Илья Авербух: Теперь Липницкая будет понимать, куда стоит идти, а куда нет (аудио)

Серебряный призер Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити Илья Авербух считает, что Юлия Липницкая вряд ли следующий раз посетит светское мероприятие, подобное тому, где она побывала после Игр в Сочи.

Русская служба новостей. 107.0 FM
Цитата: «Многие спортсмены создают своё имя и на этом живут дальше. Как таковыми предпринимателями не становятся, но они дают своё имя, получают с этого дивиденды и двигают какой-то бренд».
В гостях: Илья Авербух
Передача: Творцы
В студии: Камиль Фаткуллин

К. ФАТКУЛЛИН: Сегодня у нас в гостях Илья Авербух. Вы, Илья, единственный успешный спортсмен, который стал успешным предпринимателем.

И. АВЕРБУХ: Я думаю, что я не единственный спортсмен, если брать вообще. Но если брать ледовую историю, то, наверное, да. Но это не самое главное.

К. ФАТКУЛЛИН: Вы занимаетесь творчеством, поэтому мы и позвали Вас в эфир. А кто ещё из спортсменов может сопоставиться с Вами как успешный предприниматель?

И. АВЕРБУХ: Навскидку никто не приходит

К. ФАТКУЛЛИН: Значит единственный.

И. АВЕРБУХ: Тут самое главное, что я занимаюсь своим делом. То, в чём я являюсь профессионалом, коньки, – это большая часть моей жизни. А бизнес-проект, действительно, стал достаточно большим, и у меня большая компания.

К. ФАТКУЛЛИН: Это «Ледовая симфония»?

И. АВЕРБУХ: Да. У нас работает в общей сложности больше ста человек. В моей компании много различных направлений. Как бизнес, наверное, он один из не многих. Очень многие спортсмены создают своё имя, и на этом живут дальше. Как таковыми предпринимателями не становятся, но они дают своё имя, получают с этого дивиденды и двигают какой-то бренд. Я не занялся каким-то рестораторством или ещё каким-то бизнесом. У меня, действительно, бизнес-проект, который сам себя окупает.

К. ФАТКУЛЛИН: Даже без спонсорства и всяких импортных концернов.

И. АВЕРБУХ: Спонсорская поддержка обязательно нужна. Она тоже входит в мою менеджерскую работу. У спонсоров сейчас совсем другой подход. Это всё-таки не из прошлого «малиновые пиджаки», которые могли осчастливить тебя и исчезнуть. Спонсору интересно сотрудничество с сильными брендами, взаимовыгодное сотрудничество, где он получает достаточно серьёзную информационную поддержку, и, конечно, спонсоры тянутся, идут к сильным брендам, кто по имиджу им подходит.

К. ФАТКУЛЛИН: Кто у Вас конкурент на рынке? Плющенко?

И. АВЕРБУХ: Нет, это несколько другая история. У нас пока нет конкурентов как таковых. Естественно, что возникают различные ледовые шоу, мероприятия, но главное отличие моих проектов в том, что я являюсь не только человеком, который позвал участников, а я создаю программы, являюсь и хореографом, и постановщиком. Тогда получается законченный проект, законченный спектакль, и для меня это очень важно.

К. ФАТКУЛЛИН: Вы сами на коньки встаёте?

И. АВЕРБУХ: Я сам не выступаю в шоу. Я считаю, что мне достаточно роли режиссёра. Конечно, ставлю всё и придумываю на коньках.

К. ФАТКУЛЛИН: Кто, напомните, сейчас в «Ледовой симфонии» из первых лиц фигурного катания.

И. АВЕРБУХ: Мы постоянно омолаживаем состав, но, в общем, есть те, кто всегда со мной долгие годы. Это Татьяна Навка и Роман Костомаров, Алексей Ягудин, Татьяна Татьянина и Максим Маринин. Все люди, которых я перечислил, — это олимпийские чемпионы, многократные чемпионы мира. В этом году к нам присоединилась, и сейчас в Москве будет выступать, в ряде городов, Юлия Липницкая, с которой я тоже работал в этом году. Максим Ковтун выступает тоже в нашем коллективе. Конечно, есть ещё ряд талантливых и известных фигуристов, таких как герои телепроектов, двукратные чемпионы мира Маргарита Дробязко и Повилас Ванагас.

