Нина Мозер: «Ближайшие четыре года снова буду жить на катке»

Нина Мозер

Когда фигуристы Татьяна Волосожар — Максим Траньков встали в пару и объявили, что тренировать их будет Нина Мозер, многие отнеслись к их выбору скептически. Фамилия тренера хотя и была хорошо известна в профессиональном мире фигурного катания, но среди спортивных журналистов ее знали немногие. Поэтому самым популярным вопросом тогда был: «Кто такая?», а самым распространенным комментарием: «Таня и Максим с Мозер ненадолго, потренируются годик и перейдут к другому тренеру, чье имя на слуху».

Однако, к счастью, прогноз не оправдался. И за четыре года Нина Михайловна не просто подготовила олимпийских чемпионов. (Причем, не одну, а две пары: Татьяна Волосожар – Максим Траньков и Ксения Столбова – Федор Климов завоевали в Сочи по две олимпийские медали). Она создала свою школу парного катания.

Накануне зимней Олимпиады-2014 в группе Мозер тренировались три взрослые пары и несколько юниорских. После Сочи количество дуэтов увеличилось до двух десятков.

О своей школе, которую первоначально и не думала создавать, о ненаписанной диссертации, новых парах и планах Нина МОЗЕР рассказала сайту ФФККР.

«Неправильно сказать, что в нашей команде собрались неудачники. Скорее, люди, в карьере которых не случилось крупных побед»

Нина Михайловна, за четыре года вы создали одну из самых сильных, если не самую сильную школу парного катания в мире. Как это удалось?

Вопрос, конечно, интересный. «Строили мы, строили и, наконец, построили», – говорил герой одного мультфильма. На самом деле, изначально никто не ставил перед собой такую цель. Просто собралась команда специалистов, единомышленников, которые хотели одного – помочь Тане и Максиму добиться результата.

Все мы, тренеры, спортсмены, хореографы, врачи, массажисты, знали, как делать свою работу качественно и хорошо. И каждый на протяжении четырех лет делал то, что требовалось, выкладывался на сто процентов. Все это и дало тот результат, к которому мы стремились.

Хотя за четыре года до Сочи, итоги выступлений наших фигуристов на Олимпиаде-2010 в Ванкувере не позволяли делать оптимистичных прогнозов. Если вспомнить, то тогда все было достаточно мрачно и неинтересно.

Как вы думаете, почему с появлением пары Волосожар – Траньков ситуация изменилась?

Потому что Таня и Максим были одержимы желанием добиться самых высоких результатов, реализовать себя и доказать тем людям, которые раньше были рядом, что спортсмены имеют право на СВОЕ фигурное катание. Ребятам очень хотелось сразу показать хороший результат. В конце концов, это получилось.

С первого года нашей совместной работы я стала подробно записывать их результаты, хотя раньше так никогда не делала. После Олимпиады прочла на своем листке, что из 28 турниров с участием Волосожар – Транькова ребята лишь четыре раза становились серебряными призерами, все остальные их старты были золотыми. Ясно, что все это делалось ради одного, ради зимних Игр в Сочи, где Таня и Максим выступили потрясающе.

Я очень рада, что все сложилось, потому что за четыре года было много всего. И хорошего, и проблемного. Но шаг за шагом мы пытались преодолевать трудности.

Хотя у вас подобралась молодая команда.

Действительно, команда состояла в основном из молодых специалистов, у которых за плечами не было большого опыта. Но неправильно сказать, что собрались одни неудачники. Нет. Это были люди, которые понимали, знали тонкости и нюансы фигурного катания, но в карьере которых не случилось крупных побед. И вот эти не выплеснутые эмоции, энергия, заряженность на результат привели к тому, что методом поиска, различных попыток мы выработали систему, нащупали определенный механизм, который срабатывал в нужный момент – на главных соревнованиях.

Вас не пугало, что у специалистов вашей группы, как вы заметили, не было крупных побед в спортивной карьере?

