Максим Ковтун: сейчас главное набраться опыта, а не заработать медали и звания юниорских чемпионатов

В Лондоне (Канада) проходит чемпионат мира по фигурному катанию. Мужчины исполняют произвольную программу. Единственный представитель российской сборной Максим Ковтун получил за произвольную программу 141,55 балла, а в сумме за две – 207,40. Итог своему выступлению на чемпионате мира подвёл в разговоре Максим Ковтун.

— Максим, вы сегодня очень устали уже на середине программы?
— После дорожки по кругу у меня промелькнула мысль, что теперь-то нужно ещё два акселя прыгать! Были бы флипы или лутцы – я бы ещё сделал. Но аксели отнимают очень много сил! Когда на второй шёл, вспомнил, что мне сказал Макс Траньков: нужно просто крутить и всё. Скрутил, на выезде чуть-чуть напортачил правда. Когда выполнил последние два прыжка, у меня просто не осталось сил. Если бы я ещё не упал… У нас прикатано так, что с флипа я делаю выезд, и на подскок у меня скорость сохраняется. А сейчас, поскольку у меня не было сил в ногах вообще, пришлось идти на сальхов, быстрее набирать ход, но – не получилось. Но в этом году мы только вливаемся в элиту, набираемся опыта, а в следующем будем выступать уже более серьёзно и ставить совершенно другие цели.

— После проката короткой программы вы вообще спали ночью?
— Как убитый! Спал очень крепко и будильник играл минут 15. Только когда мой сосед Илья Ткаченко крикнул – вставай! – я проснулся. Обычно после тренировок, кстати, мне не хочется спать, а сегодня я просто пришёл, сел на кровать – упал и уснул. Весь день проспал до соревнований.

— Почему было принято решение не ехать на юниорский чемпионат мира?
— Юниорская программа раза в два легче, чем взрослая. О поездке на юниорский чемпионат мира я говорил с Еленой Германовной Водорезовой, которая за время своей тренерской работы не раз бывала на этих чемпионатах. Она перечислила мне тех, кто становился чемпионами мира среди юниоров – и я практически никого из них не знал. И мы же катаемся не для того, чтобы выиграть чемпионат мира среди юниоров, а чтобы попадать на Олимпийские игры и выигрывать медали там. Сейчас главное – набраться опыта, а не заработать медали и звания юниорских турниров.

— А что нужно делать, чтобы быть психологически готовым к любым соревнованиям?
— Я сейчас уверен во всех элементах, если исполняю их отдельно. Но когда я буду уверен, что мне хватит сил докатать программу при любой температуре, при любых зрителях, в любой стране, при акклиматизации, в любых условиях – тогда я буду уверен во всём! А сейчас я только вливаюсь и не могу быть уверен во всём. И из-за этого приходится себя как-то по-особенному настраивать – заставляю себя делать, как могу, терпеть до последнего. Только так пока что получается, но любой должен через это пройти. Но чем раньше я пройду, тем лучше.

— Вчера вы не были уверены, что сможете докатать короткую программу?
— Короткую программу я всегда уверен, что доеду. Проблема была, что на мне было огромное давление, с которым я не мог справиться, хотя надо было. Я понимал, что есть всего три прыжка и если я допущу хотя бы одну ошибку – всё. Надо было крутить изо всех сил!

— Вы действительно уделяете много вниманию тому, что пишут о вас в интернете?
— Когда я вижу в интернете свою фамилию, я не могу заставить себя не прочитать. И если вижу что-то неприятное, становится обидно. И мне постоянно хочется что-то доказывать, но сил просто не бывает столько, чтобы всем всё доказать! Когда-нибудь все закроют свои рты – но только когда я буду всех выигрывать. Когда я выхожу на лёд, я забываю обо всём. У меня только элементы и дыхалка – я продумываю, как распределить дыхание по программе, чтобы меня хватило на прокат функционально. А уже обо всём, что говорят, пишут, хлопают – я не думаю. В интернете я читаю только для себя, это мои тараканы, мне нужно знать, как ко мне относятся. Я такой человек, что для меня важно мнение окружающих. Но если все вдруг будут говорить обо мне плохо, я уже перестану обращать на это внимание.

— Вы устали от такого напряжённого сезона?
— Всем только кажется, что вышел, сделал – и всё очень легко. А в сезоне примерно шесть-семь стартов. И между ними идёт просто бешеная подготовка! И нужно каждый день вставать, разминаться по полчаса, выходить на лёд. И ты уже задыхаешься и нельзя наклоняться, тут рядом Татьяна Анатольевна Тарасова кричит, чтобы я не останавливался. После проката нужно ещё и ещё бежать по кругу, чтобы постоянно чувствовалась усталость, и это всё очень трудно.

— Идея Тарасовой включить в прокат короткой программы второй четверной вас привлекает?
— Я это сделаю! Конечно, мне это интересно. Более того, это возможно. Но сейчас бесполезно было ставить два четверных в короткой программе – я мог бы вообще всё сорвать. Надо всё это прикатать, сделать множество прокатов, опробовать на различных российских стартах. Но не сейчас. На данный момент мы и так уже очень много сделали за этот сезон, что даже представить не могли.

— Вам понравилось выступать на взрослом чемпионате мира?
— На взрослом чемпионате мира выступать намного интереснее, чем на юниорских стартах. В следующем сезоне начнётся самое интересное! В межсезонье, где-то четыре месяца, мы будем жёстко работать над шагами, над второй оценкой. Есть ещё парочка фишек, о которых я пока не могу рассказать (улыбается). Впереди много работы!

www.team-russia2014.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...