К. ФАТКУЛЛИН: Это «Танцы на льду» или «Звёзды на льду»?

И. АВЕРБУХ: Да, Альбена Денкова и Максим Ставиский. У меня достаточно серьёзный состав.

К. ФАТКУЛЛИН: Что касается Ковтуна и Липницкой, им ещё выступать и выступать на чемпионатах, на олимпиадах. Насколько участие в коммерческих шоу вредит их карьере?

И. АВЕРБУХ: Я уверен, что не вредит, поскольку время, когда они выступают, очень регламентировано. А выступают они исключительно по окончании сезона. Я думаю, что это им только помогает. Ледовые шоу эмоционально раскрепощают, потому что у спортсмена реально в сезоне 6 стартов.

К. ФАТКУЛЛИН: Это чемпионат России, чемпионат мира?

И. АВЕРБУХ: Да. Это несколько этапов гран-при, финал гран-при и, в общем, чемпионаты Европы и мира. Причём старты очень ответственные, поэтому человек очень мобилизован и, в первую очередь, мобилизован на прыжки, на элементы. В шоу ты можешь себе сбавить планку сложнейших элементов, но при этом научиться выступать. Плюс через шоу зрители узнают своих героев, а это тоже очень важно.

К. ФАТКУЛЛИН: Пока происходит наоборот. Сначала узнают своих героев из телевизора, а потом уже приходят на шоу.

И. АВЕРБУХ: Конечно, но одно дело узнал их из телевизора, а потом пришёл. Но если мы говорим про Липницкую, Ковтуна, Сотникову и прочих, мы их тоже видели только по телевизору. Одно дело, когда ты их видишь где-то далеко, другое дело, когда они близко. Это очень важно, чтобы этот контакт со зрителем наладился. Плюс, конечно, финансовая составляющая. Иногда так кажется, прямо золотой дождь сыпется на ребят. Вот они проехали, ласточки, и их уже озолотили. Конечно, в этом году отличная поддержка послеолимпийская и финансовая.

К. ФАТКУЛЛИН: Машины подарены.

И. АВЕРБУХ: Там, действительно, очень хорошо наших ребят обласкали, очень заслуженно. Но, в общем, жизнь всё равно продолжается.

К. ФАТКУЛЛИН: До следующей Олимпиады ещё 4 года.

И. АВЕРБУХ: Век спортсмена очень короток, и в данной ситуации я считаю, что здесь одни плюсы. Конечно, если бы мы дёргали ребят на какие-то ледовые мероприятия перед стартами, хотя я считаю, что в начале сезона откатать новую программу, показать – это тоже очень полезно.

К. ФАТКУЛЛИН: Уточнить хочу по зарплате. Цифры спрашивать не буду, но у Ковтуна, Липницкой одинаковый гонорар?

И. АВЕРБУХ: Здесь коммерческая тайна. Гонорары исходят из статуса, это титул, в первую очередь, плюс коммерческая составляющая. Чьё имя больше всего собирает зрителей, на чьё имя идут, тот и получает больше.

К. ФАТКУЛЛИН: Получается, условно, на Ковтуна, который на Олимпиаду не попал, придёт больше людей, и он может получать больше, чем Сотникова, которая стала олимпийской чемпионкой.

И. АВЕРБУХ: Теоретически, конечно, возможно. Сейчас любой вспомнит Игоря Бобрина. Он своё имя сделал, в основном, на шоу. Он не был призёром чемпионата мира. Может, я сейчас ошибаюсь, чемпион Европы. К Олимпиаде точно не был никогда близок. Но в любом случае, мы его знаем, мы его любим, в основном, за его показательные номера, за его выступления в шоу. Я уверен, что приглашения Игоря Бобрина, несмотря на то, что он по титулу проигрывал многим более именитым, было, действительно, очень выгодным для организаторов.

К. ФАТКУЛЛИН: Он в паре с Бестемьяновой?

И. АВЕРБУХ: Нет, Игорь Бобрин одиночник. В паре с Бестемьяновой был Андрей Букин.

