Медведева: митинга против негативных комментариев не будет, это бред

Двукратная чемпионка мира по фигурному катанию Евгения Медведева по итогам выступления на чемпионате России пообщалась с журналистами, рассказав о том, кто ее поддерживает, какую силу представляют ее болельщики, а также анонсировала возвращение в социальные сети.

— Искупали вас в любви болельщики?

— Искупали. Сегодня плавала в ней. Пыталась себя отвлечь, но при этом сохранить концентрацию.

— Вы приехали в Саранск в очень хорошей форме. Сделали вывод для себя, как нужно настраивать голову на соревнования?

— Как таковой формулы я пока что не вывела, но один фактор я учла — нужно просто верить в себя. Неважно, чем ты занимаешься, просто нужно верить в себя и верить в тех людей, которые находятся вокруг тебя.

— Как показывает опыт великих чемпионов, смена программы по ходу сезона не всегда идет на пользу. Что вас заставило поменять короткую программу с джазовой композиции на «Тоску» Джакомо Пуччини?

— Я считаю, что, наоборот, это мне пошло на пользу. Я в более комфортном для себя образе и считаю, что саму программу вчера я откатала неплохо. Я говорю не про прыжки, а про интерпретацию. Мне намного больше нравится эта программа, которую я вчера показала. Проблемы были с прыжками — технические. Сказался психологический фактор. Это, мне кажется, все понимают.

— Расскажите об этой истории, как вы заходили в социальные сети, чтобы почитать.

— Вообще до чемпионата России я приняла решение, что после выступлений я вернусь в социальные сети. Думаю, что сегодня даже прямой эфир в Instagram проведу. Потому что там очень много людей, которые меня поддерживают. Я заметила, насколько меньше негатива стало, меня это радует. Появляются периодически столпы, которым лишь бы выскочить и сказать что-то. Такие люди еще есть, но их все меньше, потому что у меня очень сильные фанаты, очень умные и на язык острые. Это быстро все убирается. Да, сегодня я вернусь в соцсети.

— Вы знали, что ваш фан-клуб готовит такой флешмоб с розами и раздает значки?

— Честно говоря, я узнала только сегодня, когда зашла в соцсети. Я не до конца поняла, в чем смысл, раздавали их или нет, но розы мне поступают, да.

— Раньше вы всегда выходили уверенно, а в этом сезоне появилось волнение. Откуда оно берется?

— Я не могу сказать, что волнения не было. Оно было, даже у меня коленки тряслись перед стартом. Скажу честно: во-первых, за бортом стояли другие люди, это тоже влияет. Иногда разминаешься-разминаешься, поворачиваешь голову — а там другой человек стоит. А потом думаешь: «Ну да». Прошло довольно мало времени после моего перехода.

Тогда я была психологически младше, как-то было легче собой управлять, было легче мной управлять. Нервы были, но с ними справлялась. Теперь нужно искать новые методы, и все-таки есть еще такое словосочетание, как «запас прочности», который иногда иссякает. Как раз психологический запас прочности — самый хрупкий.

— У вас меняется стиль, отношение к жизни, можно сказать, менталитет. Насколько мы видим прежнюю Женю и насколько — новую?

— Расскажу наглядный пример. Вчера перед короткой программой на тренировке разминались в зале, естественно, подходят тренеры, спортсмены. Один тренер поздоровался: «Доброе утро». В ответ я сказала: «Доброе утро». Громко так, а он даже не отреагировал. Потом уже повернулся: «Женя, это ты со мной поздоровалась? Извини, я не среагировал. Мне просто непривычно, что ты такая классная, открытая, все время здороваешься и даже улыбаешься». Мол, «год назад и подумать нельзя было, что ты такой классный человек». Вот для меня это наглядный пример того, как я изменилась. Надеюсь, что это не будет расхолаживать как спортсменку, а только поможет мне.

— Женя, для вас важно, какое место на чемпионате России вы займете?

— Сейчас уже нет! После 14-го места в короткой я буду рада и 10-му, знаете ли.

— Но при нынешней системе судейства можно подняться достаточно высоко.