Нисколько. Каждый из нас верил и понимал, что все, что происходит с нами и вокруг нас, не случайность, а, возможно, предначертано судьбой. Мне кажется, что карьера Тани и Максима складывалась очень логично. В самом начале они прошли через испытания, чтобы затем побеждать, чувствовать себя единым целым. Это очень важно, когда партнеры находят друг друга. Как в жизни люди ищут свою вторую половинку, так и в спорте. И это тот самый случай, когда Волосожар – Траньков, несмотря на разные темпераменты, дополнили друг друга, сложились в картинку как в паззле.

С другой стороны, крупных побед не было не только у ребят, но и у наших специалистов. В основном, как я сказала, это были молодые тренеры, которые имели определенные знания, кто-то был чемпионом или призером чемпионата мира среди юниоров, но не достиг высот в спорте, к которым стремился, и на которые мы должны были вывести Таню с Максом.

Но всех подстегивали и толкали вперед внутренние амбиции. Все прекрасно понимали, что это шанс показать и реализовать себя, достичь в тренерской работе того, чего по разным причинам не удалось в спортивной жизни. Сейчас могу честно признаться, что нам очень хотелось добиться результата. До сумасшествия. Все четыре года мы жили спортом. Жили результатом. Ждали главного турнира. Каждый день. И это передавалось всем, включая те пары, которые пришли к нам позже.

«Если ты пришел в команду новаторов, то нужно сразу переключиться, захотеть новизны»

За год до Сочи в вашу группу перешли две новые пары Вера Базарова – Юрий Ларионов и Ксения Столбова – Федор Климов. Почему у одних все сложилось, у других нет?

Я уже сказала, что очень много зависит от желания самих спортсменов. Ксюша и Федор быстро зарядились общим настроем. С Верой оказалось сложней. Ключевую роль сыграло не столько отсутствия у нее желания, сколько жизненная позиция, достаточно сложная для спорта высших достижений, с моей точки зрения.

Наверное, месяца через три после начала совместной работы я поняла, что во многих вещах мы не сходимся. Вера живет прошлым, пытается из прошлого вытащить хорошее и держаться за него, не понимая, что в спорте, да и не только в спорте, прошлым жить нельзя. И уж если ты пришел в команду новаторов, в команду людей, которые хотят чего-то современного, нового, то надо сразу переключиться, захотеть новизны. Иначе не стоит пробовать и соглашаться на эксперимент. Мне кажется, что в этом главная причина, почему наши пути разошлись.

После разговора с Верой на чемпионате мира в Японии я не давала на эту тему ни одного интервью. Единственный комментарий, который появился в прессе, был хотя и подписан моей фамилией, но ко мне не имеет никакого отношения.

Правильно я поняла, что кто-то придумал комментарий и подписался вашей фамилией?

Да, в последнее время с подобными фактами я сталкивалась не раз. Даже перестала читать «свои» интервью. Хотя обидно, потому что у читателей, болельщиков формируется определенный взгляд на человека, тем более если автор позволяет высказывать какие-то вещи.

Я всегда по-доброму отношусь ко всем своим ученикам. И при расставании с Верой, пожелала спортсменке успехов в дальнейшей карьере. Поймите меня правильно, у меня нет боли по поводу нашего расставания, потому что мы выбрали разные пути. Вера выбрала свою дорогу не сейчас, но это ее решение.

Рада, что в той непростой ситуации очень достойно повел себя Юрий Ларионов. Нигде ни одного слова не обронил. Хотя, как выяснилось позже, Вера уже через неделю каталась с новым партнером у нового тренера Олега Васильева, с которым обо всем договорилась сразу после Олимпиады, заморочив Юре голову. Но это уже не важно. Главное, что Юра счастлив, что катается с новой партнершей, что они понимают друг друга с полуслова.

Да, Юре и Наташе (Забияко – О.Е.) придется ждать своей очереди. Не думаю, что это явится для них препятствием. В предстоящем сезоне фигуристы начнут выступать на российских соревнованиях, скатаются в пару, и это станет хорошим началом.

