Морис Квителашвили: Хочу оставить этот сезон позади, но выводы сделал

Медалист трёх этапов серии ISU Challenger, Морис Квителашвили сначала выступал за Россию, но с сезона 2016/17 представляет Грузию и был удостоен чести нести грузинский флаг на Олимпийских играх. Он живёт в Москве, тренируется у Этери Тутберидзе и известен своими творческими интересными программами.

– Начнём с самого начала. Расскажи, где ты родился, как начал кататься на коньках.

– Я родился в Москве. Когда мне было четыре года, родители решили отдать меня на фигурное катание. Я начинал в ЦСКА у Елены Владимировны Проскуриной. Когда тебе четыре, ты не задумываешься о том, нужно ли тебе это: ты делаешь первые шаги, потому что заставили родители. Но когда вырастаешь, начинаешь понимать, что тебе это нравится. В какой-то момент это становится профессией, генератором дохода, жизнью.

Я учусь в Москве, в Российском Государственном Университете физической культуры, спорта, молодёжи и туризма. После получения диплома смогу работать тренером. Я уже немного тренирую, а также ставлю хореографию. Но сейчас у меня для этого не так много времени, потому что я сам соревнуюсь, и мне нужно много тренироваться.

– Ты выступал за Россию. Как пришло решение представлять Грузию?

– Мои родители из Тбилиси. Мама тоже была фигуристкой, входила в юношескую сборную СССР. Мне поступали приглашения кататься за Грузию, но сначала я пытался выступать за Россию. Я делал всё возможное, усердно тренировался, но не смог претендовать на попадание в команду и пропускал главные старты сезона. У меня незавидная репутация нестабильного спортсмена. На любых соревнованиях я выходил на лёд и хорошо катался, но во время отбора на чемпионате России выступал плохо. И я чувствовал, что мне нужно что-то поменять.

– В первом сезоне выступлений за Грузию ты совершенно раскрылся.

– Думаю, это произошло благодаря моему участию в различных ледовых шоу. Думаю, это связано с этим, а не с переездом в Грузию. Раньше у меня такого опыта не было, но целый сезон прошёл без соревнований, и мне нужно было заниматься чем-то интересным. Я не мог просто тренироваться. А кататься в шоу – это интересный опыт и хорошая практика выступлений перед аудиторией. Я почувствовал, что меняюсь, что меняется моё отношение к соревнованиям. Перед выходом на публику я перестал бояться, стал гораздо увереннее.

– А как ты получил приглашения на эти шоу?

– Так вышло. На наш каток пришёл Илья Авербух: он меня хорошо знает, и мы поговорили. Им нужно было найти замену Илье Кулику в “Ромео и Джульетте” на четыре выступления, и они предложили мне роль Париса. Я приехал в Сочи, посмотрел шоу, которое поистине было шедевром, и выучил роль за два дня.

– Ты был единственным исполнителем главной роли, который не являлся олимпийским чемпионом!

– Да. Это было круто. Все они были очень дружелюбны, поддерживали друг друга. Конечно же, они дали мне множество советов. Это был очень интересный и незабываемый опыт.

– А что сказала Этери Тутберидзе, когда посреди подготовки к сезону, летом, ты внезапно вылетел в Сочи?

– Ну, участие в таком шоу тоже можно назвать подготовкой к сезону. Мы с ней всё обсудили, она согласилась, что это очень хороший шанс проявить себя и как спортсмену, и как шоумену. Так что мы приняли это решение вместе. И когда я получил её одобрение, я отправился в Сочи.

– А в каких ещё шоу ты принимал участие?

– “Ромео и Джульетта” Ильи Авербуха, “Чиполлино” и “Щелкунчик” Петра Чернышёва. Я выступал на различных шоу в России: Тольятти, Самаре и других городах, а также на шоу “Магия на льду” в Москве.

– Твой первый сезон за Грузию оказался очень успешным: ты стал шестым на чемпионате Европы, тринадцатым – на чемпионате мира, получил право выступить на Олимпийских играх. Такие результаты стали лично для тебя неожиданностью?

– Прежде всего, я пытался чисто кататься, чтобы показать всё, что мы запланировали. Это было моей первой целью. И, конечно же, хотелось завоевать доверие судей, чтобы они увидели меня среди лучших фигуристов. Главной целью было квалифицироваться на Игры.

