Константин Меньшов: Иностранные арбитры почему-то видят в моей произвольной политическую подоплеку

Экс-чемпион России и бронзовый призер чемпионата Европы Константин Меньшов, выступавший сегодня на торжественном открытии школы двух легендарных петербургских тренеров Алексея Мишина и Тамары Москвиной дал интервью Sovsport.ru, в котором поделился своим недоумением по поводу восприятия судьями его произвольной программы на этапах Гран-при и рассказал о том, как проходит его подготовка к чемпионату России.

— Костя, все обсуждают вашу фразу, сказанную в одном из недавних интервью. О том, что вы собираетесь бороться с Плющенко за Олимпиаду в Пхенчхане.

— На самом деле, это просто чуть-чуть было вырвано из контекста. Вопрос мне был задан такой: «Кто из нас раньше закончит — я, или Плющенко».

— А вы ответили, что в ближайшее время не собираетесь?

— Как бы да. Я сказал — посмотрим. Посмотрим, кто из нас закончит последним.

— От того, как складывается этот сезон — некоторое разочарование присутствует?

— Я бы не сказал. Я все равно доволен своими прокатами. Особенно в произвольной программе. Я делал все основные элементы, да, были небольшие срывы, но дело не в этом. Гораздо больше я недоволен тем, как европейская публика… Точнее, даже не публика, а судьи воспринимают мою произвольную. Может быть, им не до конца понятен мой истинный замысел — то, что я хотел показать. Они почему-то видят в образе журналиста, попавшего на войну, политическую подоплеку.

— Почему вы так думаете?

— До меня дошли некоторые разговоры.

— И все это совпало с войной на Украине.

— Но я же другое имел в виду! Что я, напротив, за мир, я против любых войн, и я не подразумевал какую-то конкретную войну — современную, или Великую Отечественную. Моя программа — о том, как журналисты передают репортажи из горячих точек, рискуя своими жизнями, рискуя в любой момент погибнуть, и это происходит… И что я хотел бы, чтобы это прекратилось, чтобы этого больше не было.

— О странностях судейства сейчас высказывается много различных мнений. Слишком явным получается деление на «небожителей», которых и с падениями возносят на пьедестал, и — на всех остальных, простых смертных, не имеющих права на малейшую ошибку.

— У меня получается именно так: «доволен прокатом, но недоволен местом». Повторюсь, были небольшие срывы, я этого и не отрицаю, но не фатальные же… Конечно, нужно чисто делать элементы. Поэтому сейчас, перед чемпионатом России мы с тренером заменили некоторые фрагменты программы, расставили элементы поудобнее. Шаги, заходы, руки чуть-чуть поменяли. И вот теперь я в срочном порядке все это накатываю. Тяжело. Вчера прокат, позавчера прокат. Сегодня так хотелось отдохнуть, но не мог же я отказаться от гала-концерта в честь Тамары Москвиной и Алексея Мишина. Это святое. Но сейчас поеду отдыхать…

— В финал Гран-при в Барселоне вы не попали, но впечатлениями со стороны поделитесь?

— Двоякое впечатление. Ханю, конечно, был шикарен в произвольной программе. Но в то же время ему легче, у него как раз есть право на ошибку, и он свободен на льду. Он знает, что даже если он что-то и сорвет, он получит прощение. С одной стороны, это естественно. Такое привелигированное положение завоевывается титулами. Когда у тебя есть титул, к тебе относятся более лояльно. Он заслужил… Но в то же время я видел множество примеров, когда люди… Не буду называть фамилий… Они отвратительно катали. И вот каким-то чудом…

— Компонентами?

— Компонентами тоже. Только, знаете, когда кому-то ставят «+1» за одинарный прыжок, или даже «+2», я не знаю, как к этому относиться. Это неправильно. Так быть не должно. Но это происходит. И у мужчин, и у девочек. Вплоть до того, что абсолютно сорванная программа, человек бросает кататься, а в конечном счете попадает на достойное место. Может быть, если бы я был на их месте, я сказал бы, что все в порядке, что так и надо… Шучу, конечно. Надо судить справедливо. Ну а в целом для нас, для России финал в Барселоне получился хорошим. У нас двое мужчин туда пробились, чего не случалось уже очень-очень давно. А Сережа Воронов вообще вошел в тройку — мои поздравления, он такой молодец!

— Тем более, как подчеркивал сам Воронов — в финале Гран-при собирается элитная шестерка, лучшее из того, чем располагает мужское одиночное катание в данный момент.

— Я не согласен. Мне в этой шестерке не хватило, например, Дениса Тена. Который вроде бы далеко-далеко, а потом вдруг занимает второе место на чемпионате мира, становится бронзовым призером Олимпиады. Это фигурист экстра-класса.

-​ И в заключение — еще раз о надвигающемся чемпионате России. Чего вы ждете от себя в Сочи?

— Прежде всего хочу выиграть. Хотя подготовка идет непросто. И моральный спад я пережил, и физический — чудовищная усталость после Загреба. Но я все-таки взял себя в руки, сейчас уже доделываю, дорабатываю некоторые детали, убираю шероховатости. Надеюсь, что за оставшиеся три-четыре денька я все доведу до кондиции и приеду в Сочи в хорошей форме.

— Костя, наступит когда-нибудь такой день, когда вы сделаете все свои три разных четверных в одной программе? Вы же ими владеете.

— Поживем-увидим. Я уже рад, что осуществил другую мечту, и на трех турнирах в этом сезоне прыгнул в произвольной два четверных. Это тоже непросто. Надо и на России постараться это показать. А что касается трех четверных… Тут нужно очень хорошо подумать, как их расположить. Чтобы и шаги присутствовали, и «окна» для отдыха, возможности сэкономить силы. Три четверных можно прыгать. Но в этом случае ты не сможешь кататься. Иными словами, все возможно. В том числе и три разных четверных в одной программе. Только в сочетании с тонкой и продуманной стратегией в расположении элементов.

www.sovsport.ru/gazeta/article-item/767157

Загрузка...

Поиск
Загрузка...