«Я никогда не буду советовать сильному фигуристу уходить из сильной страны, чтобы выступать под другим флагом»

Сейчас в России есть сильные спортивные пары. Может, Ларионову и Забияко стоило выступать за Эстонию, где бы они были вне конкуренции?

Зачем? Надо кататься в сильной стране. Тем более перспективной спортсменке. Россия достойна того, чтобы у нее были сильные фигуристы.

К тому же, не надо объяснять, что в странах, где развит тот или иной вид спорта, существует большая конкуренция. А в условиях конкуренции всегда растут бойцы. Вседозволенность выездов, невозможность тренироваться рядом с сильными соперниками, конкурировать с ними за место в сборной, неминуемо ведет к снижению уровня мастерства и результатов.

Нет, я никогда не буду советовать сильному фигуристу уходить из сильной страны, чтобы выступать под другим флагом. Наоборот, сильные атлеты должны приходить к нам.

Наталье и Юре ждать как минимум год, чтобы заявиться на международных стартах. Овчинка стоит выделки?

Да. Наташа – сильная фигуристка. Аня Кондрашова, бывший тренер спортсменки, показала мне ее еще в 2011 году на московском чемпионате мира. Но тогда не получилось нашего сотрудничества, потому что родители не захотели отпускать дочь из Эстонии в Москву. И когда недавно, в Японии, перед банкетом Наташа пришла ко мне в гостиничный номер, то я сразу задала тот же вопрос. Она ответила, что уже совершеннолетняя и согласна переехать в Россию.

Многие меня спрашивали: «Неужели нельзя найти партнершу у нас?» Увы. В парном катании подобрать партнера — очень сложный момент, что подтвердит любой тренер. А Забияко – не просто удивительная спортсменка. Она – удивительный человек. Воспитанная, интеллигентная, искренняя. Трудолюбивая. Если разминка назначена на 11 утра, она приходит в десять. И директор нашей школы как-то не удержался, спросил: «А чего так рано?» Ответ Наташи удивил: «Готовлюсь к тренировке». Профессиональным людям эта фраза скажет о многом. О мотивации, стремлении добиваться результата даже на тренировке. У Натальи, кстати, есть удивительная черта: из любого положения вытаскивать элемент, который по разным причинам еще не очень хорошо получается. Но спортсменка все равно будет пробовать, делать, стараться…

Теперь в вашей группе тренируется и еще одна новая пара Василиса Даванкова – Александр Энберт. Какие задачи ставите перед ними?

Если все пойдет так, как планирую, то ребята смогут уже в этом году побороться за место в команде. Василиса и Саша – очень красивая пара. Но, помимо внешних данных, в них есть то, что называется «нашли друг друга».

В один из дней, пока мы с мамой Василисы и хореографом, который вместе со спортсменкой перешел в нашу группу, обсуждали какие-то вопросы, ребята постучали в дверь комнаты и сказали: «Мы обо всем договорились. Хотим кататься вместе». Так что изначально желание исходило от них!

Василиса и Саша прекрасно смотрятся в паре. И хотя катаются всего несколько дней, потому что партнерша недавно прилетела из отпуска и простудилась, тем не менее какие-то вещи видны.

Глядя на всех своих учеников, я благодарю Бога, что на моем тренерском пути появились такие самобытные и интересные люди. Красивые, эмоциональные, со стержнем внутри, характером. Девочки высокие, красавицы во всех смыслах, можно хоть сейчас на подиум. К этим внешним данным прилагаются работоспособность, желание, горение… О чем еще мечтать тренеру? Мне всегда было интересно идти на каток. Сейчас особенно. Хотя количество учеников стремительно растет. Начиналось все с одной пары. Потом две, три, сейчас пять…

«На одном льду все не помещаемся»

А сколько всего в вашей группе пар, включая юниоров и начинающих?