– И как ты работал над достижением этой цели?

– Я ничего особенного не делал. Каждая тренировка – по часам: мы катаемся на льду, работаем над ошибками и улучшаем хореографию изо дня в день. Поэтому главная задача во время соревнований – просто сделать всю работу, то, что я умею. Не нужно изобретать что-то ещё.

– Хотелось бы спросить тебя об одной из программ того сезона: ты начинал её прямо перед судьями. Это был довольно смелый шаг. Не было страшно?

– Нет, напротив, это даёт возможность зарядиться энергией. Я встаю в стартовую позу, судьи улыбаются и передают мне свою энергию. И тогда я могу начать программу.

– Ещё вопрос – о тренировках вне льда. Я видела несколько классных видео, снятых вашим хореографом, и ты танцевал в стиле локинг. Это так называется?

– Да. наш второй хореограф, Алексей Железняков, специализируется на современном танце. Он работает с нами последние семь-восемь лет. Мы пробовали с ним разные стили, учились понимать каждый танец, чтобы выполнять его правильно. Мы попробовали, наверное, около пятидесяти танцев! Но, конечно, кое-что уже забылось…

– И какими были другие стили?

– Танго, латина, хип-хоп. Даже некоторые африканские танцы.

– Можешь ли дать какие-то советы, как сохранить все имеющиеся качества и при этом сделать программы более сложными технически?

– Я думаю, всё зависит от человека. Если он хочет на льду произвести впечатление на аудиторию, сделать всё возможное, чтобы люди покинули арену с улыбками на лицах, работать будет всё, даже четверные. Не нужно видеть их как что-то чрезвычайно сложное. Это такие же прыжки, такие же элементы, просто над ними нужно работать.

– Действительно? Но многие говорят, что четверные – совершенно другой уровень, от этого прыжка абсолютно другие ощущения. Ты не согласен?

– Когда приземляешь квад, чувствуешь огромное удовольствие, а во время прыжка – высота, длинный полёт. В любом случае, люди хотят преуспевать во всём, что делают, и если это получается, это придаёт им силу и энергию.

– В этом сезоне ты добавил в короткую программу ещё один четверной прыжок, это так?

– Да, мы решили поставить в короткую два четверных – тулуп и сальхов. С прошлого сезона я пробовал три квада в произвольной программе, а в короткой мы ставили на чистый прокат. Поэтому у меня был четверной прыжок в каскаде, тройной аксель и ещё один тройной. Но в этом сезоне решили усложниться, потому что если посмотреть на мои предыдущие результаты, я всегда проигрывал после короткой программы. Например, на чемпионате мира 2017 года я после короткой программы был 19-м, а потом поднялся в турнирной таблице – произвольная программа позволила закончить на более высокой позиции. Вот поэтому мы и добавили ещё один четверной, чтобы попытаться быть близко к вершине с самого начала.

– Тот факт, что соперники осваивают всё большее и большее количество разных квадов, оказывает на тебя давление?

– Нет, у меня свой темп развития. Но, конечно, я понимаю, что мне нужно делать более сложные программы. Уровень растёт, молодые фигуристы становятся сильнее. Нужно навёрстывать упущенное.

– Тот факт, что этот сезон прошёл не так хорошо, может быть связан с повышением сложности?

– Я добавил только один четверной в короткую программу. К сожалению, не смог хорошо выступить на чемпионате мира (не квалифицировался в произвольную программу – прим.), хотя был хорошо готов. Конечно, я недоволен своими результатами на главных стартах этого сезона. Хочу оставить этот сезон позади, но выводы сделал. В будущем сделаю всё возможное, чтобы не повторить эти ошибки и улучшить результаты.

– Чтобы не завершать разговор на грустной ноте, давай поговорим об Олимпийских играх. Тем более, ты был знаменосцем Грузии – наверное, это незабываемо.

– Конечно, это большая честь – то, что мне доверили эту роль. Можно сказать, я стал частью истории. В сборной Грузии было четыре спортсмена, и где-то за месяц до Игр я узнал, что эту миссию хотят доверить мне, но информация пока была неофициальной. Но в итоге всё подтвердилось. Мне дали аккредитацию знаменосца, рассказали, как и куда я должен идти, и что я должен нести флаг с достоинством.

