Как Коляда напугал Ханю

Мужской турнир завершился в пятницу двойным потрясением: чемпионом мира во второй раз подряд стал испанец Хавьер Фернандес, опередивший олимпийского чемпиона Юдзуру Ханю почти на двадцать баллов, а впервые выступающий в мировом первенстве Михаил Коляда завершил соревнования с четвертым результатом.

Вспоминая однажды об одной из своих зимних Олимпиад, Татьяна Тарасова стала рассказывать мне о том, как в биатлоне победила советская эстафета на заключительном этапе которой бежал Александр Тихонов. Тренер тогда сказала: «Помню, что это меня совершенно потрясло. Тихонов был весь черный, когда добежал до финиша. Убегал на этап живой человек, а прибежал совершенно мертвым. С черным лицом. Но – первым!»

Точно так же в Бостоне меня поразил Михаил Коляда. В ту секунду, когда фигурист закончил свою произвольную программу, лица на парне не было вообще. Была лишь застывшая от безумного напряжения маска: абсолютная отрешенность во взгляде, дикая усталость и не единой эмоции, словно человек в этот самым момент выходит и глубочайшего транса.

Сказать, что блестящее выступление Михаила оказалось совсем уж внезапным, было бы неправдой. В середине дня мне в почту упало коротенькое сообщение от Валентина Николаева, которого я попросила поделиться впечатлениями после заключительной мужской тренировки. «Вполне вероятно, что вечером случится сенсация, – писал тренер. – Сменится лидер российской команды. Коляда может быть в призах».

Теоретически подобный расклад не имел ни одного шанса состояться. О каком уровне результата можно всерьез вести речь при том, что центром обсуждения является парень, впервые попавший в сборную и имеющий в своей произвольной программе один четверной прыжок? Более того, сам спортсмен, несмотря на очевидный успех в короткой программе (там Коляда стал шестым), рассуждал о своих шансах предельно трезво. Мол, понятно, что о соперничестве с первой шестеркой речь не идет, но вот с обоими американцами можно попробовать и побороться. Удастся сохранить шестую позицию – будет вообще здорово.

Чем выше накал борьбы, тем чаще случается непредвиденное. Из своей не бог весть какой сложной по контенту и построению программы подопечный Валентины Чеботаревой вытащил абсолютный максимум. Ему никто не помогал – ни судьи, ни соперники: к тому моменту, когда дебютант вышел на лед, в промежуточной итоговой таблице уже значились не самые простые для штурма результата – американцев Адама Риппона, Макса Аарона и Гранта Хохштейна. Как Коляда сумел со всем этим справиться? Я не знаю.

Непредвиденное же заключалось в том, что именно российский спортсмен заставил дрогнуть самого грозного бойца элитного мужского подразделения – Юдзуру Ханю.

Выступать после того, как соперник на твоих глазах получил максимально возможные оценки – одно из наиболее сложных соревновательных испытаний для спортсмена. Просто не верилось, что в эту же ловушку может угодить японец: весь нынешний сезон олимпийский чемпион доказывал миру, что нервов у него нет, а возможности безграничны. Поэтому все то, что происходило в исполнении японца на льду бостонской арены, не лезло ни в какие ворота.

Технически Ханю откатался отнюдь не провально: коснулся рукой льда на первом четверном прыжке, не очень уверенно выехал со второго, а вот на третьем, к которому во чтобы то ни стало должен был цеплять каскад, чтобы четверной сальхов не засчитали, как повтор, упал, оставшись и без каскада и со значительной потерей баллов. Прочие элементы были выполнены без привычного Ханю блеска и без намека на настроение, да и с большим количеством погрешностей. Не «день Бекхэма», другими словами.

Зато это день стал «днем Фернандеса». Испанцу не удалось отобрать у японца мировой рекорд (в финале «Гран-при» в Барселоне Юдзуру зафиксировал 219,48 в короткой программе и 330,43 в целом), но чемпионат мира – не тот турнир, где по этому поводу стоило бы сокрушаться. В целом же это был и триумф Брайана Орсера, под руководством которого Хавьер добился всех своих титулов, и Алексея Мишина, на сборы к которому юный испанец на протяжении нескольких лет регулярно приезжал в Хаку и у которого поставил основу всех своих прыжков, и, безусловно, самого Фернандеса. Ведь найти в себе силы и не дрогнуть, когда твой главный соперник серьезно ошибся у тебя на глазах, ничуть не менее сложная задача, чем та, что выпала в пятницу на долю Ханю.

Чемпионат мира. Бостон. 1 апреля. Мужчины. Финал. 1. Фернандес (Испания) – 314,93. 2. Ханю (Япония) – 295,17. 3. Боян Цзинь (Китай) – 270,99. 4. КОЛЯДА – 267,97. 5. Чан (Канада) – 266,75. 6. Риппон (США) – 264,44… 18. КОВТУН – 210,14

sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...