Козырная дорожная карта

Козырная дорожная карта

На медали в фигурном катании на Играх в Сочи будут претендовать сразу несколько спортсменов, которые в разные годы готовились под руководством отечественных тренеров, уехавших за рубеж. Среди таких специалистов – бывшие советские фигуристы Марина Зуева и Игорь Шпильбанд.

А ПОТОМ ОНИ СТАЛИ УЕЗЖАТЬ…

Применительно к «лихим 90-м» в любом виде спорта можно услышать фразу: «А потом тренеры стали уезжать из страны…» Именно массовым отъездом специалистов принято объяснять тот факт, что поражения российских спортсменов становились все более частыми, а победы – совсем единичными.

Десять лет назад, в 2003-м, вернувшись с чемпионата мира по фигурному катанию, который проходил в Вашингтоне, я написала: «Русские тренеры в Америке давно уже перестали быть просто эмигрантами, приехавшими за океан в поисках лучшей жизни. У бывшего москвича Рафаэля Арутюняна тренируется Мишель Кван. У Татьяны Тарасовой – Саша Коэн. Бывший советский фигурист, а ныне житель Детройта Игорь Шпильбанд – ведущий танцевальный тренер страны. Национальные чемпионаты в юношеских разрядах уже вовсю выигрывают дети известных в недавнем прошлом российских фигуристов. Так что русские в Америке не просто отдельная история. Это уже история фигурного катания США…»

Кульминацией этой истории стал итог танцевального турнира Олимпийских игр-2010: первое и второе места были разыграны канадским и американским дуэтами, которых выводили на лед Марина Зуева и Игорь Шпильбанд. На четырех последующих мировых первенствах каждая из этих двух пар одержала по две победы – и понятно, что разыгрывать золото и серебро на Играх в Сочи вероятнее всего предстоит тоже им.

Вопрос «Что делать?» был поднят примерно тогда, когда Игры-2014 были объявлены национальной идеей, а в российский спорт потоком хлынули деньги. Варианты поиска «единственно верного пути к победе» предлагались разные. Например, вернуть в страну всех тех, кто уехал, предоставив им на выбор любых спортсменов и любые желаемые условия – лишь бы работали. Сделать, как говорится, предложение, от которого невозможно отказаться.

Именно таким образом в подмосковном Новогорске два года назад оказался Николай Морозов, получивший в свое распоряжение лучшую одиночницу страны Алену Леонову, одного из лучших одиночников Сергея Воронова и сильнейших на тот момент танцоров Елену Ильиных/Никиту Кацалапова. До недавнего прошлого в кругах фигурного катания вовсю шли разговоры о том, что на схожих условиях в Санкт-Петербург может вернуться из Чикаго Олег Васильев. Предложения перебраться в Россию делались Шпильбанду и Зуевой, но тренеры (тогда еще работавшие вместе) отказались: обоих уже слишком крепко держали в Америке семьи, дети, налаженная работа, привычный быт. А кроме того, работая в США, они реально успели стать сильнейшим тренерским дуэтом мира и получить у этого мира признание. Так к чему было что-то менять?

СЕКРЕТ УСПЕХА

Парадоксально, но добиться по-настоящему весомого тренерского успеха, работая в США с иностранными фигуристами, кроме Шпильбанда и Зуевой, не сумел за два минувших десятилетия никто из экс-российских специалистов. Я не беру в расчет Татьяну Тарасову и Тамару Москвину, в свое время уезжавших за океан лишь для того, чтобы иметь возможность готовить «своих» к завоеванию золотых олимпийских медалей, и вернувшихся сразу после того, как задача была выполнена. Но ведь и без них за океаном в начале 90-х собралось целое созвездие тренерских талантов: Галина Змиевская, Наталья Дубова, Наталья Линичук, Эдуард Плинер, Валентин Николаев…

Чем больше я присматривалась к работе Игоря и Марины, тем отчетливее понимала, что дело не только в чисто тренерском таланте. Но и в организаторском: у себя в Детройте им не просто удалось выстроить систему, в основание которой было положено все лучшее, что когда-либо существовало в СССР. Они успешно «вписали» эту систему в американскую действительность, попутно доведя все методики до абсолютного совершенства.

