Кумз и Баклэнд относятся к ОИ как к трамплину

Британская фигуристка Пенни Кумз рассказала, что она и ее партнер Ник Баклэнд не претендуют на медали в Сочи, но относятся к нынешним Играм как к трамплину для дальнейшей карьеры. О подготовке к Олимпиаде, о тренере Евгении Платове и о здоровье Ника Баклэнда Пенни Кумз рассказала в интервью корреспондентам РИА Новости в Лондоне Марии Табак и Денису Ворошилову.

— Как вам работается с Евгением Платовым? Какой он как тренер: строгий или мягкий? Можете ли вы сказать, что он – ваш кумир в фигурном катании?

— Нам с Ником очень повезло, что с нами работает один из лучших тренеров в мире. Когда мы росли, он был одним из наших кумиров, а теперь мы работаем с ним ежедневно. В процессе тренировок ему удается находить идеальный баланс: мы улыбаемся и смеемся вместе с ним на льду, но я бы никогда не проявила бы неуважения к нему. Я получаю удовольствие от каждой тренировки, он всегда говорит абсолютно правильные вещи в нужный момент, чтобы добиться от тебя лучшего результата. Одно из лучших свойств Евгения как тренера – это то, что во время соревнований я искренне ощущаю, что он катается вместе с нами. Приятно осознавать, что он с нами на все сто процентов. Думаю, что это происходит от того, что он был на нашем месте, прошел через все сам, и потому знает, как кто чувствует себя в той или иной ситуации.

— Каковы сейчас ваши цели, какие элементы вы стараетесь улучшить?

— Наша цель – чисто откатать две программы. Мы не думаем о местах, но если мы сможем откатать так, чтобы показать наши самые сильные стороны, место придет само собой. Эти Игры – трамплин для нас, мы не выиграем на них медалей, но хотим доказать самим себе, что можем бороться за медали на следующих Играх в 2018 году.

— Ник этой осенью перенес операцию на сердце. Что это за операция? Сколько времени заняло восстановление. Как он себя чувствует сейчас?

— Нику сделали операцию в связи с тахикардией, нарушением частоты сердечных сокращений. Сейчас у него под кожу вшит маленький прибор для проверки частоты и ритма биения сердца.

Теперь он уже чувствует себя на сто процентов нормально. Когда говорят, что твоему партнеру нужна операция на сердце, тебе в голову сразу лезут все эти ужасные мысли. Но Ник оставался сильным на протяжении всего времени, врачам удалось побороть аритмию, так что сейчас Ник в порядке, и мы можем полностью сосредоточиться на тренировках.
На следующий день после операции я полетела в Америку тренироваться одна. Наш тренер заставляет нас работать поодиночке, если другой болен или травмирован. Это дает нам возможность работать над нашими индивидуальными проблемами. Ник полетел обратно в Америку всего через неделю и вновь начал тренироваться со мной. Он был в порядке уже через восемь дней после операции.

— Как бы Вы описали различия между британской, русской и американской школами фигурного катания?

— Разумеется, в каждой стране есть свои традиции, и в каждой из этих стран есть свои талантливые спортсмены-фигуристы. Но, если честно, мы стараемся не думать слишком много о том, что делают фигуристы из других стран. Мы просто концентрируемся на самих себе и на нашей программе тренировок. Наша цель – показать лучшее из того, что мы умеем, на каждой тренировке и во время всех соревнований, в которых принимаем участие.

sochi2014.rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...