Михаил Коляда начал погоню за медалью чемпионата мира

Короткую программу в турнире одиночников на чемпионате мира по фигурному катанию в Милане выиграл 18-летний американец Нэтан Чен. Малое «серебро» досталось россиянину Михаилу Коляде, превысившему гроссмейстерский рубеж в 100 баллов и более чем на три балла опередившему другого американца Винсента Чжоу.

Юниор, прошедший испытание огнем

Иногда для того чтобы все встало на свои места, нужно просто снизить накал соревнований. Выступление 17-летнего Чжоу, выигравшего прошлогодний юниорский чемпионат мира и дебютирующего в этом сезоне на взрослом уровне, наводило именно на такие мысли. В феврале фигурист принял участие в Олимпийских играх, где потряс публику количеством четверных прыжков (лутц и флип – в короткой программе и два лутца, флип, сальхов и тулуп – в произвольной), но из семи прыжковых элементов справился без нареканий лишь с тремя и занял вполне достойное шестое место.

Все три олимпийских результата американца стали его личными рекордами. В Милане Чжоу сразу обозначил свои притязания, а главное — катался не как юниор, случайно попавший во взрослую компанию, а как человек, прошедший огонь и воду. В самом деле, что такое чемпионат мира, когда спортсмену довелось побывать в олимпийском пекле и выбраться оттуда живым?

Программа американца с двумя безупречными четверными и тройным акселем была оценена с точки зрения техники суммой 57,78, а в целом Чжоу набрал 96,78, превысив свой олимпийский результат на 12,25 балла.

Из ранее выступавших спортсменов (Чжоу имел 27-й стартовый номер из 37 участников) за 90 баллов забрался лишь один фигурист – канадец Киган Мессинг (93,00). Это, собственно, означало, что со времен, когда мужчины начали биться по-взрослому, то есть освоили все тройные прыжки, в фигурном катании с позиции борьбы за медали не изменилось ровным счетом ничего: это всегда сильнейшая разминка и совершенно определенные люди, умеющие не только (и не столько) кататься, но обожающие драку, наслаждающиеся одной лишь ее атмосферой. Попасть в эту элитную группу – уже достижение. Именно это в итоге удалось американскому дебютанту.

Битвы равных

Отсутствие в мужском турнире двукратного олимпийского чемпиона Юдзуру Ханю и двукратного чемпиона мира Хавьера Фернандеса сделало предвкушение драки еще более острым. По сути, под сводами «Медиоланум Форума» происходил, выражаясь лексикой 90-х, натуральный передел собственности: шестеро спортсменов, включая Коляду и Дмитрия Алиева, имели вполне сопоставимые личные рекорды, чтобы вести борьбу на равных. Все владели прыжками в четыре оборота, в том числе сложнейшими. И вопрос, кто из них окажется в этом соперничестве выше, не был вопросом техники или качества катания как такового, а сводился к банальному: кто окажется по-спортивному наглее, подчинит себе этот лед, заставит себя запомнить.

Взять того же Чена. Если бы не совершенно отчаянный ход — решиться в Пхенчхане на шесть четверных в произвольной программе и сделать их — не исключено, что мир запомнил бы американца как спортсмена, который умеет неплохо прыгать, но совершенно не держит удар по-настоящему мужских соревнований. Тем олимпийским выступлением в произвольной Чен переписал себе репутацию с чистого листа. Если на кого в Милане и смотрели как на наиболее опасного лидера, так именно на него.

Шаг назад для прыжка вперед

Группу лидеров открывал Коляда. Пережить то, что выпало на долю спортсмена в Пхенчхане, где фигурист полностью завалил короткую программу в командном турнире, сумел бы, наверное, не каждый. Но оказалось (как и в случае с Чжоу), что чуть снизившийся накал состязаний явно пошел российскому фигуристу на пользу. Все три прыжковых элемента были оценены достаточно щедро, правда до своего личного рекорда (103,13) Коляда недобрал чуть более трех баллов, что не было удивительным: ради стабильности спортсмен заметно облегчил программу, отказавшись от исполнения четверного лутца в каскаде и заменив его простеньким, по нынешним понятиям, тулупом.

Стратегически это был, возможно, правильный ход: тренер Валентина Чеботарева и ее спортсмен сделали все, чтобы избежать риска, и преуспели в этом. Однако Татьяна Тарасова, которая смотрела соревнования не с комментаторской позиции, а с трибуны, позицию «малой крови» резко не одобрила.

«В фигурном катании еще не приняли правила, освобождающие спортсмена от необходимости выполнять прыжки во второй половине программы, — сказала она. — Миша прекрасно катался, я рада, что он второй. Но он катал ровно такую программу, которую исполняли 20 лет назад Алексей Ягудин и Женя Плющенко. Каскад тулуп-тулуп, тройной лутц, аксель, все три прыжка в первой половине. По нынешним меркам то девичья программа, а не программа спортсмена, претендующего на высокий результат».

Алиев в роли Чена

Вторым, кто превысил отметку в 100 баллов, стал Чен, который хоть и волновался больше обычного, желая реабилитировать себя за еще свежий в памяти болельщиков олимпийский провал, и не слишком хорошо выполнив выезды с прыжков, но показал самую сложную программу — с четверным лутцем, четверным флипом и прыжками во второй половине.

Больше никому гроссмейстерский рубеж не покорился. Дважды бронзовый призер мировых первенств китаец Цзинь Боян чуть было не въехал в борт на втором четверном прыжке, а призеру Игр в Пхенчхане японцу Сёме Уно заминусовали каскад, выполненный через «тройку» и закончившийся не слишком уверенным приземлением.

Наиболее жестоко судьи обошлись с Алиевым, отправив его на 13-е место. Хотя спортсмен, конечно же, просчитался сам: вторым прыжком он выполнил вместо четверного тулупа тройной, а поскольку один тройной тулуп у фигуриста уже имелся в каскаде, то прыжок не был засчитан.

Несмотря на то, что короткая программа определила двух «гроссмейстеров», все шестеро спортсменов, которым предстоит выступать в произвольной программе в сильнейшей группе, по-прежнему сохраняют относительно равные позиции: разница в пять-шесть баллов в программе с большим количеством прыжков нивелируется в мужском катании достаточно легко.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...