Неслучайные параллели

Главные соревнования первой половины сезона завершились для России серебром действующих чемпионов мира Татьяны Волосожар и Максима Транькова в парном катании, Юлии Липницкой – в одиночном, и оставили без медалей всех остальных российских участников взрослого турнира.

Юлия Липницкая

…Юна Ким, Эван Лайсачек, Шэнь Сюэ и Хонбо Чжао, Мэрил Дэвис и Чарли Уайт…

Нет, я не ошиблась. Это не перечень олимпийских чемпионов-2010. Это – победители финала «Гран-при» четырехлетней давности – соревнований, которые проходили за месяц с небольшим до Игр в Ванкувере.

Стоит ли проводить параллели и искать закономерности? Не знаю. Знаю другое. Финал «Гран-при» стал с некоторых пор турниром, в большой степени проливающим свет на реальное соотношение сил в фигурном катании.

Всего две недели назад я разговаривала на трибуне французского Берси с олимпийским чемпионом Олегом Васильевым о спортивных парах, и мы с ним пришли к одному и тому же заключению: преимущество Волосожар и Транькова над соперниками слишком велико, чтобы они опасались проиграть. И что для этого спортсменам нужно упасть как минимум два раза.

В Фукуоке мы все увидели насколько легко тают иллюзии. Тотального превосходства – в том числе. Патрика Чана – в одиночном катании, Волосожар и Транькова – в парном. Дело ведь не в падении Тани Волосожар. А в том, сколь четкими и собранными «вдруг» оказались их соперники. Причем я имею в виду не только четырехкратных чемпионов мира Алену Савченко и Робина Шелковы, но и китайский дуэт Цинь Пан и Цзян Тун, которые еще год назад выглядели парой, вынужденных прилюдно и достаточно бесславно завершать свой спортивный век только потому, что уйти из спорта на гребне славы им не позволила национальная федерация.

В Фукуоке китайцы уступили россиянам всего три балла и лишний раз напомнили, что в спорте никогда не стоит «поворачиваться спиной к хищнику» – недооценивать тех, кто позади тебя. Независимо от того, сколько раз и с каким отрывом ты его побеждал.

Это ни в коей мере не упрек действующим чемпионам мира – просто констатация факта. Именно в таких «хищников» превращаются на Олимпийских играх все без исключения соискатели медалей – в людей, у которых напрочь исчезает чувство самосохранения, и это делает их опасными вдвойне. Фукуока же стала просто репетицией. И прекрасной возможностью чему-то научиться.

Например, тому, что короткая программа – по-прежнему является куда более важной частью соревнований, чем произвольная.

В том, что в мужском одиночном катании дебютант взрослого «Гран-при» Максим Ковтун неожиданно для многих (и прежде всего – для самого себя) рассыпался в первом выступлении, сорвав по сути все три прыжковых элемента программы, не было ничего такого, чего нельзя было бы объяснить. На чемпионате Европы-1997 – за год до того, как стать олимпийским чемпионом – точно так же «рассыпался» в квалификации Илья Кулик – вместо прыжка в четыре оборота сделал двойной, и вся дальнейшая программа пошла наперекосяк. Тогда в репортаже я привела слова известного советский фигуриста Александр Фадеев, начинавшего осваивать «четверной» одним из первых в стране: «Этот прыжок можно делать только тогда, когда находишься в блестящей форме. Он отнимает чудовищно много физических сил и нервов. В конце программы «четверной» не сделать. А если он не получился в начале, то организм сразу реагирует на неудачу полным расслаблением и апатией. И крайне сложно заставить себя собраться снова».

Примерно это и произошло с Ковтуном. Он жаловался на усталость, которую испытывал с первого дня турнира, говорил о том, что на всех последних тренировках гораздо больше внимания уделял не короткой, а произвольной программе, но вот этот факт наводил на мысль, что ошибся в Фукуоке далеко не один спортсмен. Но и его тренеры – в том числе. Понятно, что тренер не может выполнить вместо спортсмена четверной прыжок или дорожку шагов. Но ведь и у борта он стоит вовсе не за тем, чтобы спортсмен шел на выступление, как на эшафот — на ватных ногах и со стеклянными от ужаса глазами?

Произвольный прокат Аделины Сотниковой эти мысли лишь усилил: спортсменка прекрасно справилась с первым выступлением, но на следующий день завалила большую часть произвольной программы, совершив великое множество совершенно нехарактерных для себя ошибок. Хотя при чистом прокате могла претендовать даже на победу.

Победительница женского турнира – двукратная чемпионка мира Мао Асада – откаталась не лучшим для себя образом, завалив оба тройных акселя. Российский десантный батальон в виде сразу четырех достаточно сильных спортсменок «достал» японку сильно: во всяком случае, комментируя свой прокат, она сказала, что это было настоящим сражением, в котором ей очень хотелось победить. Извинилась за ошибки, призналась, что сильно растерялась после первого падения и сорвала второй аксель, «догоняя» музыку, но подчеркнула, что будет продолжать тренировать именно такой вариант, поскольку ей хочется добиться красоты именно от этой, максимально сложной программы.

Единственной из всех российских участников взрослого финала, кому удалось откататься без потерь, оказалась Юлия Липницкая, которую газета The Asahi Shimbun назвала «будущей королевой русского льда». Устоять на ногах не удалось даже чемпионам Европы в танцах на льду Екатерине Бобровой и Дмитрию Соловьеву – Дмитрий упал, неудачно подбитый партнершей. Причем по ходу произвольной программы российский дуэт так мощно набирал темп и очки за техническую сложность, что явно шел на третье место за двумя парами-фаворитами. А остался четвертым.

Что касается первых двух танцевальных дуэтов, финал «Гран-при» достаточно ясно показал: делать какие-то прогнозы на олимпийский прокат бессмысленно – слишком равны силы.

В Париже, где Тесса Вирту и Скотт Моир победили, они виртуально заметно уступили в баллах лучшему результату постоянных соперников – Мэрил Дэвис и Чарли Уайту, который тот показали на первом из этапов «Гран-при». Но танец, увиденный «живьем», а не через экран телевизора, впечатлял до такой степени, что я даже подумала о том, что Вирту и Мойр достигли какого-то абсолютного совершенства в том, что касается проникновения в глубину музыки. И что, к сожалению, нынешняя система судейства это просто не способна оценить – нет соответствующей шкалы.

Фукуока же показала, что такая шкала все-таки есть. И что реальное соперничество за олимпийское золото в танцах отнюдь не закончено, а только начинается.

Впрочем, это касается не только танцев…

Елена Вайцеховская, sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...