Плющенко: мы помирились с Ковтуном и начали с чистого листа

Двукратный олимпийский чемпион Евгений Плющенко в Москве нынче наездами – шоу в его графике идут не чередом, они лежат одно на другом «штабелями»: Южная Корея, Япония, Пермь… Без края и конца. В прошлый четверг он вывел на первый старт своего пятилетнего сына Александра, после чего вспомнил в беседе с корреспондентом РИА Новости Анатолием Самохваловым самого себя в юном возрасте, поделился соображениями, что заставило покинуть его группу Серафиму Саханович, как он помирился с Максимом Ковтуном, что делает на тренировках Аделина Сотникова, какой прорыв сделает в следующем сезоне Валерия Михайлова и в чем Артур Дмитриев может опередить Юдзуру Ханю.

«Я закончила со спортом»

— Евгений, недалек дебют Александра Плющенко на первенстве Москвы?

— Саша выступил отлично, я и тренерский штаб, специалисты по актерскому мастерству довольны. Посмотрим, как пойдет его дальнейшее развитие. Главное — не передавить психологически, не пережать.

— Не опасны ли такие старты? А вдруг не выиграл бы?

— Даже если бы не выиграл, ну и что? Мы же общаемся. Мы на этом растем. И я рос на том же. Что, у меня одни первые места были? Нет. У ребенка не должно обязательно быть первых мест. Взлеты и падения в этом возрасте совершенно другими должны быть.

— Но вы с мамой сами пробивались, а сын растет в красивой атмосфере, когда он самый лучший.

— Кто сказал, что он непременно должен быть всегда и везде лучшим? И я рос на красивом катке в Волгограде. И меня родители любили. Нет-нет, ничего сверхъестественного у Саши не происходит, просто с детьми нужно разговаривать. Это детские соревнования, и у них совсем другая роль, нежели у Олимпийских игр. Хотя перед первым своим стартом он переживал, нервничал. Это чувствовалось.

— Серафима Саханович, с радостью пришедшая к вам в прошлом сезоне, вдруг вернулась в Санкт-Петербург. Почему она ушла?

— Да бог ее знает!

— Сама она рассказала, что соскучилась по Петербургу.

— Она мне тоже объяснила, что ей тяжело в Москве, что она скучает по родителям, что соседи по съемной квартире в столице у нее были неудачные. Я не знаю, что может быть реальной причиной ее отъезда, могу только догадываться. Но сам отнесся к ее поступку адекватно и тренерам своим сказал: таких же поступков от спортсменов мне бы больше не хотелось, но они будут. К нам будут приходить, от нас будут и уходить.

— Не ударила ли эта ситуация по вашему профессиональному самолюбию?

— Если человек думает, что я каждого буду еще и полностью обеспечивать, то он заблуждается. Я могу обеспечивать, но за результат. Давать бонусы и гранты, что я и делал в отношении той же Симы. Но постоянно такого у меня не будет. Если тренировки начались, то они и должны быть тренировками. Сима же одну неделю вообще ничего не прыгала. Я спрашиваю: почему? Она мне отвечает, что болит нога. Я предложил ей показаться врачу, организовали ей встречу. Ко мне подходит тренер и говорит, что Сима не едет к врачу. Я подхожу к ней сам и опять спрашиваю: почему? Она мне отвечает: «Да я не хочу, у меня все нормально».

Если метаться и не понимать, что ты вообще сама хочешь, то мне этого тоже не надо. У нее действительно старая, еще детская, проблема с ногой. Проблему можно было давным-давно убрать – вырезать, почистить, затем дать две-три недели паузы и приступить к тренировкам. Я ей предложил организовать операцию и поменять подготовку – раньше отпустить ее в отпуск, но и раньше приступить к тренировкам. Ее эти инициативы не устроили, и буквально через два дня мне было сказано: «Я закончила со спортом».

