Нина Мозер: «Я никогда не буду лезть в личную жизнь своих спортсменов»

На старте Чемпионата Европы по фигурному катанию катанию «АиФ» пообщался с Ниной Мозер — тренером сильнейших российских спортивных пар.

Дмитрий Гранцев, «АиФ»: Нина Михайловна, признайтесь, как вам удалось запустить этот «парный конвейер»? Взять хотя бы последний чемпионат России — все призовые места заняли ваши ученики.

Нина Мозер: Дело в том, что о «конвейере» никто никогда не задумывался. Просто нам удалось создать школу, куда приходят ребята, мечтающие о серьёзном спортивном успехе. Есть система здоровой конкуренции, которая заставляет каждую пару двигаться вперёд. Вот и всё.

— Завистники появились?

— Ну, наверное, как и у любого другого специалиста, показывающего результат (улыбается). Стараюсь не обращать внимания на подобные вещи. Я всегда стремилась к тому, чтобы оставаться порядочным и отзывчивым человеком. Но невозможно быть удобной для всех. Люди разные: кто-то ставит во главу угла творчество, кто-то — заработки.

— В чём, на ваш взгляд, главная сложность работы тренера, когда речь идёт о подготовке дуэта?

— Когда работа связана не с бумагами и компьютером, а с людьми, главное — это психологический аспект. Будь это фигурист, лыжник, музыкант, пилот. Сложность же работы с парой заключается в том, что имеешь дело с двумя личностями, характерами. И тут надо бесконечно идти на компромиссы, соблюдать интересы всех сторон. Быть не только психологом, но и дипломатом.

— Есть тренеры, которые пытаются контролировать личную жизнь своих спортсменов, стараются оградить от возможных ошибок. У вас таких порывов не было?

— Не было, нет и не будет. Мы встречаемся, чтобы сделать свою работу. А вмешиваясь в чужую жизнь, ты берёшь на себя очень большую ответственность. Да, можно дать совет, попытаться направить… Но где гарантии, что это верный совет, направление? Кто сказал, что твои взгляды на какие-то вещи — правильные?

Допинг и коньки

— Всегда казалось, что фигурное катание и допинг — вещи, которые находятся в разных плоскостях. Но, похоже, глава независимой комиссии ВАДА Ричард Макларен пытается убедить нас в обратном. По меньшей мере, иностранные СМИ, ссылаясь на инсайдерскую информацию, сообщили, что российские фигуристы замешаны в манипуляциях с допинг-пробами.

— В фигурном катании все допинги бесполезны. Уже который раз повторяю: мы чисты и честны. Российских фигуристов сотни раз проверяли и до Сочи, и после. Никаких претензий, нареканий к нам не было. Сдано огромное количество допинг-проб, у нас есть все документы на руках, все доказательства. Но эти господа упорно продолжают твердить: «Русские — плохие ребята». Ну что ответить на это?

Я не хочу давать характеристики Макларену, но не могу сказать, что он честно выполняет свою работу. Хотя бы потому, что его доклады основаны на показаниях одного человека, вокруг которого сплошной обман (Г. Родченков — экс-глава московской антидопинговой лаборатории. — Ред.). И очень жаль, что мировая общественность купилась на эту «сенсацию». На раскрутку которой, замечу, затрачены огромные средства, как будто в мире нет лучшего им применения.

— Изменилось ли отношение к россиянам в мире фигурного катания в связи с последними событиями?

— Нет, не думаю. Но скажу вам так: мы приезжаем на соревнования, чтобы выступать, а не чтобы отслеживать, кто на кого косой взгляд бросил.

— Вы наверняка размышляли, что стоит за этими скандалами в российском спорте. Поделитесь своими соображениями.

— Если бы вы задали этот вопрос несколько месяцев назад, то я бы дала оценку ситуации. Но моё представление о многом изменилось. Сейчас я понимаю, что не стоит создавать ответную волну. Наши оппоненты только и ждут, чтобы мы втянулись в эту «игру». И, если честно, я устала от этой темы, от напряжения, которое витает в воздухе. Главные мои соображения сейчас — это уйти в отпуск после чемпионата Европы и немножко отдохнуть.

Волосожар станет мамой

— Давайте поговорим о самом фигурном катании. Кажется, что оно постоянно движется в сторону технического усложнения. К чему это рано или поздно приведёт?

— Да, Международный союз конькобежцев каждый год требует усложнения программ. Отсюда и такое количество травм. Так, сейчас половина из 6 ведущих дуэтов мира находится в отпуске по состоянию здоровья. И существует большая вероятность того, что скоро на соревнованиях будут выступать только молодые спортсмены. Потому что многие зрелые пары не выдерживают такой нагрузки. Думаю, какие-то изменения возможны, если наконец будет услышан голос ведущих фигуристов. Но вряд ли это произойдёт раньше Олимпийских игр-2018.

— Но всё же ваши подопечные Фёдор Климов и Ксения Столбова смогли выиграть чемпионат России, несмотря на то что пропустили существенную часть сезона из-за травм…

— Знаете, Ксения и Фёдор — это мастера высочайшего класса, обладатели олимпийских медалей. И даже за две недели, если они здоровы, они могут собраться и показать всё лучшее, на что они способны.

— Какие новости у пары Волосожар и Траньков?

— Таня в конце февраля готовится стать мамой. Это главная новость.

— Что бы вы ещё хотели добавить к нашему разговору?

— Мне хотелось бы пожелать нашим болельщикам и читателям «АиФ» мира. Сегодня я понимаю, что именно это по-настоящему важно.

Нина Мозер

Родилась в 1964 г. в Киеве. Заслуженный тренер России. На Олимпиаде-2014 её подопечные выиграли 2 золотые медали и 1 серебряную (Волосожар и Траньков, Столбова и Климов). На ЧЕ-2017 все 3 российские пары представляют группу Нины Мозер.

www.aif.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...