Меньшов — Ковтун. Послесловие

Специальный корреспондент агентства «Р-Спорт» Андрей Симоненко в своем блоге «Крюки и выкрюки» рассуждает о последствиях окончательно утвержденного в четверг решения заменить в сборной России по фигурному катанию на чемпионате Европы Константина Меньшова на Максима Ковтуна.

Итак, решение отправить на чемпионат Европы в Загреб не бронзового призера чемпионата России Константина Меньшова, а занявшего в Сочи пятое место Максима Ковтуна признано окончательным и обжалованию не подлежащим. Спорить больше не о чем, но несколько слов о том, что, по моей информации, происходило за кулисами в последние предпраздничные и все праздничные дни, сказать можно.

В первую очередь о роли, которую играло в этом спектакле министерство спорта России. Не секрет, что именно реакция главы ведомства Виталия Мутко на обращение к нему со стороны ведущих фигуристов России и президента петербургской Федерации фигурного катания Олега Нилова дала многим надежду, что решение нарушить спортивный принцип будет пересмотрено. «Мы вернемся к этому вопросу, решение должно быть совместное, разумное», — сказал Мутко перед Новым годом в диктофон, и это позволило предположить, что мимо диктофона, в разговорах с непосредственными участниками событий, министр сказал больше. Однако слова остались только словами. Тренерский совет больше не собирали, хотя Мутко в одном из интервью говорил о необходимости сделать это, а так называемое «возвращение к вопросу» оказалось простым заседанием бюро исполкома Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР), которое изначально по уставу не имело полномочий отменить решение самого исполкома. Два с лишним часа бюро просто обсуждало, как можно в данной ситуации сохранить лицо, и в итоге решило его не сохранять. Меньшову даже не гарантировали участие в командном чемпионате мира, хотя за это подобие компромисса выступал президент федерации Александр Горшков. «Будет отбираться на общих основаниях», — сказало большинство. В данном случае для руководства федерации спортивный принцип оказался важнее.

Справедливости ради стоит заметить, что у министерства спорта в случаях, аналогичных ситуации «Меньшов – Ковтун», нет легальных рычагов воздействия на федерации. Если, конечно, те не нарушают утвержденных правил. Формально же критерии отбора в сборную были соблюдены. Представители минспорта максимум могли разве что стукнуть кулаком по столу. Они, как я понимаю, и стукнули – но возмущаясь только тем, что ФФККР не сумела обставить свое решение так, чтобы не возникло публичного громкого скандала с участием многих фигуристов и тренеров (свое мнение в поддержку Меньшова в «Твиттере» неожиданно резко даже высказал олимпийский чемпион Алексей Ягудин). Вникнуть в ситуацию и понять, почему из авторитетных специалистов мирового масштаба за замену Меньшова на Ковтуна высказалась только непосредственный тренер Максима Татьяна Тарасова, а против проголосовали не связанные никакими общими интересами Алексей Мишин, Виктор Кудрявцев и Николай Морозов, уважаемый Виталий Леонтьевич Мутко, судя по моему с ним телефонному разговору, не смог. Или не захотел.

Подробно расшифровывать в двадцать пятый раз доводы, почему решение ФФККР может оказаться губительным не только для Меньшова, но и для самого Ковтуна, не считаю нужным – я об этом говорил в предыдущей записи блога. Ковтуну, к слову, я желаю огромной удачи, так как он-то в этой ситуации вообще ни при чем. Сейчас важно другое – что будет дальше. С чемпионатом Европы все понятно. При нынешнем уровне мужского одиночного катания в Старом Свете Максим может при отличном прокате попасть в медалисты, при хорошем — в шестерку, и даже при очень плохом он вряд ли свалится ниже восьмерки. Любой исход будет признан удовлетворительным – парня либо похвалят, либо скажут: ну что ж, после всей этой нервотрепки ты сделал все что мог. Но поскольку замена в сборной происходила под лозунгом необходимости завоевать для России как минимум две путевки на Олимпиаду в Сочи, то ключевой вопрос формулируется так: кто должен стать тем единственным участником чемпионата мира в Канаде, которому будет доверено выполнение задачи государственной важности попасть в десятку лучших. Был бы согласен взять на себя эту миссию Евгений Плющенко – вопросов бы не было, но олимпийский чемпион при нынешнем далеко не идеальном состоянии своего здоровья, похоже, не хочет раньше Сочи-2014 сталкиваться с Патриком Чаном и японской компанией, рискуя проиграть весь тот авторитет, что был нажит непосильным трудом. Тем более на «вражеской» территории.

Анализировать сильные и слабые стороны остальных кандидатов на роль спасителя отечества пока, разумеется, рано. Сергею Воронову и Ковтуну предстоит для начала выступить на «Европе», Артуру Гачинскому – в Финале Кубка России в Твери. Должен подготовиться и поехать туда, не сомневаюсь, и Меньшов, как бы тяжело ему сейчас ни было. Да, Костя за свою карьеру выиграл целых пять этих самых Финалов, и ни на что это никогда не влияло. Вспомнить хотя бы прошлый год, когда у него отняли уже обещанную путевку на командный чемпионат мира, отдав ее… все тому же Ковтуну. Тоже под предлогом «обкатать молодежь».

Но нынешний Финал может оказаться судьбоносным. Во-первых, по-тихому провести эти соревнования не удастся, ибо Тверь – не Сочи. Это на каток «Айсберг» под предлогом необходимости «тестирования олимпийской системы безопасности» можно было не пускать зрителей. В Тверь же люди приедут – и из Москвы, и из Питера, благо рядом. Если чемпионат России из-за предновогодней суеты прошел мимо большинства СМИ – газеты так просто уже не выходили, то к Финалу Кубка внимание будет повышенное. И если Меньшов в шестой раз выиграет этот турнир и покажет чистое катание, то Федерации придется придумывать что-то нечто большее, нежели набившую оскомину формулировку «он нестабильный». Ведь если возникнет еще один скандал масштаба, подобного нынешнему, то ударить он может уже совсем по другим людям.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...