Максим Ковтун: на чемпионате России надо становиться либо первым, либо — уже неважно каким

24-28 декабря в Сочи пройдет чемпионат России по фигурному катанию – отборочный на чемпионат Европы и Олимпийские игры. О готовности к старту рассказал призер этапов Гран-при Максим Ковтун.

— Максим, давайте начнём с вашего дебютного взрослого финала Гран-при. Почему вы изначально отказались исполнять пять четверных в двух программах, хотя говорили, что вам необходимо набирать объемы прокатов именно в таком варианте?
— Разговор, чтобы не прыгать три четверных в произвольной программе, шёл ещё дня за два до старта финала Гран-при. Почему мы решили не показывать программу-максимум? Просто на дебютном для меня финале взрослого Гран-при хотели набрать побольше баллов, занять место повыше – то есть, в целом показать результат получше. Все же, четыре четверных прыжка в двух программах – это совсем неплохо, задача была – чистенько откатать этот набор. Но короткую программу я сорвал просто напрочь, и был очень расстроен. Наверное, это было самое ужасное расстройство за всё время – я был просто раздавлен, чувствовал себя даже хуже, чем на своём дебютном чемпионате мира в прошлом сезоне. Меня просто сломало. Потом уже не помню, как пришёл в себя, но как-то меня все приободрили – и я пошёл катать произвольную.

— А почему после провала в короткой не решили идти ва-банк и не стали катать программу с тремя четверными прыжками?
— Так вот именно по причине, что терять мне было уже нечего, хотелось откататься в своё удовольствие, покайфовать что ли – хотя бы один разок! А откатать произволку с тремя четверными, поверьте, не так уж и просто. Это не так, что ты плюнул на всё, пошёл и так вот запросто это сделал. Нужно думать, собирать все мысли в кучу. Если, например, был бы вариант катать программу с восьмью тройными акселями – это пожалуйста (улыбается). А вот с тремя «квадами» – совсем другой разговор.

— Какие вообще мысли сейчас возникают, когда вспоминаете дебютный финал Гран-при?
— У меня в голове всплывает только одна мысль – получилось заработать такой маленький-маленький плюсик, всего лишь пару чёрточек, и те очень плохо прорисованы (улыбается). Но опыт я всё равно получил колоссальный – после срыва в короткой программы катать произвольную в разы сложнее.

— После этапа Гран-при во Франции, где американец Патрик Чан установил мировые рекорды и набрал общую сумму под 300 баллов, вы говорили, что всю ночь не могли уснуть. Какие мысли были, когда в финале японец Юзуру Ханью опередил канадца с рекордными баллами?
— Я слежу за соперниками, наблюдаю за их катанием, анализирую и, честно говоря, не вижу, чтобы Ханью как-то сильно и резко спрогрессировал по сравнению с прошлыми сезонами в плане катания – просто со временем оценка неизбежно растёт, если спортсмен стабильно катается и постоянно крутится в элите. Я смотрел в прошлом году распечатки оценок Чана – элементы, за которые он обычно получал «по нулям», он теперь получает «плюс три». И так за каждый элемент, благодаря этим «плюсам», он получает дополнительное количество баллов, тогда как другие спортсмены, которые также делают эти элементы, получают стандартную сумму. Я не скажу, что хуже делаю четверные, чем топовые спортсмены, но у них-то за эти элементы стоит «плюс три»! То есть, у нас такой вид спорта, в котором есть определённая очередь – однажды и я добьюсь, что у меня будет по «плюс три» за все элементы, плюс к этому добавится высокая оценка за компоненты. Посмотрите, сейчас у меня максимум за компоненты колеблется на уровне 8,50, а у них – почти все «десятки». А это ещё плюс 15-20 баллов! И не стоит забывать, что они ведь ещё и катаются чисто. При этом спортсмены не такого высокого уровня, также демонстрируя стабильное и чистое катание, пока лишь могут постепенно зарабатывать себе те самые бледные, еле заметные плюсики за каждый пройденный старт.

— Это неизбежный, а, значит, фактически нормальный процесс в фигурном катании. Вам самому он по нраву? Постепенно двигаться и приближаться такими темпами к топ-уровню?
— Если честно, я всегда хочу всё и сразу, и как можно быстрее (улыбается). Всю жизнь тороплюсь и спешу куда-то – не знаю, хорошо это или не очень? Хотя одно я знаю точно: хорошо, что оценки у меня вообще растут! Кстати, самая моя большая радость – я сам чувствую, что у меня есть ещё огромный потенциал, который я могу раскрывать. Какой у меня сейчас рекорд? Что-то около 240 баллов. С чистыми прокатами я бы заработал порядка 258. Это моя «вышка» на данный момент, но это не предел – у меня есть большой запас, я чувствую его. Я не говорю о реализации нашей идеи с пятью четверными и не имею в виду исполнение именно «квадов». Может быть, мы вообще со временем оставим по два четверных в каждой программе, и я буду совершенно спокойно и уверенно кататься в 100 раз лучше, чем сейчас, прибавляя в компонентах, но не испытывая никаких проблем в плане технического исполнения. Но сейчас было бы хорошо поехать на Олимпийски игры, потому что это очень важный для меня шаг для дальнейшей карьеры. В финале Гран-при мой тренер Елена Германовна Буянова перед произвольной программой сказала мне: этот прокат нам нужен для будущего. В ту минуту – думаю, любой спортсмен меня поймёт – уже было не так важно, занимать четвёртое место или шестое. Но после слов тренера я задумался и понял, что если буду кататься ещё пять лет (а я точно буду кататься до следующей Олимпиады), наверняка случится такая ситуация, когда меня вновь сломает после какого-то неудачного проката. И важно было пройти через эту историю сейчас, чтобы в следующий раз я более спокойно и трезво оценивал ситуацию. Но я сам вижу, что стал сейчас гораздо сильнее, чем был в прошлом году – причём во всех отношениях. Я вижу свой прогресс, хотя, не скрою, уже немного устал – всё-таки, как бы мы не стремились всё делать постепенно и не спешить, опять всё идёт подряд!