За несколько месяцев до Олимпийских игр в Ванкувере, где парам Зуевой и Шпильбанда только предстояло произвести фурор, Марина рассказывала:

– Работа над программами и над техникой с каждой парой идет на отдельных занятиях. Я слишком давно привыкла к тому, что понятие «персональный урок» в Америке – святое. Так расписан каждый день. Занятия с Игорем, отдых, занятия со мной, снова отдых, балет… Это расписание я составляю на неделю вперед. На все 12 пар, что у нас катаются. Такая «сетка» очень удобна, и дети ее просто обожают. Наверное, им нравится видеть, что так много разных людей с ними занимается. Акробаты, которые отрабатывают поддержки, видеооператор, балерина…

Сама я постоянно изучаю историю фигурного катания, цирка, балета. В этом отношении мне повезло: в свое время я довольно много работала со Станиславом Жуком. Он постоянно был в поиске. Брал идеи отовсюду. Помню, как Жук ходил в гимнастический зал – смотреть, как тренируются гимнасты. В зале борьбы брал на вооружение какие-то упражнения, которые развивают определенные группы мышц. Жук, собственно, и научил меня не замыкаться в узких рамках, а смотреть по сторонам. Вот я и смотрю. Не считаю зазорным использовать чужой опыт…

Точно так же, к слову, всегда работали и Тарасова, и Москвина. Просто в силу совершенно объективных причин обе в какой-то момент оказались вынужденно оторванными от привычной действительности. Поэтому тренерская задача в Америке и была сужена до минимума. У Тарасовой она по большому счету свелась к подготовке сначала Ильи Кулика, а затем – Алексея Ягудина, у Москвиной – к работе с Артуром Дмитриевым/Оксаной Казаковой и Еленой Бережной/Антоном Сихарулидзе. Полукустарным образом в Чикаго был вынужден работать с Татьяной Тотьмяниной/Максимом Марининым еще один российский тренер – Васильев. В то время как Зуева и Шпильбанд принялись реально выстраивать целую школу. Строили, как говорится, на века.

Комментируя ошеломительный тренерский успех звездного дуэта на Олимпийских играх в Ванкувере, член технического комитета Международного союза конькобежцев по танцам на льду, директор одинцовской школы фигурного катания Алла Шеховцова сказала:

– Марина с Игорем первыми в мире создали идеальные условия для подготовки всех своих спортсменов. Вовремя привлекали специалистов по бальным танцам, по народным танцам, по актерскому мастерству. Поддержками их ребята занимались с акробатами Cirque du Soleil – то есть топовыми в своей области специалистами. Мы в силу разных причин этот момент упустили. Хотя на сегодняшний день все уже поняли, что время кустарей-одиночек прошло. Даже если речь идет о суперталантливом тренере и суперталантливом «материале». Нужны специалисты самого разного профиля. Те, кто работает над скольжением, акробаты, врачи, хореографы. Хотя сейчас примерно по такой же системе в России работает группа Александра Жулина…

СДЕЛАЙТЕ МНЕ КРАСИВО

Фантастически успешная работа Зуевой и Шпильбанда с танцорами США и Канады спровоцировала появление большой иллюзии: что если отправить к звездному дуэту «своих» фигуристов, результат будет гарантирован. Выяснилось, правда, что это не совсем так. В Детройте в свое время без особого прогресса, временно расставшись с партнером, провела год Елена Ильиных, потом был достаточно искусственно созданный проект Яна Хохлова/Федор Андреев, который вполне мог бы дойти до уровня российской сборной, но у партнера случилась несовместимая с дальнейшей карьерой травма. В прошлом сезоне у Шпильбанда, перебравшегося на другой каток после расставания с Зуевой, довольно долго катались Екатерина Рязанова/Илья Ткаченко. В этом году спортсмены снова остались в Детройте – даже не стали возвращаться в Россию после чемпионата мира. Планируется, что к Шпильбанду подъедут и Елена Ильиных/Никита Кацалапов, откровенно провалившие концовку минувшего сезона.