Больше 20 пар. В новом сезоне будем тренироваться еще на втором катке, потому что на одном льду все не помещаемся.

Такая большая группа с внутренней конкуренцией — плюс?

Конечно. Конкуренция всегда серьезный мотиватор. Именно конкуренция двигает развитие, прогресс. Другое дело, что отношение к этому у разных спортсменов неодинаковое.

Когда год назад из Питера приехали Ксения и Федор, то одна из первых фраз, которую я услышала от них: «Плохо, что катаемся с малышами, нет рядом взрослых пар». Столбовой и Климову на тренировках недоставало сильных соперников

Вера и Юра, напротив, привыкли готовиться одни. В этом смысле они были избалованы вниманием, и, возможно, неосознанно, но и потом требовали от тренеров того же, хотя вслух об этом не говорили. Но если Юра быстро приспособился к ситуации. Вместе с другими выходил на тренировку и показывал себя, то у Веры присутствие других дуэтов на льду вызывало «сухотку спинного мозга». Ей каждый раз приходилось преодолевать себя. И хотя со временем она привыкла, но, видимо, все это не прошло бесследно. На тренировках у спортсменки получалось практически все, а на старте не всегда.

Сейчас в нашей группе тренируются пять взрослых пар. Это означает, что ближайшие четыре года я снова буду жить на катке. Как ни странно, но внутренне я с этим борюсь, говорю себе, что устала, а фактически все делаю наоборот. Но мне нравятся происходящие перемены, нравится тренировать спортсменов, наблюдать за малышами, которые сидят в уголочке и с широко открытыми глазами наблюдают, как большие катаются.

Я никогда не задумывалась о создании собственной школы. Это в дополнение к первому вопросу. Помню, в Турине приехала к одному известному тренеру по фристайлу, а он мне говорит: «Прочитал, что ты книгу написала о том, как создать свою школу. Может, подаришь с автографом».

Странно, но люди были уверены, что я сознательно делала все, чтобы организовать свою школу. Но, повторяю, это не так. Да, я знала, как сделать, чтобы у конкретных спортсменов был результат. Да, я умела для каждого разработать стратегию, где выступать, как готовиться, в каком месте… За время работы в фигурном катании я пришла к мысли, что это определенный механизм, как в точных науках. Но о своей школе я не задумывалась.

Не пытались изложить свои мысли и идеи на бумаге?

Диссертацию в третий раз начинаю писать. Причем, похоже, снова поменяю тему. Жизнь не стоит на месте, а времени, чтобы все собрать, сосредоточиться, изложить, из-за ежедневной суеты не хватает.

Первую диссертацию не успела доделать, потому что один из педагогов, который мне помогал, к сожалению, ушел из жизни. А без него я как без рук. Не хватает моральной поддержки, мыслей, обобщений.

Позже в университете меня почти уговорили переключиться на психологию. А сейчас стала наклевываться новая – тема подготовки к старту. Так что пока я в раздумьях.

Вы увлекающийся человек?

В определенном смысле. Но я не из тех, кто увлекается, берется за работу и не доделывает. Я просто не стану начинать, если не просчитаю все заранее, не пойму, что смогу это выполнить. Сто раз отмерю, прежде чем отрежу.

«Если произвольную программу сократят до 4 минут, разрешат музыку со словами и из программы уберут какой-то элемент, то это важно»

Первоначально Таня и Максим планировали пропустить следующий сезон. Но недавно решение изменили. Вы, как тренер, что бы советовали им, как лучше поступить?

Ситуация пока не очень понятная, потому что в начале нового олимпийского цикла меняются правила. Если произвольную программу сократят до 4 минут, разрешат музыку со словами, уберут какой-то элемент, то это важно. В этой связи я – сторонник того, чтобы сейчас все попробовать по новой схеме, уяснить для себя эти изменения, и затем, с четким представлением, уйти на перерыв, чтобы за год до следующей Олимпиады вернуться.

