Каролина Костнер: всю карьеру ищу лучшую версию самой себя

Известный в прошлом советский фигурист, ныне тренер Ростислав Синицын, работавший с ней в Оберстдорфе, однажды сказал: «Кому-то она будет идеальной женой. Умная, скромная, трудолюбивая и заботливая». Корреспондент агентства «Р-Спорт» Андрей Симоненко добавил бы «и невероятно красивая», но это всегда дело вкуса, поэтому он своего мнения не навязывает, а просто предлагает свое интервью с ней. Ах да, ее зовут Каролина Костнер, и она — пятикратная чемпионка Европы и чемпионка мира.

Каролина Костнер

— Каролина, недавний чемпионат Европы в Будапеште стал для вас 12-м в карьере. Можно сказать, что самым сложным?

— Сейчас подумаю… (пауза) Вообще я считаю, что каждые соревнования всегда начинаются с нуля. И если ты выиграл тот же чемпионат Европы много раз, то это ничего не значит. Кататься надо заново. Уровень женского одиночного катания сейчас очень высокий. И для меня на этот раз чемпионат Европы был очень сложен. Для начала, было трудно к нему подготовиться — я получила травму в ноябре. Было трудно оставаться позитивной эти два месяца. И было трудно верить в себя.

Для меня очень почетно быть частью элиты европейского и мирового фигурного катания. Когда я только начинала кататься, то никогда бы не поверила, если бы кто-то мне сказал: «Ты будешь пятикратной чемпионкой Европы и чемпионкой мира». Я бы ответила: «А? Что? Вы шутите?» Так что карьера для меня сложилась просто невероятно, и ценны в ней для меня не только медали, но и особые моменты, их было много. Их я делила со своими тренерами, со своей командой, с публикой, и я никогда не мечтала о том, что такие моменты со мной будут происходить.

— Какой момент из всех особых был для вас самым-самым особым? Когда вы чувствовали себя по-настоящему счастливой?

Каролина Костнер— Первый такой момент для меня произошел на Олимпиаде в Турине, когда я несла итальянский флаг на церемонии открытия. За четыре года до этого моя знаменитая кузина (горнолыжница) Изольда Костнер несла флаг в Солт-Лейк-Сити, а здесь было просто удивительно, что национальный олимпийский комитет доверил такую миссию мне, 18-летней девчонке. В меня тогда поверили, и результаты пришли. Не сразу, но пришли. Еще один запоминающийся момент в моей карьере — когда я обняла своих родителей после того, как стала чемпионкой мира. Без их помощи я бы никогда не мечтала даже о том, чтобы просто принимать участие в таких турнирах, не то что побеждать в них. А сейчас, когда я знаю, что моя карьера скоро закончится, я стараюсь получать удовольствие от каждого момента.

— О чем вы думали, когда несли флаг на Олимпиаде в Турине? Что весь мир смотрит на вас?

— Вы знаете, я бы на самом деле хотела, чтобы тот момент произошел со мной, когда я была бы чуть-чуть постарше. Мне было бы проще понять его значение, его ценность в моей жизни. А тогда я восприняла эту роль, в основном, как огромную ответственность. Как груз на моих плечах. Наверное, я не думала, что на меня смотрит весь мир, но что на меня смотрит вся Италия, думала. А сейчас понимаю, что я просто должна была радоваться. Мало кому из спортсменов выпадает счастье нести флаг своей страны на Олимпиаде.

— Значит ли все это, что когда вы вспоминаете Турин-2006, то не сожалеете о не самом лучшем результате — девятом месте?

Каролина Костнер— Я всегда говорю себе: «Ты попала в десятку сильнейших на своей первой в жизни Олимпиаде. Ты что, верила, что вот так выйдешь и завоюешь медаль?» Конечно, это было возможно, я не сомневаюсь. Но я несла флаг на своей домашней Олимпиаде и попала в десятку лучших. От тех соревнований у меня вообще осталось ощущение, что меня бросили в огромный водоворот и сказали: «А теперь попытайся выплыть». Это было очень трудно, но постепенно, с помощью тренера и моих родителей, у меня получилось это сделать. И этот опыт для меня стал очень ценным.

