Коктейль Молотова: российским фигуристкам что-то можно перенять и у американки

Закончился первый в нынешнем сезоне турнир по фигурному катанию с участием мировой элиты — Финал Гран-при. И у нас в блоге «Крюки и выкрюки» по этому поводу гость — постоянный эксперт агентства «Р-Спорт», тренер-хореограф Академии фигурного катания Санкт-Петербурга Валентин Молотов, который по косточкам разбирает программы лучших одиночников мира, сравнивает их с программами российских спортсменов и делает выводы, в каком направлении нам двигаться дальше. В первой части «Коктейля Молотова» — анализ выступлений в женском одиночном катании.

Елена Радионова, Елизавета Туктамышева, Эшли Вагнер

Финал Гран-при можно назвать маленьким чемпионатом мира, и в нем в состязаниях одиночников ровно половина участников представляли Россию: Елизавета Туктамышева, Елена Радионова, Анна Погорилая, Юлия Липницкая, Сергей Воронов и Максим Ковтун. Я изложу своим мысли об их программах, а также поделюсь впечатлениями от программ главных соперников россиян — американки Эшли Вагнер в женском катании, японца Юдзуру Ханю и испанца Хавьера Фернандеса в мужском. В первой части представляем анализ программ одиночниц.

Начну с Погорилой. Анна выступает всего лишь во втором своем взрослом сезоне в карьере, и уже дважды она отбиралась в Финал Гран-при. Она катает современные, насыщенные программы с усложненными заходами на элементы, включая прыжковые — тройной лутц в короткой программе и каскад тройной лутц-тройной тулуп в произвольной. Хочу отметить, что мало кто из девушек исполняет именно такие заходы на первые элементы в программах. Шаги и связки на заходах такие же «дорогие», как в технической дорожке.

В короткой программе на музыку «Адажио» Альбинони сама дорожка поставлена на четвертый уровень, исполнена в плюсовой зоне. Много было работы и свободных рук, и ног, и корпуса. Есть для меня лично только одно большое «но»: дорожка исполняется в самый сильный драматический музыкальный момент. Но именно по эмоциям фигуристка в этот момент, по моим ощущениям, недобирает. Слишком сосредоточена на элементах и смотрит себе под ноги. Для таких компонентов, как презентация и интерпретация, это большой минус.

Произвольная программа «Жар-птица» на музыку Стравинского тоже поставлена ярко, современно, с учетом всех требований, которые предъявляются к программам топ-фигуристок. Есть только два нюанса. Первый — после неудачных прыжков фигуристка выпадает из образа. А второй — во время проката я не ощущаю контакта с публикой, работы на судей… Обычно спортсмены стараются преподносить какие-то яркие «фишки», находки, а у Ани этого нет.

Анна ПогорилаяВторая часть произвольной программы перенасыщена прыжками. Это, конечно, дает надбавки за сами прыжки, но чревато короткими заходами между элементами, в которых сложно продемонстрировать шаговые «транзишны». Дорожку шагов судьи оценили третьим уровнем в зоне «плюс 1». Здесь есть та же тенденция, что и в короткой программе: сильный по восприятию фрагмент музыки, а исполнение не такое энергичное и размашистое, как хотелось бы. Можно было бы усилить давление на судей за счет эмоций, напора, какой-то наглости… Конечно, можно сделать скидку на то, что Погорилая еще совсем юная фигуристка. Но она отбирается в Финал Гран-при второй год подряд совсем не случайно, и хотелось бы видеть в ее исполнении прокаты с тем подходом к презентации программы, который бы соответствовал высокому уровню соревнований.

Для Юлии Липницкой сезон начался очень непросто. Готовой у нее выглядит пока только короткая программа — и в техническом плане, и по общему восприятию. Короткую программу Илья Авербух поставил на музыку «Мегаполис», которую уже использовал для произвольной программы Ксении Макаровой два года назад. У Юли очень наглядное начало программы — девочка запускает воздушного змея и следует за его полетом. Но дальше мне, к сожалению, не хватает развития этого сюжета. То, что спортсменка сама никак не поддерживает образ, делает программу слишком абстрактной, на мой взгляд. Также есть та же проблема, что и у Ани Погорилой: при хорошо поставленной компонентной программе не хватает постоянного контакта со зрителем из-за излишней зажатости и сконцентрированности на элементах. Понятно, что спорт на первом месте, но если мы говорим о выступлениях топовых взрослых фигуристок, то уровню взрослого Финала Гран-при необходимо соответствовать, как мне кажется.

Юлия ЛипницкаяПроизвольную программу Юля исполняет под нарезку музыки из фильмов о Ромео и Джульетте. Мне нравится, что все связующие элементы она исполняет легко и качественно. Еще хочу отметить, что даже после падений Юля очень быстро включается в программу и продолжает бороться, что говорит о высоком классе спортсменки. Дорожка шагов заявлена на четвертый уровень, но оценена третьим. Думаю, судьям могло не хватить в ней работы корпусом.