К. ФАТКУЛЛИН: Они из одного поколения. И из одного, кстати, шоу на канале «Россия».

И. АВЕРБУХ: Они из одного поколения и из одного шоу. Они работают в ледовом театре.

К. ФАТКУЛЛИН: Букин и Бестемьянова – это ваши конкуренты.

И. АВЕРБУХ: Это театр ледовых миниатюр под руководством Игоря Бобрина, который долгие годы первым прорубил окно вместе с Татьяной Тарасовой. Был ещё театр «Все звёзды». Работали вместе. Эта целая история. Потом разошлись. Но, так или иначе, они прорубали это окно в шоу. Потом всё скисло на 15 лет. И вот дальше мы подхватили это знамя.

К. ФАТКУЛЛИН: Так совпало, что я начал фанатеть от фигурного катания в 1998 году. Я хорошо помню Ваш костюм, когда Вы выступали под «Иисус Христос – суперзвезда» в Нагано. Я помню ещё костюм победителя Оксаны Грищук. Она была с белым крестом. Почему она, кстати, у Вас не выступает? Она уехала в Голливуд, насколько я помню.

И. АВЕРБУХ: Оксана Грищук решила кардинально изменить свою жизнь. Во-первых, она действительно была очень сфокусирована на США, пыталась сделать голливудскую карьеру. В какой-то момент у неё был такой приоритет.

К. ФАТКУЛЛИН: Поменяла имя Оксана.

И. АВЕРБУХ: К сожалению, да. Там целая история, почему она поменяла имя. Они отчасти были очень похожи с другой великой фигуристкой Оксаной Баю. Даже немножко внешне они подходили, и бум Баю в Америке был сумасшедший. Иногда получалось, что их немножко путали. Оксана Грищук поменяла имя. Девушка очень экстравагантная, очень яркая. У нас не срослось, потому что она всё время в Америке. Она участвовала тоже в нескольких телевизионных проектах. У нас разные мировоззрения.

К. ФАТКУЛЛИН: Хочу вспомнить о Вашем сотрудничестве с «Первым каналом». Дело в том, что когда начались эти проекты «Танцы со звёздами», они ещё на паркете танцевали, я работал на телеканале «Россия» и сотрудничал с людьми, которые делали танцы на паркете. Мне рассказывает девушка, что звонит человек, говорит «давайте сделаем то же самое, только на льду». И вот человек, который принял этот входящий звонок, он не понял, кто такой Илья Авербух, и поэтому Илья Авербух обиделся и пошел на «Первый канал». Это корректная история? Это правда, что вы вначале позвонили на канал «Россия», чтобы предложить им проект?

И. АВЕРБУХ: В общем-то, есть в этом зерно, потому что, действительно, я предложил именно этот проект, и я встречался даже. Наверное, всё-таки поняли кто такой Илья Авербух. Другое дело в подходе, который предлагался потом на канале «Россия». В данный момент проект лицензированный. Проект, который мне позволили делать на «Первом канале», дал мне огромную возможность для творчества, для изменения каких-то правил, вещей. Я нисколько не жалею, что у меня так случилось.

К. ФАТКУЛЛИН: Просто это удивительная история. Вы звонили, это был входящий звонок от олимпийского практически чемпиона. Это был входящий звонок на уровне секретаря. У Вас не было уже этой мохнатой лапы?

И. АВЕРБУХ: Нет, абсолютно. Это вообще всё создавалось абсолютно обычно.

К. ФАТКУЛЛИН: Своим лбом. Вижу шишки практически на этом лбу.

И. АВЕРБУХ: Да. Опять же это всё иллюзия. Вот мир раскрывает свои объятья. Он раскрывает их на несколько дней, пока тебя поздравляют.

К. ФАТКУЛЛИН: Пока выходят в эфир, журналы пока выпускаются с обложками.

И. АВЕРБУХ: И журналы и обложки не сильно тебя продвигают реально к каким-то этапам становления карьеры. Это такой хороший фон, который ты можешь использовать.

К. ФАТКУЛЛИН: Вы сейчас успешный предприниматель, а есть какие-то далеко идущие цели? Может быть, связанные со всей Россией, на уровне всего мира, планетарного масштаба.

