Кто свистит? Как судьи манипулируют оценками в фигурном катании

С нынешнего сезона, как известно, оценки в фигурном катании больше не являются анонимными — каждый болельщик может взять протокол на сайте соревнований и узнать, кто и как судил их участников. Обозреватель «Советского спорта», проанализировав судейство на шести этапах серии «Гран-при», обнаружил несколько эпизодов, которые кажутся, мягко говоря, очень странными.

Прелюбопытное занятие – изучать судейские протоколы в фигурном катании, скажу я вам. Особенно с нынешнего сезона, когда арбитры больше не анонимы. У каждого в протоколе – порядковый номер. В списке судей в «соседнем» файле – расшифровка, кто есть кто. Можно даже подмечать кое-какие закономерности. Или случайности – которые, впрочем, как известно, являются частными случаями закономерности.

На самом деле, среди фигуристов давно на слуху такие понятия как «судьи тянут» или «судьи убирают». Но простому человеку трудно объяснить, как это делается. Это раньше зритель видел понятные оценки, выставленные по шестибалльной шкале. А теперь на экране – некая сумма баллов. Откуда простому человеку знать, большая она или маленькая? И как понять, завышена эта оценка или занижена?

Мы вам поможем. Вот несколько наиболее ярких эпизодов, мягко говоря, странного судейства в нынешней серии «Гран-при». С цифрами и фамилиями. Выводов пока не делаем – просто констатируем факты и предлагаем читателям самим определить, кто кого и куда тянет. Надеемся, эта публикация будет интересна и Федерации фигурного катания на коньках России.

1. Патрисия Моритц из Австралии судит на Кубке Китая выступления россиянки Елены Радионовой и канадки Кейтлин Осмонд.

Короткая программа. Осмонд исполняет ее чисто, Радионова также без видимых ошибок. Правда, техническая бригада находит у нее в каскаде «3-3» недокрут, который не увидел ни один опрошенный мной специалист, но речь сейчас не об этом. Моритц ставит канадке за компоненты программы оценки от 8,25 до 8,75 балла, а Радионовой – от 7,50 до 7,75. Остальные судьи при этом выставляют россиянке в каждом компоненте примерно на балл больше – и по суммарной второй оценке Елена обходит канадскую фигуристку на 0,61 балла.

Ну хорошо, допустим, судье из Австралии не понравилась короткая программа Радионовой, поставленная, кстати, канадской танцовщицей Ше-Линн Бурн. Бывает. Смотрим, как Моритц отсудила произвольную программу. Откатавшейся чисто Радионовой за компоненты ставит две восьмерки и три девятки. Это выглядит резонным. Но на всякий случай поглядим, что там она поставила Осмонд, у которой два сорванных прыжка, один с падением. И что видим? От 9,00 до 9,50. Все девятки – при том что у остальных восьми арбитров оценки за компоненты в диапазоне от 7,75 до 8,75.

До кучи можно отметить странную любовь судьи из Австралии к японке Маи Михаре и строгое отношение к россиянке Елизавете Туктамышевой (эти две фигуристки боролись на Кубке Китая за третье место). Моритц в короткой программе, которую Михара и Туктамышева откатали примерно одинаково, ставит японке в компонентах в среднем на балл больше, а также щедро плюсует ее элементы. Та же история и в произвольной программе, хотя у Михары там была «бабочка».

2. Патрисия Моритц из Австралии судит на Кубке Китая выступления российской танцевальной пары Виктория Синицина/Никита Кацалапов.

За произвольный танец, исполненный Синициной и Кацалаповым без ошибок, все судьи поставили компоненты от 8,00 до 9,00. Все, кроме все той же Патрисии Моритц. У нее россияне «накатали» только на 7,25-7,50. То есть, чтобы было понятно — ни у одного арбитра нет ни одной «семерки», а у представительницы Австралии — исключительно они. Короткий танец Синициной и Кацалапова Патрисии Моритц понравился больше — там в оценках за компоненты только «восьмерки». Зато он не понравился Сандре Уильямсон-Лидли из Новой Зеландии. Ее оценки российскому дуэту — от 7,00 до 7,25. Больше ни один из арбитров ни одной «семерки» Синициной и Кацалапову не поставил.

