Катарина Гербольдт: ни одна проблема не убила во мне любовь к фигурному катанию

Катарина Гербольдт

Российская спортивная пара Катарина Гербольдт/Александр Энберт стала одной из тех, что прекратили существование в нынешнее межсезонье. Энберт уехал в Москву в группу Нины Мозер, а Гербольдт взяла паузу, после чего рассказала в интервью корреспондентам агентства «Р-Спорт» Марии Воробьевой и Андрею Симоненко, что решила продолжить карьеру.

Гербольдт начала свой путь в фигурном катании в качестве одиночницы. Стала чемпионкой России среди юниоров в 2008 году, завоевала бронзу взрослого чемпионата России 2009 года, уступив Аделине Сотниковой и Елизавете Туктамышевой. На своем дебютном чемпионате Европы того же года, куда Сотникова и Туктамышева не могли поехать в силу возрастных ограничений, Катарина стала шестой, причем выступала с дренажем на лице из-за гайморита.

Неудачно выступив на чемпионате страны 2010 года, спортсменка приняла решение перейти в парное катание. С партнером Александром Энбертом наивысшее достижение – четвертое место чемпионата Европы 2011 года. Взлет пары прервался из-за серьезной травмы голеностопа, полученной Катариной на тренировке осенью 2012 года. Спустя год Гербольдт/Энберт вернутся на лед, но громкого успеха первый сезон после перерыва им не принесет. А по окончании этого сезона Энберт объявит о решении продолжить карьеру с другой партнершей в группе Нины Мозер.

Но даже теперь Катарина не жалеет о том, что перешла в парное катание, верит, что ее ждет светлое будущее и заставляет верить в это окружающих ее людей.

Катарина Гербольдт

— Катя, две недели назад вы находились в раздумьях, продолжать ли карьеру. Сейчас уже наступила ясность в этом вопросе?

— За эти две недели наметились какие-то варианты, я пробовала кататься с разными партнерами, но пока на перспективу никого не нашла. Но я и мой тренер Олег Васильев надеемся, что мы найдем подходящего партнера! В начале июня я отправляюсь с группой Олега на сборы — я решила продолжать кататься только у своего тренера. На сборе я буду поддерживать форму и параллельно подбирать варианты, с кем могу возобновить спортивную карьеру.

— Варианты выступления с иностранными партнерами рассматриваете?

— Пока я искала варианты только в России, но и такого поворота событий тоже не исключаю (улыбается).

— Экс-чемпион мира в мужском одиночном катании француз Брайан Жубер, который заявлял о намерении продолжить карьеру в парном катании, все еще «свободен»…

— Мне уже все Жубера предложили (смеется)! Но мы с ним не пробовали кататься вместе. Если попробуем, я обязательно об этом расскажу.

Катарина Гербольдт

— Катя, главное, что мы от вас сейчас услышали – вы решили продолжать карьеру.

— Да, я все-таки решила, что хочу кататься. Мне это безумно нравится! Какое-то время я лишь изредка приходила на ледовые тренировки, и поняла, что мне очень не хватает прежнего ритма. Продолжения своей жизни без фигурного катания я пока не вижу. Поэтому так активно ищу партнера. При этом я прекрасно понимаю, что есть масса других вариантов остаться в спорте – просто, возможно, не в качестве действующей спортсменки.

— А мы подумали об одном очень логичном для вас, как для бывшей одиночницы, варианте – возвращении в одиночное катание…

— У нас были такие идеи с Олегом, потому что пока я каталась без партнера, успела восстановить все пять тройных прыжков и прыгнула каскад три-три, чего я даже в одиночном катании не делала (смеется). Учитывая то, что я весь сезон после травмы боролась именно с прыжками, у меня сформировалась психологическая преграда – я постоянно страховала ногу. Думала, что в какой-то момент она может не выдержать, поэтому до сих пор продолжаю тейпировать ногу перед каждой ледовой тренировкой. Но пару дней назад решила, что с меня достаточно – и вышла на лед без тейпа. То есть сама себе создала сложности, которые пришлось преодолевать. Хотя тренер и врачи говорят, что пока лучше все-таки тейпировать ногу. Но я вышла, попробовала покататься, поняла, что нога все-таки держит. И теперь я могу спокойно без разминки выходить, делать все пять тройных и уходить (смеется).

— Но одиночное катание – это пройденный этап?

— Конкуренция в женском одиночном катании – даже внутри нашей страны – настолько велика, что сомнений не остается. Я, конечно, чувствую себя очень молодой, но 16-летние девочки будут поздоровее меня (смеется). Вообще, я думаю, что к концу лета мы примем окончательное решение, а пока будем плыть по течению и смотреть, какие двери перед нами откроются. И если будет что-то достойное, не будем затягивать, но постараемся максимально продвинуться вперед. Ни меня, ни Олега не устраивает вариант просто кататься и попадать в сборную страны. Пора уже либо кататься на высоком уровне, либо действительно заканчивать карьеру.