— Вы сказали, что выступление на Олимпиаде вам важно для получения опыта. Многие великие чемпионы считают, что на Игры нужно ехать только за победой, и это не тот старт, на котором нужно набираться опыта.
— Ну, а кто у нас сейчас может поехать на Олимпиаду – и 100 процентов на ней победить? Может быть, в каких-то других видах спорта действует именно такой принцип. Но, я считаю, что опыт любой спортсмен приобретает и должен приобретать на каждом старте. Давайте, подумаем о следующей Олимпиаде – казалось бы, до неё ещё целых четыре сезона, но они пролетят, как одно мгновение! Я только в прошлом году выступал в финале Гран-при среди юниоров, и уже в следующем сезоне приехал на взрослый финал, чтобы побороться с мировыми лидерами за попадание в ТОП-3. На всех стартах, начиная с моего дебютного чемпионата Европы, который, кстати, был безумно волнительным, я получал просто огромный опыт! И, когда приехал на первый этап Гран-при в Китай, ко мне вернулись ощущения, которые я испытывал на юниорском финале Гран-при. Тогда я катался просто на весь лёд, шире всех, показывая, что я самый лучший. Сейчас я, безусловно, такого себе позволить не могу – ещё не заслужил, но зато на всех взрослых турнирах уже чувствую себя гораздо увереннее и свободнее. То есть, я выхожу и знаю, что если хорошо откатаюсь, людям это понравится. А раньше я выходил на старт и не понимал, что из этого получится. И это всё благодаря тем «заносам», когда меня бросали в самое пекло, а я должен был выкарабкиваться, проявлять себя.

— Это ваши внутренние ощущения, которые важны для вас самих. А соперники вас воспринимают «своим»?
— Да. Это началось ещё с шоу, в которых я выступал летом. Я просто как-то вжился в этот процесс, хотя раньше не думал, что это произойдёт так скоро. Я легко общаюсь со всеми, мы катаемся, прикалываемся. А когда я выхожу на лёд, и вижу полные трибуны зрителей, начинаю представлять, что это наш маленький мирок, где никто никому не желает зла, все сюда пришли отдохнуть, посмотреть, как другие работают. И если я прихожу на соревнования, когда мне не нужно кататься самому, всегда интересно поболеть за ребят, посмотреть, как они будут «выживать» на льду (улыбается). И от этого становится проще.

— Расскажите, как проходила подготовка к чемпионату России?
— На самом деле, не знаю почему, но после финала я находился в шикарной форме – прыгалось очень легко, работа кипела. Потом я немного набрал вес, затем снова его сбросил (улыбается). На первой тренировке в Сочи всё было очень странно – я много «навалял»! Но это привычная ситуация, я знал, что первая тренировка точно не пройдёт гладко. Вышел на вторую тренировку – и совершенно спокойно с ходу прыгнул два четверных, откатал пять-шесть элементов, а ведь ещё утром не мог собрать тройной сальхов. У меня зубец уходил вместе с ногой на два метра под лёд – всё крошилось (смеётся). Но мы с тренером совершенно не удивились, потому что ещё ни разу не было, чтобы мы приехали в Сочи – и я вышел в «Айсберге» кататься, как на своем родном льду. Мне нужно время привыкнуть, для этого и приезжаем сюда заранее, а не под самый старт.

— Удалось сохранить шикарную форму, в которой находились после финала Гран-при?
— Судя по последним тренировкам, всё отлично! Мне, если честно, немного мешают рисунки на льду – какая-то проблема в голове сидит, что прыгнуть я должен именно в «чистой» зоне, где рисунок заканчивается (улыбается). Но к этому я уже привык, нашёл «свои» места, где буду прыгать.

— На чемпионате России будете показывать программу-максимум?
— Да, мы сразу начали тренировать пять четверных плюс каскад «тройной аксель – тройной тулуп» во второй половине. А как иначе? На чемпионате России надо становиться либо первым, либо – уже неважно каким.

— В тренировках получались чистые прокаты с максимальным набором?
— При подготовке мы не сделали ни одного целикового проката – катали программы большими кусками. Если сейчас соединить все части, будет всё нормально! Но я хочу сказать: пять четверных – это не максимум, с технической точки зрения можно найти много вариантов для усложнения программ. И мы обязательно будем над этим работать, да мы и сейчас работаем! Очень надеюсь, что через четыре года у нас будет очень сложная, нереально сложная, просто суперпрограмма плюс шикарное катание (улыбается). Это моя глобальная задача!

www.team-russia2014.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...