Ирина Роднина: «Прекрасно, что у нас есть Липницкая и Сотникова»

Трехкратная олимпийская чемпионка Ирина Роднина приехала в Казань в качестве президента Федерации школьного спорта России на второй международный фестиваль школьного спорта стран СНГ. В понедельник в здании Поволжской академии спорта прошли круглый стол и пресс-конференция, а затем состоялось торжественное открытие стартов школьников. Корреспонденту «БИЗНЕС Online» удалось побеседовать с прославленной фигуристкой.

«СТАНИСЛАВ ЖУК ГОВОРИЛ, ЧТО РАБОТАТЬ С ДЕВУШКАМИ, ЭТО КАК КОТА В МЕШКЕ ПОКУПАТЬ»

— Ирина Константиновна, чем вам запомнился завершившийся сезон в вашем родном виде спорта?

— Мне запомнилось и больше всего понравилось, что в российской команде превалировала молодежь. У нас никогда столь молодой команды не было. Понравилось их умение полностью отдаться борьбе идти на результат, который необходим нашей сборной. И в одиночном женском катании у нас такой урожай спортсменок, такая длинная скамейка, что это даже становится страшновато.

— Помимо тех, кто выступал в нынешнем году это залечивающая травму Туктамышева, юные Радионова и Саханович, которым в следующем году можно будет выступать по взрослым. И еще с квартет одиночниц высокого уровня.

— Да, и те, кто запомнился нашим болельщикам по итогам соревнований нынешнего года (Аделина Сотникова, Юлия Липницкая, Анна Погорилая, – ред.). Притом, что больше трех участниц заявить на старт мы всё равно не можем. Естественно, те, кто не будет попадать в состав сборной, могут искать выход из ситуации. А он состоит в том, чтобы выступать за команды других стран. С точки зрения развития мирового фигурного катания это может стать подспорьем, конкуренция вырастет в разы, а для нас будет таить опасность в том, что мы уже можем наблюдать в других видах спорта, когда медали на соревнованиях выигрывают экс-россияне. Наши одиночницы уже сейчас борются на равных, идут такой плотной группой. И в дальнейшем там будет жестокая конкуренция большого количества спортсменок, практически ровесниц.

Очень хорошая ситуация и в парном катании. Был момент, когда ослабла внутренняя конкуренция, но после Олимпиады Ванкувера она у нас снова есть. Как результат – итоги Олимпиады. Что касается танцев, то в это межсезонье там происходили определенные изменения, имеется в виду участников дуэтов, но я так думаю, что любой распад может повлечь за собой определенный подъем. У каждого из членов распавшихся пар есть желание доказать, что они приняли правильные решения.

— А с чем связана столь массовая смена партнёров, как в парном катании, так и в танцах.

— Не знаю. Я не нахожусь внутри команды, не внутри федерации, чтобы дать вам ответ на этот вопрос.

«КРУПНЫЕ, КРЕПКИЕ МАЛЬЧИКИ УХОДЯТ В ПАРНОЕ КАТАНИЕ»

— И наиболее проблемное для российского фигурного катания мужское одиночное катание. Максим Ковтун, Артур Гачинский — вот и всё, что дали урожайные для женского одиночного катания 90-е годы. В остальном же, в строю заслуженные ветераны Сергей Воронов и Константин Меньшов. И это на предстоящий олимпийский цикл.

— Если говорить о работе, то девочки у нас одновременно и более старательные и более послушные. И более уравновешенные, хотя, я вспоминаю, как знаменитый наставник Станислав Жук говорил, что работать с девушками, это, как кота в мешке покупать. Но за последние годы, примерно за 20 последних лет, можно наблюдать, как женское одиночное катание становится более стабильным.

Потом девушки раньше могут заявлять о себе. Для демонстрации настоящего мужского катания необходимо немного другая физическая готовность, другие навыки и уровень мастерства. А у нас всегда была линия, что крупных, крепких ребят тут же отбирали в парное катание.

— Вы упомянули Станислава Жука, который с 1980 года начал работать с воспитанником казанского фигурного катания Александром Фадеевым. Спустя 34 года Казань более пристально следит за фигурным катанием, благодаря тому, что в парном катании у нас подготовили Евгению Тарасову, которая катается с Владимиром Морозовым. Второе место на Универсиаде, восьмое на чемпионате России. Что вы можете сказать об этой паре?

