Мария Сотскова: «Спортсмены — это лицо тренера»

Это интервью с Марией Сотсковой мы сделали на следующий день после ее победы в финале юниорского Гран-при. Тогда следующей целью спортсменки было отобраться на первенство мира среди юниоров в Болгарии. «Претенденток будет очень много, особенно на третье место в нашей команде», — рассуждала Маша.

О своем пути в спорте, поддержке мамы и кумирах в интервью Марии Сотсковой сайту ФФККР.

«Тренер не сюсюкается с нами»

— Маша, первый приход на каток тебя разочаровал: холодно, незнакомая строгая тетя, мама где-то на трибуне… Этого было достаточно, чтобы разреветься. Но что зацепило потом?

— Привыкла. Первые уроки на начальной стадии мне, честно говоря, не нравились. Скучные упражнения, которые надо было повторять изо дня в день. Но когда перешли к прыжкам, стало намного интереснее, а после первых соревнований затянуло еще больше.

— Помнишь первые соревнования?

— Чаще всего вспоминается другой старт. Туда должна была ехать спортсменка, которая внезапно заболела. Меня заявили вместо нее. А у меня ни костюма, ни до конца поставленной программы…

Справились за неделю: доделали программу и костюм. Откаталась я хорошо, все одинарные прыгнула. Заняла место 30-е из 48-ми. Сама не поняла, то ли радоваться, то ли расстраиваться. Но тренер увидела, что я чисто откаталась, ей это понравилось, и стала со мной внимательнее работать.

— Тренер у тебя Светлана Владимировна Панова.

— Да, очень серьезная, строгая. Не сюсюкается с нами. Но на стартах очень переживает.

— А внешне выглядит уверенной и спокойной.

— Это только кажется. Все тренеры переживают за своих спортсменов. Это же их работа. Не хочется, чтобы ученики плохо выступали. Мы же их лицо. Спортсмены – это лицо тренера.

«Во время моих выступлений мама мысленно катается вместе со мной»

— Поначалу кто был больше увлечен фигурным катанием — ты или мама?

— Мама у меня никогда не была фанатом фигурного катания. Это сейчас она подбирает для меня костюмы, музыку… Из-за этого ночами может не спасть. Следит за соревнованиями, ездит на турниры. Но если другие мамы спокойно сидят и смотрят, то моя старается повторять все движения. Как тренеры у бортика… Мама словно мысленно катается вместе со мной. Я это чувствую, хотя и не всегда вижу.

Первый год мама почти все время водила меня на каток. Запомнила, наверное, как я плакала на первом занятии. Но знаете, так бывает у детей: проснешься утром и нет настроения, все как-то не так… В основном же я с удовольствием спортом занималась.

Мама всегда поддерживала, не давила. Бывали моменты, когда опускались руки, говорила, что надоело, не нравится… В таких случаях мама отвечала: «Не хочешь, давай бросим». И я сразу приходила в себя.

— А бывает, хочется бросить?

— Обычно такое случается в начале сезона. После отдыха всегда тяжело втягиваться в тренировки. Тело словно не твое. Начинаешь прыгать — ничего не получается. На льду крик, истерики, потому что все наперекосяк.

Этот сезон был первым, когда все шло само собой потихонечку. У меня были новые коньки, и наш второй тренер, которая замещала Светлану Владимировну, дала время привыкнуть к ним, втянуться.

— Из-за чего нервничаешь в начале сезона?

— От непонимания. Столько лет работать, выйти после отдыха и… ничего.

— Но, наверное, такое происходит у многих.

— Понимаю. Но в тот момент почему-то отказываюсь это понимать.

«В спорте надо оставаться человеком»

— Какие соревнования вспоминаешь чаще всего?

— Прошлогоднее первенство России в Саранске, где я стала третьей. После короткой программы занимала 7-е место. Хотя рассчитывала, что в тройке буду, а потом еще выше поднимусь. А тут такое! Почему?.. Вроде чисто откаталась.

На произвольную настраивалась спокойно. Предпоследняя разминка. Вышла на лед, вакуум вокруг себя создала.

— Это как?

— Просто сама себя настроила, что мне нечего терять, что надо расслабиться и сделать то, что умею. После проката пошла в буфет, радуясь, что шестая — в сборную попала. В буфете стоял маленький телевизор, где шла прямая трансляция чемпионата. И вдруг… одна спортсменка неважно откаталась, я поднялась на 5-е место. Потом другая — я уже четвертая. После Юля Липницкая вышла на лед.

Я очень переживала за нее, потому что мне очень нравится, как Юля катается. А тут шок… Она упала, а я мечтала, чтобы Липницкая стала первой. Конечно, Лена Радионова мне тоже нравится, но у Юли более взрослое катание.

Объявляют баллы, Юля стоит в протоколе после меня. Не поверите, у меня такой всплеск эмоций был: Я обошла саму Юлю Липницкую!

В общем, третье место на том первенстве России стало для меня полной неожиданностью. Это было классно!

— В твоем рассказе искренние переживания за соперниц, но фигурное катание – это индивидуальный вид спорта. Каждый хочет победить!

— Конечно, каждый хочет стать первым. Но надо оставаться человеком! Мы выйдем со льда, забудем обо всем, будем смеяться, улыбаться и ходить все вместе.

«Патрик Чан скользит так, словно катается по часам «Ролекс»

— Внимательно следишь за событиями в женском катании?