— Дай бог, еще две разминки катаются.

— К вам вчера подошла Татьяна Тарасова. Она выразила какие-то слова поддержки или дала ценные указания?

— Слова поддержки и ценные указания. И то, и другое.

— Прислушиваетесь к ее словам?

— Да, конечно. Это человек, который очень сильно меня поддерживает. И, честно говоря, она меня очень вдохновляет. Она даже сегодня на тренировку официальную пришла, стояла вместе с Брайаном. На самом деле, это было очень странное чувство. Ты так поворачиваешься, а там стоят Брайан Орсер и Татьяна Тарасова. И такая: «О, пойду попрыгаю».

— Страшно?

— Нет, наоборот, зажгло огонь. Такие люди поддерживают. Я еще очень благодарна Леше Ягудину за то, что он вчера подошел в «kiss and cry» и тоже поддержал.

— У вас такая потрясающая поддержка, но все это омрачает негатив в соцсетях вашей фан-группы и других спортсменок.

— Я, по-моему, все вам уже сказала по этой теме.

— Может быть, вы как-нибудь призовете своих болельщиков к тому, чтобы зарыть топор войны?

— Я такой человек, что не имею права кому-то указывать. У каждого свое мнение, у всех разные характеры. Может быть, у кого-то проблемы в семье, и он решил все это вылить на моей странице. Я не собираюсь никого призывать. Я не социальный деятель, чтобы устраивать митинги, выходить с плакатами: «Нет негативным комментариям». Это все бред. У людей должна быть своя голова на плечах. И, слава богу, у моих настоящих фанатов, которые сидят сейчас в зале, смотрят фигурное катание, у них с головой все в порядке. Поэтому я никого не собираюсь призывать.

— Когда вы переходили к Брайану, у вас наверняка были представления, как все будет.

— Они совсем не оправдались.

— Назовите три вещи, которые больше всего вас удивили.

— Во-первых, внешний вид «Крикет клуба». Я видела только саму арену на фотографиях и каких-то видео, но когда мы подъехали к катку, я спросила: «Где каток?». Потому что это выглядит как семейный дом. С вот такой деревянной крышей, подходишь, а там такая арка, на которой написано «Cricket curling & skating club». И ты такой стоишь и думаешь: «Что это такое?». Заходишь, а по соседству находятся curling-arena и skating-arena. Это как ящик Пандоры. Снаружи он вот такой вот. Похож на тренажерный зал. Я вообще не понимаю, как это все в таком маленьком здании помещается. Как Тардис из «Доктор кто».

Второе — время тренировок. Сессии очень короткие – 50 минут или час, но ты катаешь столько, сколько сил у тебя хватает. Можешь и в восемь утра, и в десять, и в 11, и в 12 – до семи вечера. Ты сам выбираешь. Мы с Брайаном и Трэйси (Уилсон) работаем в 11, а потом в два часа дня.

Еще один фактор. Когда я пришла, было видно, что ребята меня ждали. Они пришли на каток, увидели меня и сразу же сказали: «О, Женя, привет!». Я сижу и думаю: «А кто ты?». Я не знала даже этих людей. Но мне не пришлось даже там приживаться. В первые дни я со всеми ребятами пообщалась.

— Вашего английского хватает, чтобы понимать все тренерские нюансы?

— Абсолютно. У меня нет языкового барьера.

— Когда были в сентябре контрольные прокаты в Москве, вы были воодушевлены. Тогда еще не было известно, что вы не попадете в финал Гран-при, что займете 14-е место после короткой программы на чемпионате России…

— Спасибо, что напомнили.

— Подскажите, изменилось ли как-то ваше восприятие жизни с того момента?

— У меня появилось намного больше людей рядом. Просто фантастических людей. Я не могу их всех назвать. У меня очень много учителей рядом. И это не обязательно специалисты с большим стажем. Это люди, с которыми я просто общаюсь.

Наверное, эти проблемные ситуации дали мне повод раскрыть глаза и увидеть то, чему можно поучиться у людей, которые рядом.

rsport.ria.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...