Я ей сказал, что больше ничего не подскажу, принимай решение сама. Сима — девочка хорошая, трудолюбивая, но человек настроения. А в спорте такой быть нельзя. Нельзя сетовать на то, что солнце неяркое, дождь мокрый или снег холодный.

— На чемпионате России Саханович заняла 9-е место. Недостаточно для обеспечения?

— На чемпионате России она выступила достойно, но под результатом, который я готов оценивать и в финансовом плане, я подразумеваю прежде всего качество катания. Чтобы она откаталась на этапе Гран-при (Skate America, 5-е место), ей были выделены очень хорошие деньги. Может, она рассчитывала на полное обеспечение – машины, квартиры, еще что-нибудь… Содержание, оплату всего… Возможно, сыграл свою роль и приход ко мне Леры Михайловой, который, может быть, сбил, зацепил Симу. До этого Саханович была у нас единственной девочкой из взрослой категории спортсменок, не считая олимпийской чемпионки Аделины Сотниковой. Михайлова – хорошая фигуристка, которая с ходу начала интенсивно работать у нас. Естественно, мы стали ей тоже уделять время.

Первый четверной аксель? Ханю или… Дмитриев

— Михайлова почти случайно попала на московский этап Гран-при прошлого сезона и удивила обаянием.

— А сейчас ей Леша Василевский (Алексей Василевский – тренер академии «Ангелы Плющенко» — ред.) поставил очень хорошие программы, мы нашли спортсменке новые образы. Тьфу-тьфу-тьфу, если все пойдет нормально, Лера будет неплохо кататься в сезоне.

— Многие критиковали ее прошлогоднюю программу на музыку ABBA.

— Это она каталась не у нас. Скоро вы увидите большую разницу между прошлой Лерой и настоящей.

— Чем она вас зацепила?

— Лерка – это позитив. И она пашет. Как же она пашет! И с каждым днем все больше и больше. Она действительно хочет результата, хочет доказать, что она не последняя фигуристка.

— Кажется, она склонна к скорому «физическому оформлению».

— Она следит за этим. Все будет зависеть только от спортсменки – рот закрыть и не кушать.

— Но важно ведь не повторить диетологический путь Юлии Липницкой.

— Правильно. Но Сима тоже у нас вызывала вопросы по поводу физической формы. Если б вы знали, как мы за это бились и боролись! А она повернулась ко мне задом. Ну, и я поменял свои взгляды на то, перед кем открывать двери, а с кем нужно быть осторожнее. Саханович дала мне хороший опыт.

— Как-то вы мне сказали, что берете всех, кто к вам приходит.

— Теперь буду смотреть на людей внимательнее.

— И на кого устремлено ваше внимание помимо известных ваших фигуристов?

— Мы договорились с Артуром Дмитриевым-старшим, что я буду консультантом Артура Дмитриева-младшего. Уже приступили к работе. В июле я возвращаюсь из Японии, и начнется уже активное сотрудничество.

— Сложный случай.

— Артур?

— Да. Он вроде вместе со всеми выступает на турнирах, но в то же время как-то отделен и не демонстрирует серьезных результатов.

— У него был глупый уход от Мишина (весной 2017 года Дмитриев ушел от тренера Алексея Мишина к Илье Климкину – ред.). Год он терял время. Ничего страшного, поработаем.

— Брайан Орсер сказал, что первым, кто исполнит четверной аксель, скорее всего, будет его ученик двукратный олимпийский чемпион Юдзуру Ханю. Но Дмитриев уже совершал попытки этого элемента.

— Самая лучшая из его попыток четверного акселя была на моем шоу в Нижнем Новгороде. При свете, в лучах.

— Есть ли идея-фикс…

— …есть. Вот она как раз и существует, и мы ее отдельно проговорили. Артур Дмитриев, возможно, может сделать четверной аксель быстрее, чем его сделает Ханю. Сложно, но возможно. У Ханю очень хорошие попытки исполнения акселя, сам лично видел, я буду, конечно, очень рад, если он «запрыгает» его. Юзу — самый талантливый фигурист современности! Я не перестаю об этом говорить!