Со стороны, наверное, кажется, что все это не столь существенно. Подумаешь, убрали элемент. Но на самом деле, для спортсменов последовательность элементов очень важна. И у каждого она своя.

Первые два года с Таней и Максимом мы пробовали, искали свою расстановку элементов, правильную, удобную последовательность в программе. На третий год пошли на эксперимент, который, если помните, не дал результата. Мы тогда часто спорили с Максимом. Он возражал, что так нельзя. Я уговаривала попробовать ребят сделать элементы в другом порядке. В итоге вернулись к привычной схеме, и это было оправдано, потому что она не давала сбоев.

Но, возможно, принятые Конгрессом ИСУ изменения вступят в силу через год. Как быть?

Из-за предстоящего Конгресса ИСУ мы перенесли сроки постановок программ. Хотя обычно этим занимались в мае, а в июне уходили в отпуск. Сейчас наоборот. В мае ребята отдыхали, а в начале июня мы улетаем на постановочный сбор в США. Сначала займемся короткими программами, потом переключимся на произвольные. К 15-му июня уже будет понятно, какие решения примет Конгресс. Подождем. Другого пути я не вижу.

Если же все изменения вступят в силу через год? Что поделаешь? Такова реальность. В фигурном катании постоянно что-то меняется, и к этому надо привыкнуть. Правда, не получается. Например, сейчас Таня и Максим попали в довольно нелепую ситуацию. Двукратные олимпийские чемпионы, первые в рейтинге, пара, которую отделяет от ближайших преследователей большая разница в очках, почему-то лишены права выбора этапов Гран-при и попадают под систему: куда пошлют. Мне, если честно, такая постановка не совсем понятна и кажется неправильной, ведь раньше лидерам всегда предоставляли возможность выбора.

Таня и Максим планируют участвовать только в этапах Гран-при?

Пока не знаю. Возможно, ребята захватят чемпионат мира, но пропустят чемпионат Европы, а может и нет. Сейчас надо понять, чего мы хотим. На повестке стоит много вопросов, на которые пока нет ответов. Для меня это удивительно, потому что в конце мая я уже точно знаю весь наш план действий.

Как сейчас обстоят дела у Максима? Имею в виду травмированное плечо.

Лучше. В июне мы поедем к нашему специалисту Хорхе, который выручал нас в самых сложных ситуациях. Надеемся, что с этой проблемой справимся.

«Это Таня и Максим замотивировали меня»

Таня и Максим выиграли все, что хотели и могли. Как сейчас вы мотивируете спортсменов?

Получилось так, что это ребята меня замотивировали. Когда в середине сезона я впервые услышала от ребят, что они хотят продолжить работу после Сочи, то подумала: «Шутят». Но это оказалось вовсе не шутка. После чемпионата мира в Японии они точно сказали: «Да».

Вы спрашиваете, что их мотивирует? Да не накатались они еще. С одной стороны, мы вроде бы устали. А с другой, за эти четыре года было столько всего хорошего, столько любви… Ведь эту пару все любят. По крайней мере, те люди, которые работают с Танюшей и Максимом. Мне кажется, что до этого ребята ничего подобного не испытывали. И не знали и не верили, что между людьми в группе могут быть такие искренние и теплые отношения.

Конечно, были и тяжелые периоды, когда все жутко уставали и хотелось одного, чтобы Олимпиада поскорее прошла. Но все закончилось, эмоции улеглись, плохое ушло, и оказалось, что положительного адреналина не хватает.

Да и потом не надо забывать, что успех всегда мотивирует. Мне, например, очень нравится, когда играет российский гимн, поднимается наш флаг. Я все время говорю, что наш гимн – это самая любимая моя музыка.

Сейчас в вашей группе две сильные пары – Волосожар – Траньков и Столбова – Климов. Как вам представляется их дальнейшее соперничество?

Время покажет. Я же не Ванга и не Нострадамус. Как тренер, я желаю удачи своим ученикам. Не скрою, приятно, когда три российские пары поднимаются на пьедестал почета. Как это было на чемпионате Европы в Будапеште.