– И как это было? Какие эмоции почувствовал?

– Честно говоря, во время этого большого события я не испытывал никаких эмоций. Только когда всё закончилось, уже во время церемонии закрытия вдруг оказалось, что все детали паззла собраны вместе. Я почувствовал, что это Игры, а не просто соревнования. Конечно, атмосфера была совершенно иной: так много стран… Командный дух, семейный дух, все чувствуют себя частью большого олимпийского движения.

– Какие соревнования на Играх произвели на тебя наибольшее впечатление?

– Конечно, это выступление девушек из моей группы – Алины Загитовой и Евгении Медведевой. Я восхищался ими, и они были великолепны, обе показали сильные выступления. Мне понравились пары. Алёна Савченко и Бруно Массо удивительно катались: вся арена встала и начала им аплодировать. Незабываемый момент. Собственно, медалисты всех четырёх дисциплин доказали, что они находятся на самой вершине. К сожалению, сам я сделал не всё возможное.

– Получилось ли посмотреть другие виды спорта?

– Да, я сходил на шорт-трек и хоккейный финал. Словами не описать, это была историческая игра.

– Если я попрошу тебя выбрать только одно, самое сильное олимпийское воспоминание, что это будет?

– На это трудно ответить, я могу назвать очень много вещей. Очень понравились церемонии открытия и закрытия, я рад, что посмотрел соревнования по шорт-треку. Пришёл посмотреть, и мне так сильно понравилось, что в конце концов я сам пошёл к ним.

– Так понравилось, что ты даже решил попробовать сам. По крайней мере, я видела фото и видео у тебя в инстаграме.

– Так вышло, что я встретился с человеком, который занимается шорт-треком, и мы подружились. Мне захотелось попробовать прокатиться на таких коньках, и это случилось. Мы поменялись: я дал этой девушке коньки для фигурного катания, она мне – для шорт-трека.

– И у кого было больше проблем с новыми коньками?

– Девушка научилась кататься на фигурных коньках ещё в детстве, и только потом переключилась на шорт-трек. А мне сначала было довольно сложно. Ботинок оказался слишком коротким, не поддерживал лодыжку – задействована другая группа мышц. Всего мы катались минут 50, и минут через 10-15 я привык к этим конькам и смог кататься нормально.

– Поскольку это твоё первое интервью для нашего сайта, давай сыграем в игру “три вещи”, чтобы добавить более подробную информацию к твоему портрету. Я задаю тему, и ты называешь три вещи в ней. Например, три вещи, которые ты любишь делать.

– Встречаться с друзьями, смотреть фильмы и танцевать.

– Три любимых фильма или сериала?

– Я посмотрел их не так много, но если нужно выбрать, то это “Нарко” и “Во все тяжкие”. Кроме того, многие советовали мне посмотреть “Шерлока”.

– Три любимые книги?

– “Зелёная миля” Стивена Кинга. Сначала я увидел фильм, потом прочитал книгу. “Больше, чем Наполеон” Бэзила Генри Лиддела Гарта – очень интересно почитать об этом стратеге и командире. Но больше всего я люблю книги по психологии.

– Три вещи, без которых никогда не выйдешь из дома?

– Кошелёк, мобильный телефон и… сумка, в которую их можно положить.

– Три любимых веб-сайта.

– Инстаграм, вконтакте, фейсбук. Ещё у меня есть учётная запись в твиттере.

– Три любимых блюда?

– Я очень люблю грузинскую кухню: хачапури, сациви. И третье – тушёное мясо с овощами.

– Три любимых напитка?

– Бергамотовый чай, лимонад. Особенно сливочный лимонад. Родители говорили, что этот напиток был очень популярен в Грузии, когда они там жили, а хачапури со сливочным лимонадом были их любимым блюдом.

– Три человека, с которыми хотелось бы встретиться и поговорить? Можешь назвать тех, кто уже умер.

– Майкл Джексон, Мухаммед Али. Могу назвать множество людей. Например, с удовольствием встретил бы своего великого деда, который жил в другом веке. Думаю, мог бы узнать от него много интересного.

Источник: http://flutz.ru/moris-kvitelashvili-hochu-ostavit-etot-sezon-pozadi/

Загрузка...

Поиск
Загрузка...