид развивать и в регионах?

— Танцы всегда были московским видом, это правда. Другие города никак себя в этом не проявляли. Хотя в парном катании всегда была сильной питерская школа, а не Москва. Одиночное катание — это была борьба двух городов. Но сейчас мне кажется ситуация меняется в лучшую сторону. Например, на моем телевизионном проекте выступал детский дует из Петербурга. Я специально их взял на детский проект чтобы поддержать петербургскую школу, а тем самым и развитие танцев.

— Как вы решились на детский проект? Не сложно ли было на него собирать участников?

— Я понимал, что в середине спортивного сезона такой проект не реально провести. Поэтому мы его организовали в конце сезона. Подключили не только детей, но и тренеров.

— К детским конкурсам мы уже привыкли. Но все-таки одно дело когда выступают просто талантливые ребята, а другое, когда они уже маленькие профессионалы.

— Я сам заварил эту кашу. Опасений было много, я не знал будут ли зрители смотреть это шоу. Ведь все-таки наши участники являются спортсменами и для них это были своего рода соревнования. Но благодаря наставникам, которые помогли детям раскрыться все получилось не плохо. Для меня это был, пожалуй, один из самых сложных энергозатратных проектов, но все кто на нем работали получили огромный опыт. Проект получился благодарным, из-за него я стал по-другому смотреть на многие вещи. Это дало мне толчок для креатива.

— Впереди у вас грандиозный проект вы будете режиссером церемоний открытия и закрытий Универсиады в Красноярске.

— Для меня это огромный вызов.

— Когда вы выигрывали Универсиаду в Испании, наверное, и мечтать об этом не могли ?

— Даже мыслей таких не было. Но я привык ставить перед собой различные вызовы, только этим я мотивирую себя на дальнейшую историю. Сначала я хотел просто попробовать организовать ледовое шоу. Попробовал — получилось. Затем возникла идея сделать тур по России, я горел этой идеей. И тоже получилось.

Затем захотелось реализовать телевизионные амбиции. Сделать такое шоу, которое бы смотрели миллионы зрителей. Потом решил попробовать себя в постановках полноценных спектаклей. Так родились «Огни большого города», «Ромео и Джульета», «Кармен». Это были уже масштабные режиссерские работы. Потом захотелось доказать, что в новогодние праздники можно не только Деда Мороза вокруг елочки показывать, а придумывать интересные новогодние сказки. Я их создал и теперь у нас настоящий бум ледовых спектаклей, которые подхватили и другие фигуристы. Я этому только рад.

Но при этом всем мне всегда хотелось доказать, что я умею делать мероприятия не только ледового характера, но и более масштабные, в которых можно совмещать большое количество жанров. И в этом направлении было сделано немало. Но получить право провести церемонию открытия и закрытия Универсиады это очень почетно. Это одна из вершин, где я надеюсь показать, что не только одними коньками умею управлять. Хотя мероприятие будет проходить в Ледовом дворце, в нем будет не много фигурного катания.

— Чем будете удивлять ?

— Креативностью, легкостью, хочется встряхнуть пыль и показать все красоты нашей страны, особенно Сибири.

— Вы все время, пытаетесь себе что-то доказать, буквально фонтанируете идеями. Не связано ли это желание постоянно принимать вызовы с тем, что в свое время вам немного не повезло в спорте. Вы не стали олимпийским чемпионом.

— Наверное, этот вопрос нужно задавать психологам. Пусть они разбираются. Но даже если это и так, то я благодарен, что в 2002 году стал серебряным призером. Потому что хуже было, если бы я выиграл золото и на этом остановился. Наверное я просто по своей сути не спортсмен, потому что спортсмен — это человек, который должен нести очень много физической нагрузки, четко выполнять все установки тренера и всегда стремиться только к медалям. Мне было очень тесно в этих рамках.

Знаете когда я был спортсменом, я будто находился в бутылке с закупоренной пробкой и должен был что-то делать внутри нее. У меня не получилось стать олимпийским чемпионом. А когда в 2002 году пробку открыли и мне сказали иди и делай что хочешь, моя энергия вылилась наружу и я стал творить. Что-то придумывать, генерировать идеями. Это ведь хорошо.

argumentiru.com

Загрузка...

Поиск
Загрузка...