Максим Траньков: мы не те, что были раньше, теперь у нас другие мысли

Олимпийский чемпион 2014 года по фигурному катанию Максим Траньков, выступающий в спортивной паре с Татьяной Волосожар, рассказал в интервью корреспондентам агентства «Р-Спорт» Елене Дьячковой и Анатолию Самохвалову о том, в какой форме находится дуэт перед первым стартом в серии Гран-при-2015, о скептическом отношении к четверному выбросу Юко Кавагути и Александра Смирнова, исполненному на прошедшем Гран-при в Китае, и высказал свое мнение о подозрениях комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA) насчет возможного применения допинга на зимних Играх в Сочи.

Борьба будет между китайцами и канадцами

— Максим, как оцените свое состояние перед стартом в Бордо?

— Пока ничего необычного, расцениваем этот турнир как очередные соревнования. Никакого напряжения не чувствуется, первая тренировка прошла, в принципе, хорошо.

— Со стороны показалось, что во время тренировки вы были не очень довольны.

— Нет, я был просто очень сосредоточен, все элементы мы делали на достаточно неплохом уровне и расстраиваться было нечему. Парочка ошибок с прыжками у меня возникла (Траньков упал во время исполнения третьего прыжка в каскаде), но сказалось качество льда – после выступления двух групп по истечении полутора часов он был очень тонким и замыленным. В конце тренировки я не очень хорошо «катил».

— В четверг организаторы сначала включили некачественный звук вашей программы, а после, когда неполадки, казалось бы, были устранены, завели музыку программы Евгении Тарасовой и Владимира Морозова. Это сильно выбило из колеи?

— Организаторам можно простить такие вещи, потому что в Бордо всего второй раз проводится Гран-при, хотя музыка заранее должна переписываться на компьютер и играться с компьютера, а не с диска или какого-то носителя. Но это дело опыта. Правда, такие обстоятельства сбивают с толку, мы же готовимся показать элементы программы в определенное время, подать выступление перед судьями, но мы же все-таки не перворазрядники и не должны кивать на это.

— Из конкурентов на прошедших этапах вас кто-то впечатлил?

— Знаете, я больше смотрел за вторым эшелоном спортсменов, так как сейчас мне больше интересно смотреть за молодыми. Какие-то мне понравились, ну а борьба в этом сезоне, на мой взгляд, пойдет между китайским дуэтом (вице-чемпионами мира-2015 Суй Вэньцзин/Хань Цун) и чемпионами мира канадцами (Меган Дюамель/Эрик Редфорд).

Четверной до инвалидности

Два четверных выброса Юко Кавагути и Александра Смирнова какое ощущение оставили?

— Во-первых, для меня это не выбросы. Во-вторых, если они сделают их чисто, то, конечно, впишут себя в историю, чего я им желаю. Здесь, в Бордо, две пары пытались повторить четверной выброс и обе закончили с травмами на первой же тренировке. Поэтому я думаю, что скоро это все закончится. Но, судя по всему, пока кто-нибудь инвалидом не станет, это будет продолжаться.

— Вы сказали про основную конкуренцию сезона между китайской и канадской парами. А как же ваша?

— Наша пара? Мы только-только возвращаемся. В этом сезоне мы не ставим перед собой больших задач, главное – ровно кататься. Мы в ближайшем будущем будем довольны скорее хорошим катанием, а не какими-то местами.

— Ставка на компоненты и цельность программы?

— В этом сезоне мы не разучивали сверхсложных элементов, постепенно усложняли свои программы, потому что я все-таки думаю, что на Олимпийских играх 2018 года самая сбалансированная программа будет оценена выше, чем она оценивается сейчас. Если взять Юко с Сашей, то они прекрасно катали произвольную, но сосредоточились на выбросах, один из которых был сделан с ошибкой, другой – хорошо. Я говорю о том, что дело даже не в ошибках, а в том, что этот блок элементов занимает настолько важное место в их программе, что общее впечатление от самой программы немножко теряется, потому что они на месте много стоят и сосредотачиваются, так как им нужно сделать два сверхсложных элемента.

— Дисбаланс в программе?

— Да, есть дисбаланс. То же самое происходит и у канадского дуэта. Они очень хорошо катаются в одном ритме, и потом резко у них такая пауза перед этим четверным происходит. Пока что для меня китайцы наиболее сбалансированные в этом плане. Они сразу же с первых стартов не насыщают свою программу сверхсложными элементами. Понятно, что к чемпионату мира они будут делать и четверной выброс, который они каждую тренировку показывают на соревнованиях, и очень хороший — высоченный! Вот это я называю выбросом, он высоченный, огромный, через полполяны — красивый выброс. Само название «выброс» предполагает выбрасывание, а не отдельный прыжок партнерши. Поэтому у китайцев, я думаю, больше шансов в этом сезоне.

— А вы все-таки мыслите четырехлетием — не этим конкретным сезоном?

— Мы привыкли идти постепенно. У нас и перед Олимпийскими играми в Сочи не было задачи выигрывать прямо пять чемпионатов мира. Есть определенная медаль, которую хочется выиграть. К ней будем идти. Все остальные медали у нас уже есть, и в одну воду дважды входить, может быть, приятно, но не очень интересно. Основная цель — без серьезных травм, без каких-то срывов, падений вниз пройти ровненько этот сезон, а там уже будем думать о следующем, как мы будем выступать. Мы опять же не планируем, может, выступать на всех соревнованиях каждый сезон. Мы не те, что были в 2012-м, 2013-м или 2014-м году. Сейчас мы больше сосредоточены на каких-то определённых целях и мыслях. Мы много и в шоу выступаем, потому что нужно что-то и зарабатывать уже — возраст уже такой, в спорте у нас много не заработаешь, поэтому приходится где-то ещё искать возможность для заработка. Опять же я уже начинаю где-то помогать молодым ребятам, комментировать на телевидении.

Пробы на Олимпиаде сдавали не РУСАДА, а WADA

— Вы наверняка в курсе обвинений в адрес российских легкоатлетов. Глава независимой комиссии WADA Ричард Паунд заявил, что не может быть уверен в том, что на Олимпийских играх в Сочи не было манипуляций с допинг-пробами.

— Знаете, в Сочи мы сдавали пробы не РУСАДА (Российскому антидопинговому агентству), а WADA. После своей победы мы пришли и сдали допинг-пробы. Две допинг-пробы есть. Некоторые пункты отчёта очень смешно читать, потому что, например, когда мы закрываем бутылки (с пробами), их невозможно открыть. Как их можно было открыть и заменить пробу или открыть и вылить — это просто смешно, потому что надо бутылку разбивать, ты её просто так не откроешь — только каким-то специальным способом, о котором никто не знает, или знают в WADA. Мы их закрываем и сами проверяем при человеке из WADA, что она никак не открывается. В фигурном катании допинга нет, поэтому нам бояться в принципе нечего. У нас самый допинг, когда кто-то худеет и попадается на каком-нибудь фуросемиде или мочегонном препарате, который сам не является допингом, а только скрывает допинг. В фигурном катании какой допинг — у нас координационный вид спорта!

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...