Мария Артемьева: хочу стать известной и обязательно как чемпионка

На проходящей в Италии зимней Универсиаде в женском одиночном катании Россию представит спортсменка, заслужившая право поехать на эти соревнования целым рядом успешных стартов в начале сезона — петербурженка Мария Артемьева. Ее имя не слишком знакомо широкой публике, хотя Артемьева является одной из немногих российских фигуристок, кому удается сочетать классическое женственное катание и сложнейшие технические элементы. Корреспонденты агентства «Р-Спорт» Андрей Симоненко и Анна Манакова решили познакомить читателей поближе с новым для многих лицом в российском фигурном катании.

Мария Артемьева

— Мария, как ваше самочувствие и настроение перед стартом на Универсиаде?

— К сожалению, приходится выступать сразу после травмы, но самочувствие лучше. Я очень люблю Италию, поэтому настроение вдвойне хорошее.

— Вчера Гордей Горшков, с которым вы тренируетесь в одной группе, завоевал серебряную медаль Универсиады. Как вам его выступление?

— Я вчера смотрела произвольную программу и наслаждалась его прокатом. Мне очень понравилось.

— Когда мы готовились к интервью, то поняли, что ничего о вас не знаем. Поэтому стандартный вопрос: как вы попали в фигурное катание?

— Не я, конечно, выбирала этот вид спорта для себя, а родители и мой дедушка. У него была когда-то мечта отдать в фигурное катание мою маму. Но ему было некогда водить ее на каток, да и она не хотела быть фигуристкой. И вот, когда появилась я и немного подросла, он сказал: «Тогда фигуристкой будешь ты!». Сначала он сам меня учил кататься во дворе, когда зимой заливали лед. А потом отвел меня в «Юбилейный» и записал в школу. Мой первый тренер — Елена Михайловна Фомина. А дедушка в школе стал легендарной личностью, потому что он со мной постоянно ходил, разминал меня, только ему разрешали смотреть на мои тренировки.

— Фигурное катание сразу понравилось?

— Когда в первых классах после школы все дети шли гулять, а мне надо было идти на тренировку, я пускалась в рыдания. Но меня за руки, за ноги тащили на каток. Только потом понравилось — класса с третьего уже сама с удовольствием начала тренироваться.

— Что произошло в этот момент? Может быть, соревноваться понравилось?

— Вряд ли, потому что первые старты были для меня неудачными (смеется). Помню, на какие-то соревнования, то ли первые, то ли одни из первых, на меня приехала смотреть моя бабушка, дедушка вообще рядом с тренером стоял меня настраивал. А я «провалялась» всю программу. Но я очень хорошо запомнила, как дедушка сказал: «Все у тебя будет хорошо».

— Вы рассказываете все про дедушку и бабушку — получается, родители не принимали участия в вашей спортивной жизни?

— Нет, принимали. Мне очень повезло с профессией моего папы: он хирург-травматолог, много мне помогает. Мама спокойнее относится, даже на соревнования перестала ходить. Издалека болеет, поддерживает, но сказала: «Это твое, занимайся сама, я вмешиваться не буду».

Мария Артемьева и ее тренер Евгений Рукавицын в Академии фигурного катания Санкт-Петербурга

— Ваш второй тренер — Татьяна Кленина…

— Да, я очень долго у нее каталась, перешла в ее группу от Елены Михайловны. Это был очень значительный период моей карьеры, примерно десять лет. Но в соревнованиях я по большей части выступала неудачно. Много переживала по этому поводу, думала, что проблема во мне. Что я не могу настроиться — на тренировках получается, а на соревнованиях нет. Но потом решила: наверное, надо что-то менять, какой смысл так кататься? И перешла в группу Евгения Владимировича Рукавицына. Не была уверена, что он меня возьмет: к нему незадолго до этого перешла Ксюша Макарова. Засомневалась, что буду ему нужна. Но он меня взял, и я этому очень обрадовалась. Очень хотела попасть в эту группу не только из-за тренера, но и из-за хореографа (Ольги Глинки) — мечтала заниматься с ней.

— Какие были первые впечатления?

— Как только перешла и начала заниматься, подумала: по-моему, я вообще ничего не умею (улыбается). Разве что кататься могу, а прыгать нет. Валялась с элементарных упражнений, которые тренер давал мне. Но где-то через месяц почувствовала, что начался прогресс.

— Пока длилась эта серия неудачных выступлений на турнирах, были мысли: продолжать кататься или нет?

