Максим Траньков: на Олимпийских играх нам просто нужно кататься, как на тренировке — даже при идеальном прокате соперников мы сильнее на голову

В Фукуоке (Япония) прошёл финал Гран-при по фигурному катанию. Действующие чемпионы мира и Европы Татьяна Волосожар и Максим Траньков стали вторыми в соревнованиях пар, уступив четырёхкратным чемпионам мира Алёне Савченко и Робину Шолковы из Германии. Спустя неделю после финала Гран-при это поражение осмыслил Максим Траньков.

Татьяна Волосожар и Максим Траньков

— Максим, финал Гран-при в Японии для вас Татьяной, по всей видимости, прошёл под девизом: «Кто не падет – тот не встаёт». Не больно упали во время церемонии награждения?
— Нет, не больно (смеётся). Забавно, конечно, вышло. Я просто немного в темноте потерялся – мы должны были поехать в одну сторону, а поехали в другую, и зацепились за ковровую дорожку, по которой, как оказалось, коньки не скользят.

— А если говорить про выступление… Больно падать после изрядной череды золотых стартов на второе место?
— Мы сначала, конечно, расстроились, потому что такой поворот, что Таня сорвёт прыжки, стал для нас более чем неожиданным. После проката у нас было какое-то смятение – ведь после падения мы всё равно очень хорошо доехали программу, сделали все элементы очень качественно, на скорости. Даже последнюю поддержку, на которой я обычно терял скорость, в этот раз я полкатка проехал на одной ноге в хорошем темпе. И когда закончили программу, с одной стороны, остались довольны прокатом, с другой, поняли, что из-за этих ошибок первое место мы уже упустили. Но потом посмотрели на результат – и увидели, что в общей сумме проиграли какую-то ерунду! То есть, наши основные соперники выиграли у нас всего три балла при своём потолке, при идеальных прокатах, плюс с учётом наших с Таней ошибок. В тот момент мы осознали, что абсолютно всё в наших руках и волновались мы зря. А ведь волнение присутствовало, поскольку мы вновь выходили на лёд последними, после приличных баллов наших оппонентов. Получается, на чемпионате Европы и Олимпийских играх нам просто нужно кататься – как на тренировке, потому что, при любом, даже идеальном, прокате соперников мы сильнее на голову. Мы посмотрели раскладку по элементам, и увидели, что выиграли технической оценкой оба выброса, подкрутку – вообще все технические элементы, за исключением прыжков. И если бы Таня прыгнула хотя бы комбинацию «тулуп плюс тулуп», по сумме баллов за две программы мы бы всё равно оставались первыми. Выходит, даже при идеальном прокате соперника мы имеем право на ошибку. И эти, пусть чисто математические расчёты, конечно, вселяют в нас уверенность. Может быть, финал Гран-при и был для нас важным стартом в том плане, чтобы мы перестали нервничать за техническую составляющую, не смотрели, уступаем мы соперникам или нет. Мы убедились, что не мы уступаем, а нас все догоняют.

— Со стороны, кажется, что вы, наоборот, скорее стремитесь к идеалу, к чистоте, к мощному и яркому раскрытию образов, поэтому подобные ошибки расстраивают вас едва ли не больше, чем поражения.
— Так и получилось. Несмотря на эти падения, мы всё равно получили высокие вторые оценки. Это значит, что мы не выпали из образов, не опустили руки, не проехали пол катка «ёлочкой», как, к примеру, на прошлом чемпионате мира, когда я догонял Таню после выброса. Эти ошибки забылись практически сразу, мы просто поехали дальше – также красиво, на скорости, с эмоциями. И это для нас очень хороший знак! Переживаем ли мы сейчас? Конечно, Таня расстроилась чуть больше, потому что это всегда обидно и даже стыдно допускать такие нелепые ошибки. Тем более, уж от Волосожар никто не ждал таких выкрутасов на прыжках (улыбается). Но мы умеем проигрывать, мы не станем оправдываться и объяснять чем-то свои ошибки. Просто постараемся вновь их не допустить. Что же делать, не получилось у нас второго «золотого» сезона (улыбается). С другой стороны, пусть кто-нибудь похвастается 25-ю стартами и только четырьмя серебряными медалями, пусть кто-нибудь ещё из нынешних наших соперников продемонстрирует такой же уровень.