В ЦСКА здорово – армия, государство, зарплаты отличные

— Инна Гончаренко вас благодарила за то, что любезно предоставили лед ей и ее теперь уже бывшему ученику Максиму Ковтуну. Вы действительно хотели поработать с ним?

— Мы и работали. Договорились с Инной Германовной, приступили к тренировкам. Но Макс решил вернуться к Елене Буяновой. Ну, хорошо (улыбается).

— Как возникла мысль пригласить Ковтуна, ведь у вас был постоянный обмен колкостями и до Сочи, и после Сочи?

— Вообще я позвал на работу в свою академию Инну, но она сказала, что придет только с Максом. Я согласился. Пожалуйста, давайте с Максом. Она за него держалась, конечно… Словами не передать. А по поводу колкостей, так эта большая работа шла от тренеров. Это 100%.

— По формированию этого стыка Плющенко – Ковтун?

— По всему. Макс был помоложе. Ушки развесил и слушал.

— Сейчас вы с ним помирились?

— Да, сейчас мы с ним в нормальных отношениях. Если б не помирились, работать бы не смогли. Мы с ним пообщались. И начали с чистого листа. Восстанавливать его пришлось реально с нуля. У него был большой вес, я пригласил специально для него специалиста – трехкратного чемпиона мира по кикбоксингу. Тем, чем занимался я в свое время, готовясь к Олимпийским играм, сезону, то же я стал давать и Ковтуну. Я начал с ним танцевать. Для разминки, которую проводил со мной мой хореограф Давид Авдыш. Максиму понравилось. С Инной мы вообще суперобщий язык нашли. Но, так как он все-таки ушёл от Инны, наши пути разошлись. Но он спортсмен, выбрал свою дорогу. Значит, чувствует, что в той команде, может быть, будет ему лучше.

— Ваш каток ему был маловат?

— Поменьше – да, и из-за этого тоже были сложности. Через два месяца мы достроим новый, и старшие юниоры со взрослыми перейдут на большую площадку. А в ЦСКА-то здорово – государство, армия, зарплаты отличные. Я узнал об их ставках, так таких вообще нигде нет. Конечно, за такой классный клуб, как ЦСКА, можно кататься.

— После того как Ковтун ушёл в ЦСКА, в каких отношениях вы с ним остались?

— Общаемся.

— Он извинился?

— Сказал: «Я принял решение». Я ответил: «Макс, это твое решение». Я адекватный человек, обеспеченный, у меня все есть. Они пришли, потом ушли. Это их дело. Кто-то на моем бы месте страдал, а я на сегодняшний день страдать не буду. Может быть, в дальнейшем я изменюсь, но сегодня нет.

— Он выбрал ЦСКА из-за финансов, на ваш взгляд?

— Мне он сказал, что у нас маленькая площадка, поэтому он уходит от своего тренера туда. Я же был ему не тренером, а консультантом.

— Кто-то из фигуристов еще перейдет к вам?

— Перейдут, как и новые тренеры. Но мне на данный момент с имеющимися у меня бы справиться, и будет достаточно (улыбается).

— Имеющиеся – это Сотникова, Михайлова, Владимир Самойлов, Ксения Панкова?

— Да, но Панкова сейчас восстанавливается. Полгода не катается из-за здоровья.

— Сотникова в интервью РИА Новости убеждала, что готова биться головой о стену ради возвращения в большой спорт. Это не бравада олимпийской чемпионки?

— Скажу вам так: она тренируется. Тренируется, начала прыгать, а дальше сама примет решение. Она уже взрослая девочка, олимпийская чемпионка. Будут силы и желание – будем продолжать выступать на серьезных стартах.

— Но у вас пока по ее перспективам есть вопросы, верно?

— Нет, моя задача — организовать для нее процесс подготовки.

— Вы уверены в ее желании «вернуться»?

— Абсолютно, оно у нее есть. А если есть желание, это уже здорово.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...