В такой ситуации самое сложное для тренера – распределить эмоции между спортсменами. Тренер же не актер, а соревнования – не театр. И если твои ученики выходят на лед один за другим, то очень трудно переключаться, ведь может быть всякое – рядом и радость, и горе.

Безусловно, такое напряжение выхолащивает. И выдержать этот накал непросто. Со стороны кажется, что если все получается, то это легкая работа. На самом деле, только профессионалы знают, насколько тяжелый это труд. Ежедневный. Требующий стопроцентной отдачи физических, моральных сил.

«Должность президента Федерации меня не прельщает»

Нина Михайловна, ходят слухи, что вы хотите стать президентом Федерации фигурного катания России?

Нет, вот туда я точно не хочу. Масштаб не тот, – как говорила героиня «Золушки». Правда, недавно слышала, что мне прочат и более серьезные должности. Но тот, кто близко знает меня, понимает, насколько все это смешно. Набрав спортсменов, податься в начальники? Нет, это точно не мое. Четыре года президентское кресло может отдыхать без меня.

Возможно, я не права, но на данный момент могу открытым текстом сказать, что должность президента Федерации фигурного катания меня не прельщает. Работать ради работы – не по мне. Я просто не стану этим заниматься. Работа должна нравится, приносить удовлетворение, удовольствие, ведь в современной жизни большую часть времени мы проводим «у станка».

Мне нравится тренировать. Хочется написать диссертацию, чтобы доступно и понятно объяснить молодым тренерам, которые пытаются стать самостоятельными, то, что знаю сама и к чему пришла.

Многие начинающие тренеры берут мои записи, планы, пытаются по ним работать, но механически, не чувствуя и не понимая каких-то вещей, перенести и перевести теорию в практику способны немногие. Пожалуй, только те, кто долго со мной работал. Я тысячу раз объясняла, что это не просто чутье, а закономерность, которую надо поймать и понять. Определенный механизм. И если этот механизм сбоит, не срабатывает, то не выдает продукцию. Это очень интересные вещи, которые интересны мне самой.

Домашняя Олимпиада прошла, до следующих зимних Игр еще четыре года. Как сейчас обстоят дела с финансированием ваших спортсменов?

Думаю, что у ведущих наших спортсменов с финансированием не будет проблем, потому что президент России не просто любит спорт, спорт у него в крови. Глава государства – человек с потрясающей энергетикой, сильный, мощный руководитель. С таким начинаешь верить, что в нашей стране все может быть качественно и хорошо. Поэтому я не задумываюсь, я верю, что результат, показанный нашими фигуристами в Сочи, позволит рассчитывать на финансирование подготовки в прежнем объеме.

Да и потом я, например, сама понимаю, что в следующем сезоне надо сократить количество выездов, потому что год не олимпийский. Летом у нас запланировано только два сбора. Остальное время будем находиться в Москве. В сентябре, перед этапом «Скейт Америка» съездим в США, потому что нужно будет еще раз показаться нашему специалисту Хорхе.

Другое дело, что группа у нас увеличилась. И если небольшим коллективам положены врач, массажист, хореограф, то на наши пары, которые станут тренироваться на двух катках, нужно как минимум вдвое больше специалистов.

Раньше я была всем: и хореографом, и музыкантом, и тренером, и тренером по ОФП… У меня даже остались разработки по ОФП, по 8 направлениям. До сих пор не могу обобщить эти записи, объединить их в одно целое, хотя многое опробовано практически. Но потом поняла, что каждый должен заниматься своим делом.

Так что если возвращаться к теме, кто сколько тратит, то рассказы о том, что у Мозер сундуки с деньгами, а по объему финансирования ее группа впереди планеты всей, не имеют под собой оснований. В прошлом сезоне по финансированию наша группа стояла на третьей или четвертой позиции, потому что я никогда не стану просить больше того, чем нужно для подготовки. Такого не было никогда и не будет.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...