Правила Ковтуна

Специальный корреспондент агентства «Р-Спорт» Андрей Симоненко в своем блоге рассказывает о своих впечатлениях от второго дня чемпионата России по фигурному катанию. Возможно, самых сильных спортивных впечатлениях за последние годы.

Петр Чернышов, Максим Ковтун, Елена Буянова

Довольно долго думал — были ли в жизни дни, от которых я получал столько невероятных эмоций, связанных со спортом, как в минувшую среду, в день, когда Максим Ковтун стал новым чемпионом России по фигурному катанию? Наверное, были. Финал Лиги чемпионов 2005 года в Стамбуле, «Ливерпуль» — «Милан», я там был в толпе английских болельщиков, и когда Стивен Джеррард творил свои чудеса — было круто. Победа Робина Сёдерлинга над Рафаэлем Надалем в четвертом круге «Ролан Гаррос»-2009, я тоже видел это своими глазами. Человек вошел в историю одним-единственным матчем. Но зато каким — он играл, как бог! Дуэль Анны Чичеровой и Бланки Влашич на чемпионате мира по легкой атлетике 2011 года в Корее — я орал страшным голосом после каждого удачного прыжка и той, и другой, потому что болел за обеих… Но эти эпизоды не связаны с фигурным катанием, а я в настоящий момент нахожусь на чемпионате страны именно по этому виду спорта — и он мой самый любимый…

Максим КовтунНе суть, не буду тратить время на ненужные воспоминания. Скажу только вот что: в среду впервые за те 14 лет, что я работаю в спортивной журналистике, я видел, как мои коллеги плачут. Кто-то, наверное, от радости за 18-летнего Максима Ковтуна, совершившего то, во что никто не верил — победившего Евгения Плющенко на чемпионате России. Кто-то, возможно, от огорчения за величайшего спортсмена, которому не удалось сохранить имидж человека, который способен на все — нет, и у Плющенко силы оказались небеспредельны.

А может быть, верна третья версия. В мужском одиночном катании на чемпионате России в борьбе за золото схлестнулись два настоящих спортсмена. Один — умудренный опытом и обладающий коллекцией любых возможных титулов. Второй — только этот опыт набирающий и не выигравший во взрослом спорте вообще ничего. Но оба в своем стремлении попасть на Олимпийские игры не обращают внимания на пределы человеческих возможностей — и тем самым завоевывают к себе глубочайшее уважение. И то, что для одного из них наступил момент счастья, а для другого — разочарования, автоматически вызывает чувство сильного сопереживания обоим.

Евгений ПлющенкоИ Плющенко, и Ковтун пошли на максимальный риск. Олимпийский чемпион заявил на произвольную программу два прыжка в четыре оборота, несмотря на то, что уверенно лидировал после короткой и мог себе позволить чисто откатать менее сложный вариант. Первый четверной тулуп Плющенко сделал, а вот второй — нет. И после этой ошибки его катание рассыпалось. Плющенко сдвоил аксель в три с половиной оборота, который обычно выполняет легко и непринужденно, затем вдруг тут же повторил двойной аксель… А через несколько секунд вновь сделал «дупель», чем тут же обнулил его стоимость — больше двух акселей в два с половиной оборота в программе делать нельзя. В самой концовке Евгений все же сделал этот злополучный тройной аксель, словно бросая всем — нате! Но было поздно.

Максим КовтунКовтун катался после основного конкурента, предупредив еще накануне, что пойдет на три четверных прыжка. Первый, сальхов, получился. Второй, еще один сальхов — нет. Думаю, очень многие в эту секунду подумали — все, опять срыв, как на Кубке Ростелекома в Москве. Но нет — Ковтун чисто сделал четверной тулуп, отдохнул в медленной части — и справился со всем остальным запланированным прыжковым контентом.

Эта схватка должна была стать драмой. Настоящей драмой. А настоящая драма должна вызывать сильные эмоции. Ровно сутки назад я изложил свои мысли по поводу судейства состязаний в короткой программе мужчин на чемпионате России. Драма, собственно, заключалась еще и в том, что после произвольного проката Ковтуна никто до момента появления оценок на экране не мог с уверенностью сказать, кто же стал чемпионом России. Вторую оценку, это ни для кого не секрет, на внутренних стартах можно ставить исходя не из катания, а из стратегических соображений. И я буду честен перед собой до конца и вновь скажу, что во второй оценке олимпийского чемпиона 9,54 за performance/execution (представление/исполнение) — компонент, который по правилам должен был пострадать от неудачного проката больше всего, как лично мне кажется, перебор.

Но в этот раз перебора не хватило. Ковтун опередил Плющенко на 11 с лишним баллов в произвольной программе — и выиграл. Выиграл благодаря своим правилам. Рисковать, не оглядываться назад. Падать, больно падать, набивать шишки — но подниматься. И идти дальше. Провалы в произвольной программе на московском этапе Гран-при и в короткой в Финале Гран-при были жестокими. В Фукуоке Ковтун вообще после своего короткого проката выглядел человеком смертельно уставшим, на грани срыва и физического, и психологического. «Фигурное катание — такая вещь… Обидно, работаешь-работаешь, и ничего, вообще ничего», — очень по-мальчишески говорил тогда Максим, с трудом подбирая слова и едва, как казалось, сам сдерживая слезы.