— Каролина, вы пятикратная чемпионка Европы и чемпионка мира. В чем вы находите мотивацию продолжать соревноваться?

— Для меня фигурное катание — не только медали. Конечно, мне всегда хочется выиграть, а не стать второй или третьей. Но, понимаете, фигурное катание — это еще представление. Пять или десять тысяч зрителей пришли посмотреть не только на ту фигуристку, которая выиграла золото. Они пришли посмотреть на красивое фигурное катание. Я стараюсь совершенствоваться каждый день и понимаю, что мне еще очень многому надо учиться. И что я никогда не смогу сказать: «Я знаю и умею все». Поэтому всю карьеру на каждых соревнованиях я пытаюсь найти лучшую версию самой себя. Тогда от моего катания люди получат удовольствие.

Каролина КостнерНапример, на чемпионате Европы я получила огромное удовольствие от выступления российской пары, которая заняла второе место (Ксения Столбова и Федор Климов). Просто от того, что смотрела на них. Желаю каждому фигуристу прожить этот момент. Потому что это невероятное ощущение — откатать программу чисто, остановиться и понять, что ты отдал всего себя.

— Правильно я понимаю, что артистическую сторону фигурного катания вы любите больше, чем техническую?

— Нет, это не так. Я очень люблю технику. Провела много-много часов с тренером за обсуждением техники, мне очень интересно, как и что происходит, почему это так, а то — иначе. Может быть, я слишком много обсуждаю технику или думаю о ней (улыбается). Но за годы катания я научилась любить и художественную сторону. Это нечто особенное, мне трудно даже передать словами то, что я чувствовала, например, когда каталась под Моцарта, и в зале при этом была полная тишина. Таких эмоций от прыжка не получишь. Я думаю, мы должны больше ценить артистизм в фигурном катании. Это настолько сложно — быть художественно креативным и при этом техничным! И чем более гармонично это сочетание, тем лучше фигурист, верно? Иногда это кажется простым, но это наша работа — скрыть трудности и оставить на виду только красоту. И на самом деле, чем более ты артистичен, тем сложнее тебе думать о технике. Но я выбрала для себя этот путь. И сказала себе: «Если ты хочешь творить искусство в фигурном катании — будь готова, что это окажется сложно. Ты будешь делать технические ошибки и принимать их как должное».

— Какая программа из всех ваших произведений искусства самая любимая?

— Трудно сказать. Чемпионат мира я выиграла с программой на музыку Моцарта, фортепианный концерт №23 — и она осталась навсегда в моем сердце. Но я думаю, что «Болеро» — это то, что было создано специально для меня. Когда я думаю об этой программе, я начинаю улыбаться. Я бы сказала, что она идеальна, но я не верю, что идеал существует. Поэтому говорю, что она создана для меня — той, которая не идеальна (смеется).

— Помните момент, когда пришла в голову идея выбрать «Болеро» в качестве музыки к вашей программе?