Другими словами, Российская федерация фигурного катания дала понять: ради возможного результата своих спортсменов она готова тратить любые средства. Это же в разговоре со мной подтвердила на турнире World Team Trophy Шеховцова, сказав: «На подготовке тех, кто входит в основной состав российской сборной, мы не экономим».

В принципе подход абсолютно разумен: все те минусы, что мы привыкли связывать с массовой утечкой тренерских мозгов на Запад, сейчас почти полностью компенсированы возможностью отправить любого российского спортсмена к любому иностранному специалисту. Причем отправить вместе со своим постоянным наставником. Это достаточно важно: частые смены тренера могут быть целесообразны разве что в стадии обучения. На взрослом уровне становится крайне важно, чтобы тренер досконально знал, как спортсмен реагирует на его слова, на нагрузку, как лучше построить разминку, что сказать перед стартом и так далее.

Наверное, именно поэтому лишь очень немногие специалисты добиваются успеха с новыми учениками в первый же год сотрудничества – не важно, идет речь о русских тренерах или об иностранных.

В определенном смысле Америка гораздо лучше, чем Россия, учит тренера профессиональному мастерству. Тот же Шпильбанд в свое время в поисках работы мотался по пяти разным каткам Детройта в течение дня, тренируя всех подряд и полностью выкладываясь на льду независимо от степени таланта спортсмена или его национальной принадлежности. Точно так же начинали тренерский путь за океаном многие другие, и уже сама ситуация непрерывной и очень жестокой борьбы за выживание выводила тренера на более высокий профессиональный уровень.

При этом очевидно: сама по себе работа в Америке не дает никакой гарантии в том, что именно твои спортсмены окажутся в нужный момент на пьедестале почета.

ВЫНУЖДЕННАЯ ПОГОНЯ

Когда летом-2012 Зуева и Шпильбанд прекратили сотрудничество, мир, хорошенько посудачив на эту тему, пришел к неожиданному на первый взгляд выводу: от развала блистательного тандема больше всего выиграли все остальные. Потому что было понятно: пока Игорь и Марина будут уже по отдельности искать возможность компенсировать понесенные потери привлечением других специалистов, у всех остальных появится реальный шанс догнать лидеров.

В танцах это всегда было особенно непросто. В одиночном катании рокировки – куда более обычное дело: там падают. В танцах же на догоняющих для начала ложится больше работы. Вроде бы есть ориентир, но, чтобы его обойти, нужно быть более сильным, более быстрым, более оригинальным.

Если просто посмотреть на результаты танцевального турнира чемпионата мира-2013, вроде бы не случилось ничего особенного. Хотя на самом деле изменилось многое: впервые начиная с 2009-го канадский дуэт олимпийских чемпионов Тесса Вирту/Скотт Моир оказался на главных соревнованиях сезона не в лучшей форме и так же впервые за этот период российская пара Александра Жулина поднялась на подиум.

Изначально предполагалось, что на участие в «медальной гонке» под российским флагом гораздо больше шансов имеют Елена Ильиных/Никита Кацалапов. Но этого не получилось.

Собственно, применительно к тренеру этой пары Николаю Морозову слова Шеховцовой насчет кустарей-одиночек прозвучали наиболее красноречиво: российский специалист, совсем недавно имевший репутацию одного из лучших постановщиков мира, провалил весь сезон как раз в постановочном плане. Не говоря уже о том, что ни один из его многочисленных как российских, так и иностранных учеников не сумел подойти к главному старту на пике формы.