— Поскольку вы даже в паре со своим прежним партнером так и не смогли стабилизировать катание после травмы, насколько тяжело даются пробы с новыми?

— У меня после травмы самые серьезные опаски возникали по поводу ноги на приземлениях с выброса. Но теперь я от всех этих сложностей избавилась – я пробовалась с разными партнерами, и, естественно, это были одноразовые тренировки. Но я выходила и сразу же предлагала – давайте попробуем тройной выброс. Конечно, меня пытались отговаривать, спрашивали, удобно ли мне. Нет, мне было неудобно – другие руки, другие хваты — но я рассуждала так: я же лечу ровно, значит, могу скрутить три оборота (смеется). И таким образом, я избавилась от своих страхов, из-за которых приземляла фактически каждый выброс на две ноги. Но за то время, что я пробовалась с новыми партнерами, этого ни разу не повторилось.

— Катя, история, произошедшая с распадом вашей пары, достаточно сложная. У вас не возникло сожаления, что четыре года назад вы ушли в парное катание?

— Нет, я ни о чем не жалею — решение о переходе в парное катание я приняла осознанно, мне этого хотелось. В тот период жизни мне это было нужно. Я получила массу удовольствия, эмоций и впечатлений. Фигурное катание открылось для меня тогда с новой стороны, и я полюбила его еще больше (улыбается)! Конечно, я никогда не думала, что события развернутся в таком ключе. Я человек открытый, и если начинаю с кем-то работать, значит, я на сто процентов доверяю этим людям. И поскольку мы с Сашей знаем друг друга с детства, когда вставали в пару, сразу откровенно договорились, что если что-то идет не так, то мы подходим к партнеру и честно говорим, что хотим попробовать появившийся вариант. Чтобы потом не возникало каких-то сложностей, и можно было остаться друзьями. Саша во многих моментах поступил очень некрасиво, но выяснять отношения сейчас было бы не совсем правильно. Зачем эта грязь? Ее и так много в жизни. Нужно оставаться людьми и решать все проблемы дружески.

— С Сашей вы сейчас общаетесь?

— Нет, во-первых, потому что он в Москве, во-вторых, он уезжал отдыхать. Но определенное недопонимание сейчас осталось и даже не в наших с ним личных отношениях. Просто у нас были подписаны некоторые контракты, которые мы не выполняем из-за распада пары. Не знаю, как Саша себя чувствует, но мне лично очень неудобно. Мы взрослые люди и читаем контракты, которые подписываем, а, значит, готовы нести за них ответственность. Я готова отвечать за то, что подписала, но поскольку я подписывала контракт, когда была в паре, ответ должны держать оба партнера. Так что посмотрим, что будет дальше.

— И при этом вы все еще продолжаете любить фигурное катание? Кстати, мы вспомнили эпизод, когда вы еще в качестве одиночницы выступали на чемпионате Европы с трубками после гайморита.

— Это все вспоминают (смеется)!

— Такие эпизоды тоже укрепляют вашу любовь к виду спорта? Мягко говоря, вам тогда было тяжеловато.

— Знаете, фигурное катание мне вообще массу тяжелых ситуаций и проблем принесло (смеется). Но ни одна из них не убила во мне любовь к моему виду спорта! Я считаю, что жизнь нам дает такие ситуации, с которыми мы можем справиться. Значит, и с этой ситуацией я справлюсь! Все это к лучшему – я стала сильнее морально, психологически и даже физически. Мне кажется, меня уже довольно сложно чем-то сломить (смеется). У нас были варианты расстаться с Сашей в конце этого сезона после нашего заключительного старта. Мы взяли паузу, все взвесили, и приняли обоюдное решение кататься вместе. Я тогда думала, что если бы Саша принял решение прекратить совместную карьеру, меня бы это сломило. И когда спустя месяц после нашего совместного решения, после того, как мы настроили кучу планов, я узнала, что Саша уходит, было очень неожиданно, но меня это не убило. Я, наоборот, поняла, что готова бороться! Может быть, поэтому я восстановила все пять тройных прыжков (смеется)?

— Катя, за все интервью улыбка сошла с вашего лица только в тот момент, когда вы отвечали на вопрос об общении с Энбертом. Вы всегда такая жизнерадостная?

— Я вообще позитивный человек. Знаете, когда я пришла к Олегу после болезни, когда вся эта история уже открылась, услышала: «Я не знаю, что тебе сказать». А я ответила: «Ну, давайте я тогда скажу (смеется)!» И я объяснила, что хочу кататься, искать партнера и тренироваться именно в группе Васильева. Я знаю, что у нас получится, верю, что все будет хорошо. И тренер в это тоже поверил. Мне кажется, вера это самое главное, поэтому я верю сама и заставляю верить других (смеется)!

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...