— Я ее знаю, но…Вы же сами сказали про восьмое место на России. Им еще надо работать (улыбается).

— Вы свою тренерскую работу закончили, приведя к титулу чемпионов мира чешскую пару Коваржикова-Новотны. Работу с ними вы не связывали с тем, что вашими первыми еще детскими тренерами в Москве были чешские наставники?

— Нет, просто судьба так распорядилась, что я работала с Радкой и Рене.

ЕСЛИ ДЕТИ НЕ НАЙДУТ РАДОСТИ В СПОРТЕ, ОНИ НАЙДУТ ИХ В ПРОТИВОПРАВНЫХ ПРЕПАРАТАХ

— Расскажите о стартах, которые пройдут в Казани под эгидой второго международного фестиваля школьного спорта стран СНГ.

— Наши старты мы специально называем «Фестивалем», а никак иначе. Потому, что это старты школьников из общеобразовательных школ, а не учащихся ДЮСШ, СДЮСШОР. Что касается самого фестиваля, то он проходит второй раз, в прошлом году состоялся в Московской области.

У нас несколько иная задача – привлечь как можно больше детей к регулярным занятиям физкультурой и спортом. Плюс контакты друг с другом. Дело в том, что уже выросло поколение, представители которого родились в своих странах. У нас уже нет с ними общей истории, общего образования, они уже не знают русского языка, который был языком межнационального общения в Советском Союзе. Вот мы и возрождаем это общение. В свое время Вячеслав Фетисов заметил, что, если дети будут дружить между собой, то нам, взрослым, ничего не останется, как также налаживать сотрудничество. Помимо этого – занятия спортом это изначальное правовое образование. В каждом виде спорта есть свои правила и регламенты соревнований, которые ты, волей-неволей, должен знать и принимать.

— Давно образовалась ваша федерация?

— В 2008 году мы впервые, после образования российского государства, получили средства из федерального бюджета. Тогда это была сумма в 240 миллионов рублей на проведение детских массовых соревнований. Ничего особенного не придумывая. Мы взялись за возобновление тех соревнований, которые проводились в СССР под эгидой комсомола.

Этот проект осуществлялся через содействие партии «Единая Россия», с помощью Бориса Грызлова. Когда мы отчитывались за проведенные соревнования, то отмечали, что самое сложное для нас было «войти» в школы. Это достаточно консервативные структуры. Тогда нам и было предложено создать федерацию школьного спорта. Общественную организацию, которая при содействии двух министерств – спорта и образования, могла бы проводить эти соревнования. У нас был такой быстрый отзыв из стран бывшего СССР. Одни из первых, кстати, прибалты откликнулись, как ни странно.

— Один из главных судей ваших сегодняшних стартов, олимпийский чемпион 1972 года Иван Едешко на «Финале четырёх» международной студенческой баскетбольной лиги заметил, что по накалу матч был вполне достойным. Но по количеству зрителей… На финале «мартовского безумия» в США собралось 79 тысяч зрителей, на финале «апрельского безумия» в казани – 500 человек. Когда мы сможем соизмерять количество зрителей на наших школьных и студенческих соревнованиях?

— Не надо сравнивать наш и американский студенческий спорт.

— Но равняться же можно…

— Сравнивать нельзя. Пока у нас министерство образования такой предмет, как «физическое воспитание» с большим трудом воспринимает. А в Америке более 50 лет назад изменили школьную систему образования. Почему? Во-первых, они начали здорово отставать от Европы, и, прежде всего, Советского Союза. Во-вторых, их подрастающее поколение открыло для себя наркотики. Это чистая физиология. Если мы до 13 лет ребенка не приучим самостоятельно вырабатывать эндорфин, или гормон радости, который вырабатывается при регулярных физических нагрузках, то, после 13 лет этот ребенок без всяких тренировок, нагрузок, и прочих распадов аминокислот в организме, будет искать эндорфин в алкоголе, табаке, и, в конечном счете, в наркотиках. А занятия спортом помогают перед ребенком выстраивать определенный барьер.

Джаудат Абдуллин, sport.business-gazeta.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...