Пистолетик, который не выстрелил

Героями первых двух финалов американского этапа чемпионской серии стали японец Тацуки Мачида, выигравший мужской турнир с преимуществом в 35 баллов, и американская танцевальная пара Мэдисон Чок/Эван Бейтс, впервые в своей карьере победившая на этапе «Гран-при». Российские танцоры Александра Степанова и Иван Букин стали третьими.

В самом начале нынешнего сезона на турнире в немецком Оберстдорфе был проведен эксперимент: соревнования оценивало большее количество арбитров, нежели обычно, причем в обязанности каждому вменялось начислять баллы не за программу целиком, а лишь за определенную ее часть.

По замыслу тех, кто придумал и воплотил в жизнь эту идею (пускай и в тестовом режиме), такой подход должен был сделать судейство более объективным. Однако новшество имело и обратную сторону. Оно в каком-то смысле стало признанием того, что постоянно ужесточающиеся правила довели фигурное катание до состояния, когда сторонний наблюдатель начинает терять способность в одиночку дать оценку увиденному. Неважно, какую именно часть катания он оценивает — техническую или творческую.

Тогда же в начале сезона у меня возник созвучный с этой темой спор с Татьяной Тарасовой. Выдающийся российский тренер с негодованием отнеслась к моему достаточно сдержанному мнению о новых программах Степановой и Букина — начала перечислять технические преимущества и находки, которые, по ее мнению, должны были обязательно поставить юных танцоров в ряды лидеров сезона.

Старт в Америке, к сожалению, показал, что эти находки не оценили и судьи.

За один из уникальных элементов своей программы — твиззлы в положении «пистолетик» — Саша и Иван получили первый уровень сложности, и по сумме двух выступлений потеряли на нем как минимум семь баллов. Это было по-настоящему обидно: элемент был вставлен в обе программы как раз с тем расчетом, чтобы получить за него четвертый уровень сложности. А кроме того, спортсмены, первыми показывающие ту или иную запоминающуюся и сложную новинку, всегда вызывают особенную симпатию. Тем более что выступлению предшествовал еще один момент: на заключительной тренировке партнерша на полном ходу въехала в борт, не сумев приспособиться к более мелким размерам американского катка, сильно травмировала колено, но не посчитала это поводом отказаться от выступления.

Почему же элемент дважды не был достойно оценен? Тут-то мы и упираемся в специфику в очередной раз изменившихся правил, не позволяющую толком понять (если ты — не судья), что происходит на льду.

Поводов для снижения уровня могло быть сразу несколько. Например, если судьи усмотрели, что кто-то из партнеров в процессе вращения коснулся льда пяткой свободной ноги. Или если само вращение началось до того, как угол между бедром и голенью опорной ноги достиг 90 градусов. Или если в процессе исполнения элемента вращение по какой-то причине застопорилось.

Ну и так далее. Танцоры же, как следствие, изначально потеряли и без того невеликий шанс сражаться за место выше третьего.

Подозреваю, кстати, что оценки, полученные Степановой и Букиным за прекрасный произвольный танец, не стали выше по той причине, что уже по итогам «короткого» пасодобля в протоколах произошло четкое разделение на двух пар-лидеров и остальных. А с «остальными»-то к чему цацкаться?

В мужском турнире дебютант взрослой серии «Гран-при» Адьян Питкеев стал шестым, а бронзовый призер чемпионата мира-2011 Артур Гачинский занял лишь девятое место.

Выступление юного подопечного Этери Тутберидзе можно занести в категорию достижений уже потому, что Питкеев дважды — в короткой и произвольной программах — рискнул попробовать четверной прыжок. Показал неплохие постановки, трижды безошибочно выполнил тройной аксель, да и в целом было видно, что дебютант вполне неплохо справляется с нервами. А это, впервые оказавшись в мужской компании, удается не каждому.

А вот для Гачинского выступление стало провальным во всех смыслах. В произвольной программе ему удались всего три прыжковых элемента из восьми, причем в четырех случаях случились даже не падения, а то, что принято именовать «бабочками».

Соответственно и у постановок, которые на предсезонных прокатах были отмечены как удачные, не могло быть при таком катании ни одного шанса «заиграть».

Можно, конечно, сказать, что «первый блин» — не повод делать выводы: возвращаться на серьезный уровень после столь долгого перерыва всегда сложно. Но если рассуждать стратегическими категориями, приходится с сожалением констатировать: выступление, которое могло бы дать спортсмену шанс восстановить свое реноме в глазах арбитров, в Чикаго не состоялось.

sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...