— Тренер при любой возможности старается отвести меня на взрослые тренировки. Например, во время финала Гран-при в Фукуоке смотрела тренировки одиночников. Непередаваемые ощущения от катания взрослых мальчиков. Все на высоких скоростях, высокие прыжки… Чтобы так кататься, надо работать и работать.

— А девушки?

— Все спортсменки очень артистичны. Как только включают музыку, то они начинают в этой музыке жить. С прыжками похуже, чем у мальчиков. У Мао Асады хороший «триксель». Не всегда чистый, но хороший.

— Что еще отметила?

— Канадец Патрик Чан замечательно работает стопой. Это особенно заметно в дорожке, на перебежках… Такое качество очень ценится.

Не только у Чана, но и у американских фигуристов похожая манера: словно они не касаются коньками льда, а скользят нежно, будто по часам «Ролекс».

— Как думаешь, это врожденное или наработанное?

— Наработанное, конечно.

— Как тогда надо работать?

— Так, как Патрик Чан. Думаю, он вообще не выходит со льда. Помню, каким он был три-четыре года назад. Сейчас это совсем иное дело.

— В чем отличие?

— Раньше Чан катался как все, а сейчас не похож ни на кого. Второго Патрика нет. В том, что он стал таким, есть определенный процент таланта, но в основном, мне кажется, это за счет кропотливой работы.

— Липницкая, Радионова, Чан, Асада… Кто еще?

— Мне нравился Джонни Вейр. Он был непохожим на других. Джонни катался душой. Выходил на лед, будто говорил: «Я люблю вас, зрители». Джонни все делал в свое удовольствие. У него были неординарные костюмы, музыка к программам…

Как-то в Москве проходил этап Гран-при, и нам в школе дали билеты. Мы пошли с мамой. Выступал Вейр. Он мне так понравился, что я потом просила находить любую информацию о нем в интернете. Очень увлеченно следила за карьерой Джонни. И когда он объявил о завершении, мне было очень жаль.

«Не нужно кататься с оглядкой на других»

— Как добиться непохожести в фигурном катании?

— Не нужно кататься с оглядкой на других. Если очень хочется поднять руку вот так, и подними ее так, а не как обычно, через третью позицию. В общем, надо всегда оставаться самим собой.

— Получается?

— Сколько помню себя, всегда все делала не так, как другие. Все идут в одну сторону за ковриками, я — в противоположную. Ну и так далее. Правда, сейчас на катке я самая старшая, и пользуюсь авторитетом у маленьких. Они все повторяют за мной, так что выделиться не получается.

— Сама дошла до мыслей об индивидуальности?

— Нам хореограф Илона Протасеня постоянно об этом говорит. Илона Ивановна гениальный человек. И все программы, которые она делает, с историей. Взять хотя бы мою произвольную.

Я – Ангел, который ищет на Земле человека, которому надо обязательно помочь. Человек в опасности. Но поиски Ангела тщетны. Помните, мою дорожку шагов? В этот момент Ангел попадает на дискотеку, но и там не находит героя. В итоге все-таки спасает. И в последней части программы Агнел радуется, что все удалось…

Илона Ивановна постоянно что-то придумывает, ищет, совершенствуется… Она бывшая танцовщица. Получила травму. Стала работать с фигуристами. В общем, нам очень повезло.

«Фигурное катание дало мне огромный жизненный опыт»

— Что такое фигурное катание для тебя сейчас?

— Фигурное катание – это огромный жизненный опыт. Соревнования, тренировки, поездки… Если бы я не занималась спортом, то, возможно, ничего подобного не испытала.

А так 11 лет занимаюсь фигурным катанием. Года три назад решила, что этот вид спорта уже не брошу. Не смогу. Бывает, заболею, первый день еще дома посижу, наберусь сил, а на второй начинаю маму трясти, мол, пойдем на тренировку. Ноги сами прыгают. Начинаю по комнате скакать, танцевать, только бы не лежать… Работа стала увлечением, а увлечение работой.

— В этом сезоне главная задача для тебя – отобраться на юниорский чемпионат мира?

— Это будет очень тяжело. Претендентов много. Главное, чтобы нервы не подвели.

— Где взять железные нервы?

— Просто перед стартом не надо сильно нервничать. Я психую, только когда последней приходится стартовать. Самое сложное – ждать. Тренер не разрешает сидеть, поэтому хожу, прыгаю, лежу… В этот момент разные мысли в голову лезут.

— Но на финале сумела себя настроить?

— Мне помогли обмануть себя. Придумали историю про скомканный страх, спрятанный в рюкзаке. И я заставила себя поверить в это.

— В итоге выиграла Гран-при и осталась довольной.

— Единственное из-за чего расстроилась, что мне игрушек не дали. После соревнований увидела мешки с игрушками, подошла, спросила про свой. Его долго искали. Не нашли. Потом побегает японец, дает пакет, а там один цветочек. Мама поняла мое настроение, стала успокаивать, мол, лучше медаль, чем игрушки. А мне все равно обидно.

Потом приехали в гостиницу. Встретили Симу Саханович. Она и говорит: «Маша, там тренер твои игрушки принесла». У меня было столько радости!

Мне очень понравилось в Японии. Все люди такие улыбчивые, радостные. А фанаты! Ты им рукой помашешь, они от счастья в обморок падают.

В Японии люди на улицах улыбаются. Они тебе, ты им. В Москве такое редко увидишь. Мне кажется, я за всю жизнь столько не улыбалась, сколько за эти несколько дней.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...