И. АВЕРБУХ: Цель у меня одна, она уже стоит несколько лет. Я очень надеюсь, что мне удастся создать именно стационарную площадку. Главное, чтобы это стационарное шоу стало по-настоящему визитной карточкой нашей страны. Это совершенно не зазорно мечтать, думать и планировать, тем более, что базируясь на той любви и на том высочайшем уровне именно фигурного катания. Более того, это шоу не только фигурного катания. Сейчас любой шоу-спектакль – это всегда интеграция различных направлений и всего остального. Я бы хотел, чтобы мы были не бесконечными потребителями чужих западных проектов, потому что 90% того, что мы видит российский зритель — это адаптация, перевод, лицензии. Очень мало, кто работает в направлении создания в России таких масштабных мероприятий. По большому счёту работают только мои большие друзья Эдгар и Аскольд Запашные в своём цирковом направлении. Я работаю в ледовом направлении, где мы ставим перед собой цели доказать, что мы можем делать не только хуже, но и лучше

К. ФАТКУЛЛИН: То есть будет своеобразный такой Цирк дю Солей из Канады, который приезжал.

И. АВЕРБУХ: Я специально не говорил про этот бренд, хотя видите, он олицетворяет Канаду отчасти. Висит там Riverdance, мы сразу понимаем, что это Ирландия. Я знаю, что такие проекты готовят и трёхлетиями и пятилетиями. Я считаю, что, в первую очередь, нужно делать продукт. Нам очень необходимы место и площадка, где это можно реализовать. Ждать без конца, когда она упадёт, невозможно. Надо что-то делать. Первой ласточкой такого спектакля были «Огни большого города», который очень успешно до сих пор идёт, но впереди, конечно, новые свершения.

К. ФАТКУЛЛИН: Мы желаем Вам в этом удачи. Подключаю наш телефон.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Екатерина Григорьевна. Я просто восхищаюсь Ильёй. Желаю всего лучшего, доброго, здоровья, счастья.

И. АВЕРБУХ: Спасибо большое.

К. ФАТКУЛЛИН: Алло, добрый день.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Лариса, у меня не вопрос, а тоже восхищение Ильёй. Когда он выступал, какое бы место ни занимал, он у меня всегда был первый. Хочу вас благодарить за то, как Вы вели выступление, как комментатор на соревнованиях. Это настолько было познавательно и профессионально.

И. АВЕРБУХ: Я уже напрягаюсь, боюсь. Во-первых, я хочу пригласить Ларису. У нас 27 числа будет большой гала-концерт. Мы не хотели разыгрывать никакие билеты. Если Вы дозвонитесь обратно по этому телефону, мы обменяемся данными. Я с удовольствием приглашаю Вас. Именно готов Ларисе и Екатерине передать 2 билета каждому, потому что одному идти скучно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Почему Вы как некоторые другие совершили героический поступок и эмигрировали куда-то на Запад? Можно ли допустим фигуристов научить играть, чтобы они с гитарами или инструментами ездили, играли какой-то психоделический рок или, допустим, попсу и так далее? Вопросик ведущему – почему бы не сделать по телефону, можно это или нет, допустим, переговоры перед какими-то концертами с ведущими музыкантами, чтобы они о концерте будущем рассказали?

И. АВЕРБУХ: Дело в том, что когда мы тренировали уже такую финальную часть карьеры в США, и связано это было с тем, что негде было реально работать в России многим нашим российским тренерам. В частности, моим олимпийским чемпионам Натальи Линничук и Геннадию Корпоносову предложили работать в США. Они поехали, но поставили условие, что они возьмут с собой свои пары. Я попал в число этих пар. Мы вместе с Ириной Лобачёвой тренировались в США достаточно долго, 8 лет. Я в принципе всё для себя понял, и с большим уважением отношусь к США. Это, действительно, могущественная держава. Но я уже тогда понимал, что ни дня не останусь в Америке. Не потому, что что-то плохое мне там сделали. Это самый эгоистичный подход. Для моей самореализации я хочу реализовываться дома. Это потом переросло в действительно такой хороший патриотизм, который связан с тем, что нам многое обещали. «Возвращайтесь, для вас будет всё создано». В этот момент, когда мы вернулись, когда надо было создавать и звонить самому и везде. Всё равно это мой дом. Это страна, где я вырос. Это не пустые слова. Страна, в которой я могу самореализоваться гораздо глубже и обширнее, нежели за рубежом, поэтому для меня этот вопрос никогда не стоял. Более того, на одной из таких положительных миссий, на одной из таких шоу-программ, телепроектов мне удалось практически вывести оттуда весь цвет обратно в Россию. Это был весь цвет российского фигурного катания, который уже осел, обзавёлся домами, лужайками, собачками, кредитами. Из всей этой западни они вырвались, и сейчас выступают для нашего зрителя, для наших почитателей. И я даже мысли не держу и действительно считаю, что патриотизм это не пустые слова. По-настоящему надо реализовывать себя там, где ты родился.