3. Судьи из США, Австрии и Германии оценивают выступления немцев Алены Савченко/Брюно Массо и Евгении Тарасовой/Владимира Морозова на этапе «Гран-при» в Париже.

Немецкая фигуристка Алена Савченко и ее новый партнер из Франции Брюно Массо – прекрасная спортивная пара. Никто даже и не думает спорить. Но некоторым судьям эта пара настолько нравится, что на ее выступления они смотрят как будто через какие-то очень розовые очки.

Короткая программа на этапе «Гран-при» во Франции. Савченко и Массо пытаются исполнить сложнейший элемент – выброс аксель в три с половиной оборота. Партнерша едва не падает на лед, но, помогая себе рукой, все же выпрямляет ноги из глубочайшего приседа. Как бы то ни было, выезда у элемента нет – то есть по правилам, его необходимо отминусовать, что и делают все арбитры. Все, кроме Кристианы Мюрт из Австрии – она ставит за «триксель» «ноль», то есть базовую оценку, ни плюс, ни минус. Видимо, по ее мнению, «расколбас» на выезде с выброса – это нормальная ситуация.

Еще одна любопытная деталь в протоколе проката короткой программы немецкой пары в Париже. Один из судей ставит в компонентах «десятку» — то есть наивысший балл. «Десятка» — по сути, эталонная оценка в фигурном катании. Это даже круче, чем когда-то «6,0» — потому что шкала расширилась, и принципы судейства изменились. Тем не менее, Савченко и Массо получают эту «десятку» при том, что была допущена грубая ошибка. Интересно, если бы этой ошибки не было, судья из Германии Сисси Крик – а это была она — поставила бы 11 баллов?

Вернемся, впрочем, к судье из Австрии. В произвольной программе Савченко и Массо допустили несколько ошибок – на обоих прыжковых элементах и на обоих выбросах. Как относится к этим ошибкам Кристиана Мюрт? Очень лояльно. За сдвоенный партнером тройной тулуп ставит «базу». Видимо, считает, что так и было задумано, хотя партнерша сделала при этом три оборота. Ну ладно, вы скажете, может судья в этот момент моргнула? Увы, скорее, не открывала глаз – потому что за выброс тройной сальхов, приземленный с грубой ошибкой на две ноги, она тоже поставила базовую оценку…

Довольно любопытно судил в Париже и американец Стив Уинклер. К его оценкам в короткой программе никаких претензий – они вполне адекватны и соответствуют среднему уровню. Но вот в произвольной… За тот же самый сорванный Савченко и Массо выброс сальхов Уинклер ставит «минус один» — хотя полагается «минус два». Ну ладно, хоть не «ноль», как у Мюрт. Но зато компонентов американский судья «отсыпал» немецкой паре сколько смог – от 9,00 до 9,75. И это при сорванном, в общем, прокате! Остальные судьи поставили от 8,00 до 9,00. Может стандарты у Уинклера такие? Увы, судя по тому, что россиян Евгению Тарасову и Владимира Морозова американец удостоил лишь «семерок» при единственной ошибке в каскаде – в то время как остальные арбитры выставили «восьмерки», дело если и в стандартах, то в двойных…

4. Кореянка Ан Со Юн и американец Стив Уинклер судят катание Евгении Медведевой на этапе «Гран-при» в Париже.

Это только кажется, что катание 17-летней чемпионки мира невозможно не любить. Возьмем протокол того же парижского этапа «Гран-при». Вот, например, одному из судей очень не понравилась короткая программа Медведевой – «Прощание с детством». В то время как абсолютно у всех остальных арбитров в оценках за компоненты в чистейшем прокате – «девятки», у этого только восьмерки. Кто же такой строгий? А это кореянка Ан Со Юн.

Обращает на себя присутствие среди судей и знакомого нам уже американца Стива Уинклера. Но его оценки Медведевой вполне адекватны и достойны. Исправился? Не дождетесь… Канадке Габриэлле Дальман он в короткой программе щедро отсыпает все «девятки» в компонентах, а также обильно плюсует все ее элементы – в то время как остальные судьи куда более сдержанны.

5. Американец Джон Милльер судит выступления россиян Елены Ильиных/Руслана Жиганшина и своих соотечественников Мэдисон Хаббелл/Закари Донохью на этапе «Гран-при» в Париже.