Теперь несколько слов об американке Эшли Вагнер. На мой взгляд, это единственная фигуристка в этом турнире, которая показывала в полной мере зрелое, настоящее женское катание. Все, что требуется от фигуристки топ-класса, у Вагнер, как мне кажется, в достатке. Контакт с публикой, очень музыкальное катание, умение преподнести малейшие детали и оттенки образа. Не могу, конечно, сказать, что короткая программа на музыку Хачатуряна как-то связана с историей Спартака и его возлюбленной, но Вагнер — та фигуристка, которая всегда катается под музыку и вместе с музыкой. Заходы на элементы и связующие шаги у Вагнер стандартные, но исполнены очень чисто и элегантно. Дорожка поставлена на третий уровень, этим уровнем ее и оценивают — в хорошей плюсовой зоне. Для четвертого там явно не хватает работы корпуса.

С этого сезона в правилах появилось нововведение. Добавлена новая черта — сложный заход во вращение. Юлии Липницкой такая черта не нужна — она получает высший уровень сложности за само свое «фирменное» вращение. А вот Эшли заходит на вращение через интересную «качалку» и получает за это повышение уровня. На мой взгляд, такие вещи разнообразят элементы программы.

Произвольная программа на музыку «Мулен Руж», как мне кажется, очень подходит американской фигуристке, соответствует ее возможностям, возрасту и уровню интерпретации. Что еще бросается в глаза — каждый жест и каждую деталь Вагнер преподносит судьям как на блюдечке. Да, это типично американская подача, но если она дает преимущество в компонентах, то нашим спортсменкам стоило бы, как мне кажется, этому стилю поучиться.

Елена РадионоваЕлена Радионова — одна из немногих фигуристок, катающихся на пределе технической сложности. С точки зрения содержания, насыщенности программы, сложных и продуманных заходов и выходов к Радионовой нельзя предъявить вообще никаких претензий. Лена всегда отличалась яркой презентацией и полной осознанностью всех своих сильных сторон. Она знает, чем брать судей, чем побеждать соперниц… Но катание, которое демонстрирует фигуристка, пока все равно юниорское. Детская непосредственность, азарт, задор могут вызвать у зрителя умиление и восторг, но я лично не понимаю, как можно сравнивать зрелое женское гармоничное катание той же Вагнер с ребяческой интерпретацией программ Лены Радионовой. Конечно, Лене все катание в радость. Но мне кажется, что даже при техническом превосходстве Лены Эшли Вагнер должна получать более высокие оценки за компоненты, в то время как сейчас они на одном уровне. Очень хочется дождаться взросления Радионовой, чтобы она не только сохранила все то, что имеет сейчас, но и обогатила свое катание зрелыми красками, вдумчивой подачей музыки.

Елизавета Туктамышева рискнула взять музыку «Болеро» в короткой программе. Именно рискнула, потому что мне казалось, что после Каролины Костнер в женских программах мы эту музыку еще долго не услышим. Но Лиза решилась, и сделала «Болеро» по-своему. Хотя источник, по моему мнению, тот же, что и у Костнер — балет Мориса Бежара с узнаваемыми растанцовками. Только у Лизы хореографические фразы более статичные и размещены в остановках программы.

В короткой программе я почти не вижу сложных заходов на прыжки. Минимальная по энергозатратам растанцовка, несколько беговых шагов — и элемент. Бесспорно, сегодня у Туктамышевой самый блестящий прыжковый контент с усложнением в руках, с великолепными пролетами и скоростью. Но такие заходы все-таки, на мой взгляд, возможны для спортсменки юниорского уровня, но никак не для фигуристки из шестерки сильнейших в мире. Именно по этой причине, как мне кажется, Лиза не получает за свой эталонный лутц надбавку в «плюс три».

Елизавета ТуктамышеваВ подборе связующих элементов, на мой взгляд, у Туктамышевой также все очень скромно — в ногах и в корпусе, зато много отвлекающих внимание рук. Здесь я хочу отметить, что за дорожку шагов Лиза получает четвертый уровень сложности с повышением «плюс два». Дело в том, что фигуристка умеет делать шаги именно на этот уровень, у нее очень хороший конек. Но я не понимаю, почему она не делает такие шаги в заходах на прыжки и в связках между элементами. Возвращаясь к дорожке — у Лизы очень хороший контакт с публикой, с судьями, много сложной работы ногами, руками, корпусом.

В произвольной программе под восточную музыку у Туктамышевой схема та же. Очень сконцентрированное прохождение прыжковых элементов, связующие шаги минимизированы, энергозатратность в программе сбалансирована в пользу прыжков, а после них уже традиционный для Лизы свободный пляс, когда уже можно перевести дух и ударно поработать на презентацию. Со своей главной задачей — вернуться в спорте на самый высокий уровень — Лиза блестяще, мне кажется, справилась. Теперь необходимо подниматься по части непрыжковых элементов и работать над компонентами. Пока, как мне кажется, по этому критерию катание Туктамышевой находится между юниорским и взрослым уровнем. Эмоционально она выкатывает свои программы осознанно и очень зрело, а вот по насыщенности и сложности шагового набора, связок они уступают программам всех остальных наших фигуристок, представленных в Финале Гран-при. Пока Лиза обошла соперниц за счет своей техники прыжков, яркой и свободной презентации, а также их ошибок. Но с катанием в стиле 1990-х побеждать и дальше у нее, как мне кажется, не получится.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...