К. ФАТКУЛЛИН: У вас есть сын Мартин. Как Вы в нём воспитываете этот патриотизм? Рассматриваете ли Вы вариант, что он будет учиться за границей?

И. АВЕРБУХ: Я не исключаю различных вариантов, потому что мир глобален, и учиться мы должны везде. Я говорю о патриотизме, но не надо путать его с некоей обособленностью, которая тоже у нас немножко присутствует, что давайте ото всех закроемся, никто нам не нужен. Это абсолютно неправильно. Мы должны быть открытой страной, какой стремились быть в 1990-х. Я всячески приветствовал это и был одним из участников баррикад перед Белым домом. Меня это очень сильно задевало, хотелось изменений в России. Я рад тем изменениям, которые происходят в нашей стране и сейчас происходят. Мы по-прежнему должны быть частью цивилизованного мира, но, конечно, с отстаиванием своих позиций. В данной ситуации, если я почувствую, что Мартину лучше учиться за рубежом, и он что-то недополучает здесь, то постараюсь это сделать. Но в данной ситуации он учится в России, в Москве. У него очень хорошие педагоги. Я очень благодарен вообще всем учителям, потому что это одна из благороднейших профессий, Слушателя вообще волнует вопрос концертов, музыки. Из фигуристов у нас поёт только Сашка Жилин, который спел в проекте «Две звезды». Его с гитарой многие видели. У нас фигуристы в основном идут в актёры. Вот Лёша Ягудин, Алексей Тихонов, они выступают на сцене с театральными постановками.

К. ФАТКУЛЛИН: Но их имена, как актёрские не гремят.

И. АВЕРБУХ: Конечно, потому что, в первую очередь, каждый должен заниматься своим делом. Конечно, я их не осуждаю. Я всячески приветствую, потому что это очень хорошо, когда человек развивается. Алексей Ягудин, на мой взгляд, стал действительно профессиональным телеведущим, как и Ирина Слуцкая. В частности, ведущая «Первого канала». Надо развиваться, надо меняться. Но всё-таки, конечно, по-настоящему профессионалы мы на коньках.

К. ФАТКУЛЛИН: Лариса говорила, что ей понравилось, как Вы комментировали выступление наших фигуристов. Почему раньше наши каналы не дошли до этого? До сих пор часто комментируют церемонии открытия закрытия и выступления наших спортсменов люди непрофессиональные, не пришедшие из спорта.

И. АВЕРБУХ: Я думаю, что сейчас ситуация меняется. Да, был момент, когда зачастую ты слушал комментарии и удивлялся, что человек говорит. Сейчас ситуация с фигурным катанием изменилась. Практически я видел все репортажи с Олимпиады. Они все проходили в сотрудничестве профессионального комментатора. Это очень важно.

К. ФАТКУЛЛИН: Кстати, наконец-то последние годы у нас перестали комментировать во время самого выступления каждое движение спортсмена и комментировать всю его историю, всю его биографию. Вот это меня бесило в частности в Нагано.