Конечно, олимпийская чемпионка командного турнира Сочи виновата сама, упав в произвольном танце. Но падение было не на элементе, а случайным, от переизбытка эмоций. И, тем не менее, арбитр номер шесть в протоколе – американец Джон Милльер — внезапно выставляет Ильиных и Жиганшину за прокат произвольного танца сплошные «семерки» в компонентах, в то время как от остальных судей россияне получают «восьмерки» и «девятки». Примерно такие же «семерки» судья из США дает, для сравнения, французам Мари-Жаде Лорьо и Ромэну ле Гаку или украинцам Александре Назаровой и Максиму Никитину, парам объективно более низкого класса.

Напомним, Ильиных и Жиганшин соперничали в Париже с американской парой Мэдисон Хаббелл/Закари Донохью, которая еще и претендовала на попадание в финал «Гран-при». Своим спортсменам Милльер баллов не пожалел – в компонентах от 9,00 до 9,50. Больше ни от кого Хаббелл и Донохью столько не получили. Стоит ли говорить, что примерно так же американский судья выставлял оценки и в коротком танце – хотя там его соотечественники даже ошиблись.

6. Судьи из США, Германии и Японии оценивают катание Евгении Медведевой на этапе «Гран-при» в Канаде.

Вроде как странно говорить о неадекватном судействе в отношении российской чемпионки мира на этапе «Гран-при» в Канаде, который она выиграла, но о некоторых судейских телодвижениях молчать было бы неправильно. Вот, например, Энн Кэмметт из США – она ставит минусы сразу на три элемента в произвольной программе Медведевой – хотя объективно только недокрученный двойной аксель заслуживал такой строгости. Вот, например, немец Андреас Вальдек – с минусами у него вроде все по делу, но в компонентах он вдруг дает только «восьмерки» – хотя у остальных судей больше «девяток». Зато Кейтлин Осмонд получает от него оценки повыше – при том что произвольный прокат канадке не удался.

В короткой программе тоже вдруг находится строгий судья из Японии Кенджи Амако, который внезапно ставит минус на чистейший тройной риттбергер Медведевой. Может он для всех такой строгий? Нет, Осмонд японец выставляет в компонентах одни «девятки», а элементы плюсует сплошь «двойками» и «тройками»…

7. Элизабет Райан из Австралии и японец Макото Кано судят соревнования женщин на этапе «Гран-при» в Японии — турнире NHK Trophy.

Иногда бывает так — ищешь логику в действиях арбитра, ищешь, но не находишь. Как будто разные соревнования смотрели. Вот, например, австралийка Элизабет Райан — в ходе заключительного этапа «Гран-при» она наиболее высокие оценки за компоненты программ выставила японской фигуристке Юре Мацуде. Далеко не первому номеру своей сборной, девушке, отличающейся немножко ученическим стилем катания. Ну да ладно, сильно обижаться на г-жу Райан не стоит, так как в произвольной программе она просто-таки расщедрилась на высоченные баллы нашей Марии Сотсковой — сплошные девятки.

А вот на Макото Кано немножко обидеться не грех. Понятно, что патриотическое чувство — это хорошо. И, безусловно, судье из Японии очень хотелось увидеть в финале «Гран-при» свою соотечественницу, а лучше сразу двух — и Сатоко Мияхару, и Вакабу Хигути. Но нельзя же так откровенно было тянуть их компонентами, одновременно задвигая наших Анну Погорилую и Марию Сотскову…

PS

По правилам, ни одно из вышеприведенных судейских решений нельзя оспорить или хотя бы обсудить на «круглом столе», который проходит после каждого соревнования. Единственная возможность поймать судью на «хулиганстве» — это если он поставит оценку, которая выйдет за пределы «коридора» в плюс-минус полтора балла. Но арбитры за 13 лет функционирования новой системы судейства научились и оценками манипулировать, и в «коридор» вписываться. Так, может быть, пришла пора ввести механизм более скрупулезного контроля действий судей? Отмена анонимности — это хорошо, первый шаг, как сейчас модно выражаться, к транспарентности судейства. Но теперь хорошо бы еще сделать так, чтобы судьи начали понимать — за свои «свистки» надо отвечать.

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...