Ксения Монько и Кирилл Халявин: главная задача – попасть в тройку на чемпионате России, чтобы отобраться на чемпионаты Европы и мира

12-15 сентября в Москве и Московской области пройдут открытые прокаты членов сборной России по фигурному катанию. О своей подготовке к сезону рассказали чемпионы мира 2011 года среди юниоров в танцах на льду Ксения Монько и Кирилл Халявин, которые в марте перешли в группу Александра Жулина.

— В прошлом сезоне из-за болезни партнера вы фактически не выступали. Какие задачи ставите перед собой сейчас?
Ксения Монько: Главная задача – попасть в призовую тройку на чемпионате России, чтобы отобраться на чемпионаты Европы и мира.

— Для Кати Бобровой и Дмитрия Соловьева, которые также тренируются у Александра Жулина, первыми стартами в сезоне станут соревнования в Перми и Финляндии. Где планируете выступать вы?
Кирилл Халявин: Сезон планируем открыть в Оберстдорфе (Германия), затем будет турнир в Ницце (Франция). Примем участие в серии Гран-при. Правда, из-за недостатка рейтинговых очков (мы пропустили большую часть сезона), у нас значится только один этап Гран-при вместо двух. Но посмотрим, возможно, что-то поменяется, нас ждет сюрприз. Во всяком случае, бывало, что по ходу сезона какие-то дуэты по разным причинам снимались с соревнований, и тогда их заменяли другие.

— Тяжело начинать всё заново после перерыва?
Кирилл Халявин: Тут дело не только в перерыве, но и в нашем решении поменять тренера. На самом деле, мы потихоньку стали возвращаться в фигурное катание в прошлом сезоне. Но, видимо, еще недостаточно были готовы для борьбы за призовые места на чемпионате России. После того старта решили для себя, что нужно что-то срочно менять – и перешли в группу Александра Вячеславовича Жулина.

— Что хотели поменять в первую очередь?
Кирилл Халявин: Практически всё. В первую очередь, свое положение в турнирной таблице. А для этого надо было откорректировать катание, подачу программ. По большому счету, мы с Ксенией и сами понимали, над чем нужно работать. И Александр Вячеславович знал, что нам необходимо изменить. Когда он нас брал, озвучил четкие цели. Пока спортсмены разыгрывали медали на чемпионате мира в Ницце (Франция), мы уже вовсю тренировались здесь, на катке спорткомплекса «Олимпийский». Ставили программы. Готовились к новому сезону. Меняли катание, улучшали скольжение.
Ксения Монько: Работать предстояло очень много. Александр Вячеславович предложил нам идеи обеих программ. Их надо было осуществить, оживить, вкатать.
Кирилл Халявин: На следующей неделе в Новогорске пройдут закрытые прокаты. Покажем программы судьям. Надеемся, они понравятся.

— По внутренним ощущениям, чего недоставало вашей паре?
Ксения Монько: Раскрепощенности. На льду во время исполнения программ мы выглядели очень зажатыми.
Кирилл Халявин: Нашему катанию недоставало легкости, раскрепощенности и всего того, что отличает юниоров от мастеров, пар экстра-класса. Над этим мы работали достаточно серьезно на протяжении нескольких месяцев. Нам было очень важно добиться результата. Хотели, чтобы это был не просто переход к новому тренеру, не переход ради перехода.
Ксения Монько: На самом деле, проблема не новая. Многие юниорские пары переходят во взрослый дивизион, а продолжают кататься по-старому. Но именно это мы и хотели поменять.
Кирилл Халявин: Чтобы выстрелить в нынешнем сезоне, нашей паре необходимы были кардинальные перемены. Чтобы люди, которые знали нас, удивились: «Это не они! Это совершенно другая пара!»

— Понятно, что так быстро такую сложную задачу не решить. Но, как вам кажется, лёд тронулся?
Кирилл Халявин: У нас уже многое получилось.
Ксения Монько: Главное, что мы движемся в правильном направлении, но работы впереди много.

— Сейчас вы постоянно тренируетесь в «Олимпийском»?
Кирилл Халявин: Для нас это уже фактически второй дом.
Ксения Монько: Работаем с раннего утра и до четырех часов дня, практически без перерыва.
Кирилл Халявин: Приходим на тренировку: хореография, лёд, небольшой перерыв – и всё начинается по-новому. Это такая американская система: работать несколько часов подряд, чтобы мышечная память не проходила. На самом деле, так легче запомнить и легче тренироваться. Поначалу такое расписание казалось непривычным, но сейчас понимаешь, как это удобно. Не надо тратить время на переезды туда и обратно. Ощущение, что отрабатываешь на тренировке в полную силу. Не пытаешься экономить силы, растянуть их до вечера, а выкладываешься здесь и сейчас. Выходишь, делаешь, короткий отдых, снова выходишь и делаешь. После тренировки, конечно, сильно устаешь, но удовлетворение от проделанной работы всё это перевешивает. А потом весь вечер свободен. Можно заниматься, чем хочешь – отдыхать, учиться.

— О новых программах, что можете сказать?
Кирилл Халявин: Короткий танец, а в этом сезоне один из обязательных танцев – полька, будет «французским», он должен производить впечатление легкости и изящества. Произвольная программа поставлена в испанском стиле, точнее цыганско-испанском.
Ксения Монько: У Александра Вячеславовича был заготовлен каркас этой программы. И когда на первой тренировке, он включил музыку, мы просто лишись дара речи. Музыка – великолепная. Жулин – гений.

— Раз цыганско-испанский стиль, ваш танец – про любовь и страсть?
Ксения Монько: Я изображаю цыганку, которая по ладони читает судьбы людей. Она встречает молодого человека, и, глядя на его руку, понимает, что в его жизни всё будет плохо. Кирилл, который играет того самого человека, которому гадают по руке, естественно, пока ни о чём не догадывается. Веселый парень, который вышел из бара.
Кирилл Халявин: Но, узнав о предсказании, повеса начинает переосмысливать свою жизнь. В общем, в программе есть всё: и трагизм, и страсть, и любовь. Александр Вячеславович мастер делать такие интересные программы, потому что он очень креативен. Мне кажется, что для Жулина воплотить какую-либо идею в жизнь не составляет большого труда.

— Судя по тому, как вы рассказываете о программе, предполагаю, что вам помогал и хореограф Сергей Петухов. Такие истории вполне в его стиле.
Кирилл Халявин: Как только он перешел в нашу группу, сразу начал работать с нами. Все, что получилось с нашим «верхом» – верхней частью тела, руками – его заслуга. Мы и сами ощутили, что в нашем катании появилась легкость, интересные моменты. И, конечно, нам очень помогла сама выбранная тема. Ведь Испания в этом смысле, как мне кажется, абсолютно отдельная страна. Кстати, моя любимая. Там другие отношения между мужчиной и женщиной, в которых всегда присутствует накал, драматизм.
Ксения Монько: Нам и в прежней группе ставили испанские танцы, и программы получались очень удачными. Многие говорят, что это наша тема, наши образы, наши сценические характеры. Но нам было важно раскрыть и подать все это немного с другой стороны.

— Вас не смущало, что в группу Жулина следом за вами перешли и другие ученики Светланы Алексеевой и Елены Кустаровой – опытные Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев?
— Сейчас мы понимаем, что это только в плюс. Работать в одной группе с сильными конкурентами – всегда на пользу. Можно тренироваться в одиночестве, но рано или поздно упрешься головой в потолок. А чтобы пробить его, надо видеть людей, которые катаются рядом, конкурируют и бьются над разрешением тех же проблем.

www.team-russia2014.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...