— Эта мысль пришла года за два до момента создания программы. Но я долго не решалась на этот шаг, потому что не могла избавиться от мысли: «Как я могу исполнить «Болеро» лучше, чем Джейн Торвилл и Кристофер Дин? Это невозможно!» А потом я как-то сказала себе: «Окей, ну хотя бы попробуй». Дальше мы решали, будет ли это короткая или произвольная программа. И когда слушали музыку Равеля, то поняли, что ее темп, который как будто ускоряется к финалу, на самом деле один и тот же. И этот темп очень схож с моим собственным внутренним ритмом. Мы решили сделать произвольную программу. Самым интересным для меня был выбор, что слышать в первую очередь: «тум ту-ду-ду-дум ту-ду-ду-дум тум тум», то есть ритм — или мелодии, которые появляются по мере развития музыки. В итоге мы выбрали вариант с ритмом, и это было непросто. Особенно в начале программы, когда у меня еще много сил. Сначала казалось, что я катаюсь медленно — но потом я привыкла к этому. Это лишь один из нюансов того уровня креативности, на который мы вышли при постановке этой программы. И мне, честно говоря, жаль, что во время катания приходится думать о прыжках, об уровнях сложности, о вращениях, которые надо сделать, чтобы они соответствовали правилам. Если бы не это, программа могла получиться еще лучше. Но я рада, что мы нашли лучшее решение, знаете, как будто собрали паззл.

Еще одна программа, которая мне очень нравилась — это Шостакович, фортепианное трио. И это был русский композитор (улыбается).

— Я всегда хотел вас вот что спросить: в 2008 году вы поставили прекрасную программу под музыку Чайковского из балета «Лебединое озеро», но после нескольких турниров отказались от нее. Почему?

Каролина Костнер— Хороший вопрос. Я два раза в карьере пыталась интерпретировать русский балет — «Лебединое озеро» и «Шехерезада». По какой-то причине я не чувствовала себя в своей тарелке, когда делала это. Причем сейчас я сделала «Шехерезаду» номером для показательных выступлений, и мне удается исполнять его с сердцем. А вот в соревнованиях не получалось. Не удавалось сохранять хладнокровие — или не хватало времени, чтобы вжиться в образ и одновременно думать о прыжках и правилах. В случае с «Лебединым озером» смена программы была требованием итальянской федерации. Думаю, она им не понравилась, а так как моя главная цель как спортсменки все-таки результат, я должна была подчиниться. Когда ты работаешь столько времени, конечно, ты хочешь, чтобы в конце получился результат. Это не всегда возможно, но это цель — правильно?

— Вы могли сохранить «Лебединое озеро» как показательный номер, как сделали это с «Шехерезадой»…

Каролина Костнер— Да, и я вам так скажу: костюм к «Лебединому озеру» у меня в шкафу, и он все такой же красивый (улыбается). Поэтому кто знает… В последнее время в фигурном катании было несколько постановок под «Лебединое озеро», под эту музыку катались Мао Асада, Эшли Вагнер… Аделина Сотникова исполняла показательный номер. Но, повторяю, кто знает, я могу вновь надеть это платье (улыбается)…

— Каролина, вы свою первую медаль чемпионата мира выиграли в Москве. Третью — тоже в Москве. Собираясь в Сочи, вы помните, что Россия приносит вам удачу?

— Конечно, у меня есть прекрасные воспоминания, связанные с Россией. И я ощущаю связь с русскими людьми, с русскими болельщиками. К сожалению, я не понимаю русский язык, но очень скоро выучу его, это точно. Но чувство уважения к России у меня есть. Ирина Слуцкая была для меня одним из кумиров, когда я была маленькой.

— Наверное, вы сейчас не ответите на вопрос, будет ли Олимпиада в Сочи вашим последним турниром, но хотя бы намекните — вы продолжите кататься в шоу?

— Во-первых, я вам почти с полной уверенностью скажу, что не планирую завершить карьеру в Сочи. Хочу потом, как обычно, поехать на чемпионат мира и закончить сезон там. И во-вторых, конечно же, я не уйду из фигурного катания. Очень хочу кататься дальше в шоу, очень хочу креативить, мне страшно интересно, какую версию себя я открою, когда мне не надо будет следовать правилам. Еще мне очень хочется научить других фигуристов умению находить лучшие версии себя.

— То есть вы хотите стать тренером?

— Точно не знаю, не уверена, что хочу работать тренером на постоянной основе. Но мне очень хочется поделиться тем опытом, который у меня есть. И не только с итальянцами.

sochi2014.rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...