Перетанцевали!

Заключительный день парижского турнира обернулся россыпью приятных событий: Аделина Сотникова и Анна Погорилая пробились в финал «Гран-при», завоевав в одиночном катании серебро и бронзу, а Елена Ильиных и Никита Кацалапов опередили двукратных чемпионов Европы в танцах Натали Пешала и Фабьена Бурза, попутно выиграв технической оценкой у всех соперников, включая олимпийских чемпионов Ванкувера Тессу Вирту и Скотта Моира.

Основным событием этапа стало, конечно же, выступление российских танцоров. То, что Ильиных и Кацалапов, заняв всего лишь четвертое место на этапе в Токио неделю назад, лишили себя шанса пробиться в финал «Гран-при», все понимали изначально, но их выступление в Париже дало немало поводов для размышлений.

Например, по сравнению с выступлением недельной давности танцоры на 7,72 улучшили свой результат в короткой программе. Такое не редкость, когда одно из двух выступлений получается провальным, но парадокс в том, что в Японии Лена и Никита внешне откатались превосходно. Было совершенно очевидно, что и сами танцоры, и их тренер остались этим прокатом довольны. До появления оценок на табло.

В Москве пара провела между стартами всего сутки, и никаких тренировок в этот день, разумеется, не было. Соответственно не было и возможности внести в программы какие бы то ни было коррективы. Поэтому в Париже, как сказала в интервью Ильиных, фигуристы просто постарались отнестись к своим танцам предельно внимательно, причем не только в соревнованиях, но и на всех предшествующих выступлению тренировках.

Но на этом, согласитесь, не наскрести почти восьми дополнительных баллов.

Другими словами, все прекрасно понимали, что дело вовсе не в том, что в Японии Ильиных и Кацалапов прокатались плохо. А в том, что на первом старте им просто не повезло с судьями и техническими специалистами: и те, и другие достаточно жестко выполнили свою работу. «Думаю, судьи в Токио просто придрались ко всему, к чему можно было придраться», – сказал Никита по этому поводу.

В Париже все сложилось для россиян гораздо благоприятнее. Хотя при желании, наверное, и здесь можно было придраться к каким-то вещам. Например, к тому, что Ильиных и Кацалапов показывают несколько более простые связующие шаги. Однако именно это позволяет паре держать на протяжении танца очень высокую скорость. А скорость – как раз тот аргумент, который понятен всем без исключения. В том же коротком танце Лена и Никита так явно превосходили в этом компоненте соперников, что вообще было не очень понятно, почему впереди россиян оказались Натали Пешала и Фабьен Бурза.

Ну а в произвольной части французы сами дали повод их обойти – разорвали руки, меняя позицию во вращении.

Впрочем, вряд ли сейчас стоит вдаваться в технические подробности. Гораздо интереснее, на мой взгляд, понять: на какой из двух российских дуэтов будет в итоге сделана основная олимпийская ставка?

В самом начале сезона было достаточно очевидно, что симпатии российской федерации фигурного катания (ФФККР) склоняются в сторону чемпионов Европы Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева. Об этом говорила даже расстановка танцоров по этапам «Гран-при», согласно которой один из дуэтов (Боброва и Соловьев) заведомо проходил в финал практически без борьбы, в то время как второй (Ильиных и Кацалапов) мог пробиться в заветную шестерку разве что чудом.

Но потом, похоже, диспозиция пошатнулась. Это стало понятно по целому ряду косвенных признаков и, в общем-то, не выглядело удивительным. Как бы ни катались Лена и Никита, трудно не признавать, что из всех претендентов на позицию третьей танцевальной пары мира этот дуэт наиболее харизматичен и по-прежнему имеет наиболее серьезный потенциал. Другой вопрос, что в отношении пары со стороны ФФККР постоянно раздавалась критика: мол, и сами спортсмены, и их тренер Николай Морозов, начиная работать вместе, слишком переоценили и талант, и возможности. Тем не менее определенная «суета» вокруг Ильиных и Кацалапова в Париже была. Так не суетятся вокруг пары, на которую махнули рукой.

Мне кажется, что достаточно большую роль в этом сыграло то, что в команде Александра Жулина – тренера Бобровой и Соловьева – с самого начала сезона начались метания. Сначала пришлось переделывать откровенно неудачный (для решения больших задач) короткий танец. Потом вдруг возникли проблемы с музыкой для произвольной постановки. Да и тренер оказался несколько ограничен во времени в связи с достаточно большой занятостью в телевизионном шоу. Контракт-то он подписывал, искренне полагая, что основная постановочная работа с парой уже позади и можно будет без особых проблем сочетать тренировки и участие в ТВ-проекте. Но получилось иначе.

Однако все вышесказанное вовсе не означает, что выбор между двумя дуэтами, который ФФККР просто обязана сделать до чемпионата Европы, уже сделан. К тому же важно понимать (как бы цинично это ни звучало), что речь вообще не идет о конкретных фигуристах или тренерах. В этом плане, подозреваю, все руководители одинаковы: при наличии двух «лошадок» приблизительно равного класса совершенно неважно, как будут звать ту, которая быстрее придет к финишу. Важно лишь вовремя определить, чья дистанция к успеху потенциально короче.

Теоретически это могло быть сделано в Фукуоке, если бы Ильиных и Кацалапов туда отобрались. Но на данный момент российские танцоры занимают место первых запасных, и в Париже Николай Морозов сказал, что в его планы изначально не входило отправлять Лену и Никиту в Фукуоку. И что никакой спортивной ценности в этом турнире он не видит.

Именно поэтому я написала в предыдущем репортаже, что для Ильиных и Кацалапова старт в Париже крайне важен – прежде всего для того, чтобы оставить о себе максимально благоприятное впечатление. У Бобровой и Соловьева тоже имеются определенные козыри: целых два международных старта (этап «Гран-при» в Москве и финал – в Фукуоке), по ходу которых они постараются доказать состоятельность своих претензий.

Хотя большой разницы между первым и вторым российскими дуэтами на данный момент я не вижу.

Елена Вайцеховская, sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...