И. АВЕРБУХ: Вот здесь я с Вами абсолютно соглашусь, и немножко себе лавров принесу, потому что я абсолютно ставил чёткие условия. Мы молчим, не говорим ни слова, пока идёт номер, потому что человек начинает, должен войти в состояние, что-то говорят, бубнят. Вот здесь, конечно, у нас комментаторы грешат. В частности, ребята, которые приходят комментировать, фигуристы. Им тоже очень хочется донести много информации, рассказать каждый прыжок, попытаться его объяснить, и из-за этого уходит ощущение программы. Убеждён, что всегда надо писать табличку «пока человек катается, мы молчим». У тебя достаточно времени до оценки рассказать всё, что надо. Хоть и маленькое, но всё равно произведение искусства, и нельзя поверх него самоутверждаться своими речами. Я никогда не говорил ни на одной программе

К. ФАТКУЛЛИН: А вы затыкаете комментаторов?

И. АВЕРБУХ: Нет, я показываю кулак.

К. ФАТКУЛЛИН: Как это мило. Читаю sms-сообщение: «Дошло ли до Юлии Липницкой обращение из школы самбо»?

И. АВЕРБУХ: Я действительно не в курсе, но я уверен, Юля трогательно относится к своим болельщикам, и её сейчас, действительно, все готовы носить на руках. Я видел несколько раз, как Юля встречалась с учениками школ. Я уверен, что она всё получила и могу заранее сказать, что она благодарна, потому что она всё это хранит. И вот мы выступали на нескольких шоу, ей дарят море игрушек, цветов, и она никогда это всё не оставит в раздевалке. Всё берёт с собой, всё везёт.

К. ФАТКУЛЛИН: По поводу Юлии Липницкой, Вы, наверное, в интернете встречали этот ролик, когда после Олимпиады фигуристов и вообще медалистов, когда куча наряженных, напомаженных обступает фигуристов. А у фигуристов глаза огромные глаза, как у деток, в том числе, Юлия Липницкая, которая абсолютно по-взрослому отвечает на глупые вопросы ведущих. Откуда у неё это? У Вас есть понимание, как это так получилось? Это ребёнок индиго?

И. АВЕРБУХ: Я не думаю, что здесь надо так глубоко копать про то, что она индиго. Действительно эпатаж, блёстки, какая-то потеря стержня, во многом захлестнувшая шоу-бизнес. Когда люди сначала в это игрались, а потом так заигрались, что уже почву под ногами потеряли. И тут приходит человек с абсолютно таким чётким сознанием, у которого главные приоритеты тренироваться, создавать, работать. Я уверен, что внутренне она относится к этому с каким-то уважением. Это другой мир, и она приходит туда в этот мир такая открытая и честно отвечает по-взрослому, потому что она с большим уважением и серьёзностью относится к этому миру. Мы только начали сотрудничать с Юлией в плане не только хореографии, постановки, но ещё и вещей, куда надо ходить, куда не надо ходить. Откровенно её позвали, она пошла, теперь я думаю, что она будет понимать, куда стоит идти, а куда нет.

К. ФАТКУЛЛИН: Я напомню, может быть, кто-то этот видеоролик не видел. Там говорится «можно я уже получу подарок и пойду отсюда, когда мне можно будет встать и уйти». И Лена Ленина что-то ей пытается объяснить, что «это шоу-бизнес, деточка, давай, фотографируйся в эту сторону, в эту». По поводу женского фигурного катания хочу немного расширить. Это же впервые в истории нашего отечественного фигурного катания мы заняли, мы получили золото в женском одиночном катании? Значит ли это, что у нас произошёл перелом с мужского на женское?

И. АВЕРБУХ: У нас целая плеяда замечательных талантливых девушек. Я могу сказать, что точно произошёл. Следующее четырёхлетие будет проходить под вектором российского женского одиночного катания и внутренней борьбы наших девчонок друг с другом. Вы сказали Сотникова, правильно, Липницкая. Дальше идёт Лена Родионова, которой 14 лет, и она дважды выигрывает юниорский чемпионат мира, дважды была на взрослых этапах гран-при. Талантливая, очень артистичная девушка. Дальше идёт ещё целая армия.

К. ФАТКУЛЛИН: Мы последние лет 50 были лидерами, никогда не было золотых олимпийских медалей, даже, по-моему, серебро было одно за всю историю.

И. АВЕРБУХ: В женском одиночном катании Ира Слуцкая.

К. ФАТКУЛЛИН: И то уже в российский период, не в советский. Почему?