— В прошлом году вы выиграли ряд стартов – в том числе, финал Гран-при – допуская при прокате падения с элементов. Если бы вас вновь поставили на первое место после такого проката, наверняка, удовлетворения было бы даже меньше, чем от второго места?
— В этом сезоне мы встретились в финале с такими соперниками, которых нельзя вот так обыгрывать. К ним есть уважение, как к великим чемпионам, опытнейшим спортсменам! К ним не будут относиться, как к более молодым парам, и ставить их на ступень ниже только из-за того, что они менее опытные, чем соперники – так получилось в прошлом году с Верой Базаровой и Юрием Ларионовым, которые стали в финале Гран-при вторыми вслед за нами. И нам было не очень приятно в прошлом году, когда мы с далеко не самым удачным прокатом выиграли тот старт. Но у нас был приличный задел в короткой программе, за счёт которого нам удалось остаться первыми по сумме двух программ, но ведь произвольную мы проиграли. В Японии мы также проиграли в произвольной программе, и в этот раз отрыва, созданного после короткой программы, нам не хватило.

— Как считаете, в большей степени роль играет короткая программа или основная борьба разворачивается в произвольной?
— В принципе, у нас был в этом году план, по которому мы должны были создавать приличный задел в короткой программе. С этим планом мы успешно справлялись, да и после отрыва в короткой мы как-то более уверенно и спокойно выходили на произвольную. Но в финале немцы чисто откатали совершенно обычную короткую программу, не стали рисковать и экспериментировать, и получили за неё под 80 баллов! После этого мы поняли, что максимум нужно выдавать в обеих программах – и тогда всё будет хорошо (улыбается). На самом деле, если говорить о соперниках, мы больше боимся китайцев, чем Алёну и Робина. Увидев, как в этом году готовы китайские пары, мы поняли, что нужно сравнивать не нас с немцами, а наблюдать за китайцами. Их пары всегда идут тёмными лошадками, но стабильно в олимпийский сезон и непосредственно на самих Играх они готовы просто бешено! Всё, что они не умели делать – начинают уметь именно в олимпийский сезон! Прокаты пары Пан Цин / Тон Цзян в финале Гран-при показали, что опасаться нам нужно не немецкую пару, у которых это уже третья Олимпиада и золота они ещё не выигрывали, и мотивации у них более чем достаточно. Но гораздо больше мы напряглись по поводу китайцев, поэтому ориентироваться мы сейчас будем на них.

— Тем не менее, встретиться на чемпионате Европы с немцами будет, наверное, вдвойне волнительно?
— Конечно, волнительно после такого расклада! Будем больше настроены, лучше мотивированы, будем стараться сделать всё чисто. Но у нас есть только один старт в этом сезоне, который мы хотим выиграть. Даже если на чемпионате Европы что-то не получится – ничего страшного!

— При всём давлении и напряжении, которое царит вокруг вас с приближением Олимпийских игр, можно сказать, что вы катаетесь в этом сезоне в кайф?
— На самом деле, срывы прыжков в финале Гран-при – это единственная ложка дёгтя в бочку мёда в нынешнем сезоне. Мы понимали, что второй сезон сделать «золотым» будем очень сложно. Даже судьям в какой-то момент надоедает такое доминирование. В танцах на льду канадцев тоже с американцами поменяли. Но ведь фавориты всё те же, соперники всё те же, к счастью, элементы у них остались прежними, ничего нового никто не выучил, не показал. Мы знаем, что мы двигались вперёд и выросли – у нас были проблемы с выбросами, мы делали их с ошибками, а теперь пришла стабильность и Таня делает такие мощные выбросы, как ни одна фигуристка в мире сейчас не делает! Мы стали качественнее делать поддержки. В подкрутах мы с первого уровня поднялись до четвёртого, хотя у многих он как держится третьим уже долгое время, не меняясь.

— Олимпийские игры приблизить не хочется?
— Мы бы даже сейчас уже выступили на Олимпиаде – форма у нас сейчас очень хорошая, программы едем легко, с техникой тоже всё в порядке (улыбается).

— Но тренер говорит – нужно отдыхать?
— Да, Нина Михайловна сказала, что нужно отдохнуть, так что сейчас мы целых пять дней не будем кататься (улыбается).

— Неужели так хочется вновь на тренировку, в режим?
— Ну, сейчас я бы на лёд не хотел выходить (смеётся). А завтра, может быть, уже захочу! На самом деле, после этого старта у нас появилось какое-то чувство удовлетворения. Да, мы оступились, но поняли, как работать дальше, как соревноваться, что нужно делать, чтобы всё было хорошо. На пьедестале мы всё равно стояли радостные, пришло какое-то облегчение, удовлетворение. Конечно, не от поражения, а от того, что ситуация стала ещё более прозрачной и чёткой для нас. Конечно, мы привыкли стоять на высшей ступени пьедестала. Но шутки ради скажу – даже находясь на второй ступени пьедестала, я всё равно, выше Робина (улыбается).

www.team-russia2014.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...