В каком-то смысле работа Жулина с Екатериной Бобровой и Дмитрием Соловьевым тоже оказалась погоней. Прошлый сезон Катя с Дмитрием закончили седьмой парой мира, потому в общем-то и ушли от бывшего тренера, преисполненные желания вернуться на прежние позиции.

Цель определила способы ее достижения – вокруг пары стал стремительно формироваться коллектив, способный быстро дать результат: в тренерскую бригаду Жулина и Олега Волкова пришел один из лучших хореографов страны Сергей Петухов, очень сильный технический специалист Петр Дурнев, также к работе был привлечен двукратный чемпион мира в танцах на льду Максим Ставиский.

Ничуть не менее важным было то, что Боброва и Соловьев безудержно рвались работать. И результат (причем не только этой пары, а всей группы) не заставил себя ждать.

Это лишний раз подтвердило: секрет результата в современном спорте заключается не в том, в какой стране работает тренер, а прежде всего в умении создать команду и мотивировать ее на достижение цели.

С введением в фигурнокатательный обиход новой схемы судейства стало понятно, что сама система достаточно сложна, чтобы показывать результат исключительно за счет таланта. Поэтому в выигрыше и оказались те тренеры, кто раньше своих коллег понял преимущества комплексной работы. Победа на Играх в Ванкувере кореянки Юны Ким была записана на счет ее тогдашнего тренера Брайана Орсера, хотя на самом деле спортсменку готовила к той Олимпиаде целая команда специалистов: хореографией занимался Дэвид Уилсон, скольжением – Трейси Уилсон, кроме них имелись тренеры по ОФП, акробатике, специальной подготовке, врач-физиотерапевт, диетолог.

После Игр Ким прекратила сотрудничество с Орсером, посчитав совместную задачу выполненной, но выстроенная под нее система осталась. Когда в 2011-м в нее попал перебравшийся к Орсеру от Николая Морозова испанец Хавьер Фернандес, результаты не заставили себя ждать: спортсмен сначала выиграл один из этапов «Гран-при», а в январе стал чемпионом Европы.

Примерно по этой же схеме стала выстраиваться работа в российской бригаде Нины Мозер – после того как желание тренироваться именно у этого специалиста выразили, встав в пару, Татьяна Волосожар и Максим Траньков. Потребовалось два года, чтобы дуэт стал чемпионом мира в парном катании. И не было ничего удивительного в том, что к Мозер тут же попросились еще две сильные российские пары: Вера Базарова/Игорь Ларионов и Ксения Столбова/Федор Климов. Хотя первоначально и те и другие были намерены перейти совсем к другому тренеру. Решающим аргументом в пользу Мозер стала прекрасная организация всего тренировочного процесса. Да еще и дома, а не за океаном.

НА ФИНИШНОЙ ПРЯМОЙ

Отсутствие на турнире World Team Trophy сразу нескольких ведущих дуэтов мира, включая чемпионов и вице-чемпионов Игр в Ванкувере, достаточно красноречиво свидетельствовало о том, что все они стремятся как можно раньше начать олимпийскую подготовку. Можно сколько угодно говорить о том, что олимпийские чемпионы стали сдавать позиции, но на самом деле это не совсем так. По крайней мере мнение, сложившееся в судейских кругах на чемпионате мира в отношении Вирту/Моира, сводилось к тому, что олимпийским чемпионам многое позволено. И прежде всего позволено экспериментировать.

Да, Скотт и Тесса действительно потеряли в технике. Однако в артистизме и умении выразить себя через танец и музыку оба достигли своего расцвета – это очевидно. Их произвольный танец «Кармен» стал, безусловно, событием сезона, одной из самых удачных танцевальных программ. И жаль, что для победы не хватило технической чистоты исполнения.

Но главная интрига заключается даже не в том, вернут ли себе Вирту/Моир утраченное в танцах лидерство. А в том, что сразу несколько «команд», включая российские (и главное – не только в танцах на льду), прекрасно понимают, что и как должны сделать, чтобы добиться в Сочи успеха.

Как говорится в известном слогане, будет жарко, не пропустите!

sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...