И. АВЕРБУХ: Такая вот волна пришла. Отчасти такой взрыв делает конкуренция. Так получилось, что вместе совпали достаточно неплохое количество талантливых девушек, и они начали друг друга подгонять, толкать. Как в частности самая легендарная борьба Женя Плющенко и Алексей Ягудин. Тут уже кому, что больше нравится, но это была борьба, которая была между двумя титанами фигурного катания. По большому счёту, набор, который сейчас в Сочи был, он был слабее, чем то, что делал Лёшка Ягудин, когда он выиграл в Солт-Лейк-Сити, когда Лёша и Женя шли на два четверных, как минимум, делали каскады сложнейшие.

К. ФАТКУЛЛИН: Когда первый уходит, второй, в общем-то, тоже сдувается.

И. АВЕРБУХ: Когда нет вот такой битвы внутри страны, то она немножко накал свой теряет. У нас сейчас действительно будет битва, и есть надежда, что никто не сможет почивать на лаврах, потому что как только ты чуть расслабишься, тут же вторая заменит тебя.

К. ФАТКУЛЛИН: Там же ещё лестница знаменитая в фигурном катании. Даже если ты очень знаменит, мудр, хорош и прыгаешь выше всех, всё равно должен пройти.

И. АВЕРБУХ: Это было чуть раньше, сейчас же Вы видите, Липницкой — 15, Сотниковой – 17. Приехали и победили.

К. ФАТКУЛЛИН: Лестницу смели. Чтобы Ковтун у нас хорошо выступал, нам надо ему конкурента найти.

И. АВЕРБУХ: Конечно, виртуально для него конкурент был Женя Плющенко, и, в частности на чемпионате России он его обыграл. И я думаю, весь сезон он соревновался именно с Женей. Я считаю, что Ковтун показал себя настоящим бойцом. Он занял своё 4 место.

К. ФАТКУЛЛИН: Ему 18 лет всего.

И. АВЕРБУХ: Да, и мы сейчас вместе, он выступает в моём коллективе. И я вижу, что потенциал у парня огромен.

К. ФАТКУЛЛИН: Ковтун должен был ехать на Олимпиаду?

И. АВЕРБУХ: Я думаю, что случилось так, как случилось. Сейчас уже ворошить это не стоит. Думаю, если бы я был на месте Федерации фигурного катания, я бы принял тоже такое решение, потому что объективно главное, где мы могли рассчитывать на медаль. Это был командный турнир. Женя Плющенко всё-таки, конечно, более опытный боец. Надёжность главное, потому что Ковтун мог как взлететь, так и всё завалить, и мы бы потеряли много очков. Я думаю, что, в общем, решение было абсолютно правильным.

К. ФАТКУЛЛИН: Что касается командного турнира, есть ли у нас шансы, что в следующем году не будет этого олимпийского вида?

И. АВЕРБУХ: Это неизвестно никому. Конечно, для нас этот турнир – это большой подарок. Просто объективно его нужно абсолютно точно дорабатывать. Его надо менять. В тех правилах, каких он существовал, он не будет существовать, потому что эти правила практически гарантировали результат уже после первого дня. Они просто не сбалансированы. И главное, что теряется интрига, когда ждёшь финала, все начали выставлять просто вторые и третьи составы, потому что уже всё было понятно и после первого дня. Сама идея очень интересная, но ее просто надо так сделать, чтобы как можно больше стран имели возможность по-настоящему бороться в командном турнире. Здесь изначально было настолько предопределено, что есть только три страны, которые могут физически выставить более-менее сбалансированный состав на три команды. Получается, если ты попал в команду, то ты призёр Олимпиады. Наверное, это не совсем правильно.

К. ФАТКУЛЛИН: Не надо менять правила, меня, в принципе, всё устраивает. Илья, я Вам желаю удачи, во-первых, Вашим подопечным в спорте и Вашему шоу «Ледовая симфония».

И. АВЕРБУХ: Я в свою очередь хочу пригласить всех любителей 27 апреля, где вы увидите Юлию Липницкую, Аделину Сотникову, Лёшу Ягудина. Мы празднуем наши 10 лет. Будет созвездие фигуристов. 27 числа все в Лужники.

www.rusnovosti.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...