«Помнишь тот момент? Скажи, сейчас фигурное катание для тебя — классная штука?» — спросил я Ковтуна после того, как он стал новым чемпионом России. «Да. Это тот момент, ради которого стоило все это терпеть», — ответил он.

Аделина СотниковаПро выступления девушек в короткой программе на чемпионате России, которые открывали программу второго дня соревнований, напишу совсем мало. Потому что непредсказуемость этого вида — «фишка» фигурного катания, делать выводы раньше времени здесь нельзя. Так что в двух словах. Аделина Сотникова не просто чисто откатала свою «не очень взрослую, но страстную и стервозную Кармен» (слова из ее же интервью) и вышла в лидеры — но и заставила лично меня, не буду говорить за всех, впервые увидеть в ней стерву. (Аделина, шутка — не стерву, а стервочку, но это было правда классно :)). Юлия Липницкая чуть-чуть ошиблась на каскаде тройной лутц-тройной тулуп, а в остальном, почти как всегда, все было превосходно, и это заслуженное второе место. Елена Радионова не удивила, заняв третью промежуточную позицию, а вот Алена Леонова своим наконец-то чистым катанием просто порадовала.

Елена Ильиных и Никита КацалаповТанцевальный турнир, к сожалению, потерял интригу после того, как Елена Ильиных и Никита Кацалапов отстали в коротком танце больше чем на четыре с половиной балла. Отыграть такое отставание в этом виде фигурного катания можно только благодаря ошибкам соперников. Ошиблись в итоге сами Лена и Никита, выступавшие раньше своих основных конкурентов Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева. Они упали на поддержке — на элементе, в котором виден их огромный в нынешнем сезоне прогресс. И именно в нынешнем сезоне я верю словам партнера, сказанным им после проката, что это была случайность. Ильиных и Кацалапов отлично готовы в этом году, у них блестящие программы — которые еще, уверен, прозвучат на чемпионате Европы и на Олимпиаде.

А Боброва и Соловьев — просто молодцы, наконец-то их произвольный танец был исполнен без ошибок. И прозвучал так, как он должен звучать. Нет, поправлюсь — почти так, как должен звучать. Поправка специально для Кати и Димы и других фигуристов, которые любят в микст-зоне говорить фразу «нет предела совершенству». Вот раз нет — так и совершенствуйте к той же Европе и к Сочи. Где, не сомневаюсь, вы способны сделать то, чего от вас ждут.

Борьба за бронзовые медали чемпионата России в танцах на льду завершилась для многих неожиданно — третьими стали чемпионы мира среди юниоров 2012 года Виктория Синицина и Руслан Жиганшин, опередившие неоднократных участников чемпионатов мира и Европы Екатерину Рязанову и Илью Ткаченко. Разрыв в баллах между этими двумя парами настолько небольшой, что я просто не возьмусь рассуждать, где и в чем одни были лучше, чем другие. Просто порадуюсь за прекрасных молодых ребят, к которым испытываю искреннюю симпатию еще с Финала Гран-при среди юниоров 2010 года. И расскажу заодно историю, с чего эта симпатия началась.

На том Финале Гран-при, проходившем в Пекине, Синицина и Жиганшин сенсационно завоевали серебро, уступив только фаворитам, своим на тот момент более мастеровитым и именитым товарищам по группе тренеров Светланы Алексеевой и Елены Кустаровой Ксении Монько и Кириллу Халявину (сейчас Монько и Халявин тренируются в группе Александра Жулина). Почти никому не известные на тот момент фигуристы преподнесли самую громкую сенсацию юниорского Финала, даже их тренер, по ее словам, не предполагала такого результата, и я решил взять у Вики и Руслана интервью.

Виктория Синицина и Руслан ЖиганшинИз-за вечной необходимости совершать бодрые пробежки между трибуной для прессы и смешанной зоной, а также тяжелого, как сейчас помню, графика тех соревнований на пресс-конференцию танцоров-юниоров я опоздал. И застал в дверях конференц-зала только явно куда-то спешившую Синицину, ее партнера уже рядом не было. «Давайте сделаем с вами интервью, все-таки ваша пара — открытие турнира», — почти без всякой надежды предложил я. «Хорошо, мы сейчас должны уйти, но через несколько часов придем и найдем вас», — ответила Синицина примерно тем же вежливым тоном и теми же вежливыми словами, какими спортсмены и тренеры обычно в интервью отказывают, когда не хотят делать это резко. «ОК», — сказал я, решив про себя, что интервью не будет, и даже не попросив номера телефона, чтобы договориться, где пересечься. Почти сразу же забыл об этом коротком диалоге. Вернулся на свое место в пресс-центр и погрузился в обычную рутину написания заметок.

Каково же было мое удивление, когда через два или три часа у меня над ухом прозвучал голос Вики: «Это же вы хотели взять у нас интервью»? Честно сказать, тогда мне потребовалось несколько минут, чтобы оправиться от шока и вспомнить вопросы, которые хотел задать. Кажется, это был первый случай, когда не я разыскивал спортсменов, а спортсмены сами разыскали меня.

Первый — и до сих пор практически единственный.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...