— Были. В последних классах школы, когда надо было готовиться к экзаменам, у меня были кошмарные результаты на турнирах: один другого хуже. После каждого старта звоню маме, рыдаю в трубку, а она мне говорит: «Давай, заканчивай, не твое это фигурное катание». Но сейчас даже прощения просит, что тогда чуть не заставила бросить. Говорит, что я стала совсем другой.

— Кумиры в фигурном катании есть, кому бы хотелось подражать?

— Есть. Наверное, у меня два кумира. Это, во-первых, Каролина Костнер. Многие говорят: вот, за что ей дают такие оценки, она плохо прыгает. А я считаю, что она катается божественно, я тоже хочу так научиться. Она словно летает на льду. А второй кумир — это Кира Корпи. Просто потому что она очень красивая (улыбается).

— Как вы считаете, в чем надо вам прибавить, чтобы приблизиться по уровню результатов к кумирам?

— Когда я смотрю на свои выступления в записи, то они мне не очень нравятся. Мне говорят, что я стала хорошо кататься. Но я считаю, что все равно надо больше работать над скольжением, над хореографией. Еще есть куда стремиться и расти.

— Зато у вас есть стабильный каскад тройной лутц-тройной тулуп…

— Каскады «3-3» есть у многих, ими уже не удивишь никого. Сейчас, чтобы побеждать, надо кататься идеально чисто и делать все элементы на плюсы. Мне хочется достичь большего запаса. Например, тройной аксель научиться делать.

— Это реальные планы?

— Мао Асада же прыгает. Я пока не пробую, но мы с Евгением Владимировичем решили, что в межсезонье начнем пробовать. С ним запас будет.

— Практически весь прошлый сезон вы пропустили из-за травмы. Насколько тяжело дался тот год? Наверняка были разные грустные мысли…

— Да, прошлый сезон для меня был очень тяжелый. Больше с психологической точки зрения. Сначала выяснилось, что я с переломом на сборах каталась. Потом месяц в гипсе сидела дома, ничего не делала. Вышла затем на лед, начала скользить. Но когда ты скользишь, а все вокруг на тренировке прыгают — это тяжелое чувство… Хочешь, но не можешь. Потом постепенно вкаталась, но после Нового года заболела другая нога. Опять перерыв. Так до весны ничего и не делала. Мысли и правда были — может, закончить. Но меня очень поддержал Костя Меньшов (спутник жизни) в этот момент. Сказал: «Хватит лежать дома, давай, иди работай!» (смеется). Я собралась и вышла на каток. Начали работать, и все вдруг у меня стало получаться. В конце весны я начала прыгать лутц-тулуп на тренировках. И тренер тоже увидел, что у меня появилось желание.

— Костя на тренировках чем-то профессионально помогает?

— Помогает. Если видит, что у меня что-то не получается, пытается подсказать. Но я, когда заведенная, могу слушать только Евгения Владимировича, все-таки он тренер. А Костю не могу слушать, его и послать могу (смеется).

Мария Артемьева— Впереди чемпионат России, на который вы поедете в статусе такой темной лошадки. Основных ваших соперниц видели на этапах Гран-при, а вы чуть-чуть в тени. Понятно, что здесь есть минусы, а плюсы, как считаете, есть?

— Надеюсь, психологически мне легче будет. От них чего-то ждут, а от меня нет.

— Но намерения-то серьезные есть?

— В фигурном катании загадывать, какое место займешь, бесполезно. Поэтому я просто хочу собраться и все сделать. У меня ни один чемпионат России не получался хорошо. Откатаю нормально короткую — плохо произвольную, и наоборот. А сейчас настрою себя так, чтобы в двух программах выступить хорошо.

— А если говорить глобально, чего мечтаете добиться в фигурном катании?

— Наверное, стать известной фигуристкой. А для этого — выиграть чемпионат Европы и чемпионат мира. Если говорить про Олимпиаду, то, наверное, мне хватило бы просто попасть на нее. И уж я была бы совсем довольна, если бы стала призером. Евгений Владимирович говорит постоянно, что надо мечтать о большем. Потому что минимум тогда точно выполнишь.

— Но все-таки, первое, что вы пожелали себе — это известности. А известность бывает разная. Например, есть такая фигуристка из Швейцарии Люсинда Ру, которая никогда ничего не выигрывала, но ее все знают благодаря уникальным вращениям. Этот вариант, наверное, вас не устроит?

— Нет. Я хочу быть известной как чемпионка.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...