«Право на ошибку у наших спортивных пар есть. Но только на одну»

Двукратный олимпийский чемпион Артур Дмитриев – о жалости к Медведевой и Плющенко и борьбе за путёвку в Пхёнчхан.

Почему Евгении Медведевой гораздо сложнее, чем её конкуренткам? Есть ли у ведущих спортивных пар право на ошибку? Можно ли попасть на Олимпиаду, бросив все силы на чемпионат страны и принеся в жертву другие турниры? И как серый лёд «Мегаспорта» повлияет на участников Кубка «Ростелекома» — 2017? На эти и другие вопросы «Чемпионата» ответил двукратный олимпийский чемпион в соревнованиях спортивных пар, а ныне тренер Артур Дмитриев, чьи ученики Кристина Астахова и Алексей Рогонов будут участвовать в первом этапе Гран-при.

– Артур Валерьевич, как можно охарактеризовать первый старт основного сезона? Есть ли желание сразу проявить себя, показать себя перед судьями и болельщиками?
– Как вы знаете, у нас каждой паре или одиночнику даётся по два международных старта – этапа Гран-при. А это уже и серьёзное судейство, и компактная команда, поскольку на турнире выступают восемь участников, половина из которых, как правило, высокого класса. Это уже совсем другой уровень для спортсменов с точки зрения психологической подготовки – это очень серьёзный старт. А сейчас накладывается ещё и олимпийский сезон, поэтому каждый фигурист хочет показать свой высокий уровень, рассчитывает доказать судьям, что он лучший.

– В этом году получилось так, что первый этап Гран-при – домашний для россиян. Это дополнительная ответственность или, наоборот, помощь?
– Кому как. Кто-то любит дома кататься, кто-то – не очень, это зависит от личного восприятия. Безусловно, каток всем знаком, привычен, ребята там выступали много раз, так что, думаю, все наши ребята на первом этапе Гран-при будут кататься достойно.

– Каток знакомый, но там совсем недавно сменили лёд. Как оцените его качество?
– Лёд в полном порядке – качество хорошее. Сейчас с этим всё в порядке: всегда поддерживается необходимая температура, так что здесь никаких вопросов нет.

– А то, что лёд поменял оттенок, фигуристам не помешает? Или им всё равно?
– Я бы с точки зрения восприятия цвета стал говорить не об оттенках льда, а о том, что на этом катке разноцветные сидения, которые создают некоторую рябь в глазах – к этому нужно привыкнуть, приспособиться. Это отвлекающий фактор, особенно для тех, кто прыгает. Но чтобы привыкнуть, надо потратить буквально несколько минут. А на оттенок льда спортсмены не обращают никакого внимания – им это без разницы.

«Случайно выиграв чемпионат России в сборную попасть невозможно»

– Насколько этот этап Гран-при является определяющим для Кристины Астаховой и Алексея Рогонова с точки зрения дальнейших перспектив на весь сезон?
– Это, безусловно, важный турнир, который даёт очки в зачёт рейтинга. Фигуристы серьёзно к нему готовились, провели до этого два турнира группы В, чтобы во всеоружии подойти к старту в Москве, а потом и к этапу Гран-при в Осаке, где пара также выступит.

– У двух сильнейших российских пар есть право на ошибку, а у Кристины и Алексея его нет. На них это не давит?
– Я не думаю, что для спортсменов это какая-то помеха. Это же спорт, здесь по-другому никогда и не бывает. Ничего странного в этом нет, ситуация для ребят привычная: надо доказывать. Мы же не просто приезжаем показать своё выступление.

– То есть ребят это вообще не отвлекает и они не обращают на это внимания?
– Скажем так: они не должны обращать на это внимание.

– Вы их на это настраиваете?
– Мы это обговариваем, но они и сами всё знают. У них есть опыт выступления на таких стартах.

– Путёвки на Олимпиаду окончательно будут разыгрываться в Санкт-Петербурге. Но можно ли, не блистая на этапах Гран-при, хорошо подготовиться к чемпионату России и, великолепно проявив себя, получить путёвку?
– Это интересный вопрос. Безусловно, свой рейтинг спортсмен зарабатывает в течение сезона. И судьи, и специалисты смотрят, насколько хорошо спортсмен идёт по сезону. Поэтому если кто-то случайно безупречно прокатался на одном только чемпионате страны, но по до этого выглядел слабо, то могут и не взять. Ведь другие, кто здорово шёл по сезону, могут проиграть столь же случайно. Если будешь на голову выше – тебя возьмут в сборную, а если катание примерно равное, то будут смотреть, как ты шёл по сезону, как катался на международных стартах, какой у тебя рейтинг – всё это влияет.

– Как раз поэтому Кристине и Алексею нельзя расслабляться в борьбе за третью путёвку?
– Это нормальная работа догоняющих. Те, кто претендует на конкуренцию с более сильным соперником, должны быть лучше, должны показывать надёжное, стабильное катание. У ведущих пар, конечно, есть право на ошибку, но только на одну. Если они начнут ошибаться по два-три раза, то их будут воспринимать как тех, кто не смог набрать спортивную форму и не будут рассматривать в числе претендентов на медали.

– А вы сейчас как оцениваете свою пару в сравнении с конкурентами?
– Кристина и Алексей сейчас в хорошей форме. Мы проверили программы, учли все нюансы, которые нужно было доделать. После этого старта мы ещё сможем внести некоторую коррекцию, если она будет необходима, где-то добавить – эти моменты выявляются только в сравнении, поэтому этот старт, конечно, очень важен для нас.

«Тренеры не должны толкать неподготовленных спортсменов на сложные элементы»

– Как вы относитесь к элементам «ультра-си» – четверным выбросам, прыжкам, подкрутам? В те времена, когда катались вы, парное катание было гораздо красивее.
– Спорт не остановить. Я к этому хорошо отношусь, но вопрос в другом: любая атака должна быть подготовленной. Если люди не готовы идти на сложный элемент, у них нет ни опыта, ни технической или физической подготовки, то это просто опасно. Поэтому спортсмены, конечно, должны быть готовы к таким элементам.

– Как вы думаете, ISU остановит тенденцию к усложнению элементов или не будет вмешиваться в этот естественный процесс?
– Я уверен, что не будет. Может быть, будут возникать какие-то отдельные нюансы, но каких-то серьёзных ограничений не будет. Мы уже видим, как все мальчики прыгают четверные, кто-то на тренировках даже пытается прыгать «четыре-четыре». И в парном катании будут делать четверные выбросы и подкрутки, будут усложнять прыжки. Процесс усложнения будет идти своим чередом, вопрос лишь в том, насколько быстро. Всё-таки в парном катании очень много разных элементов. Но главное, чтобы сами спортсмены были готовы к таким усложнениям. Ведь опаснее всего, когда тренеры пытаются подтолкнуть неподготовленного спортсмена к исполнению сложного элемента – в этом случае вероятность получения травм очень велика.

– У парников в последние сезоны действительно было немало тяжёлых травм. Смирнова и Кавагути же подвели выбросы…
– Да, были и другие подобные примеры. Кстати, важно отметить ещё один момент. Все сложные элементы должны готовиться в определённом возрасте. Сформировавшемуся спортсмену в 22-23 года тяжело начинать учить сверхсложные элементы. Подготовка спортсмена в юном возрасте должна быть на это заточена. Если спортсмен всю жизнь учил тройной, а ему в 25 лет говорят, что надо учить четверной, то, может, он и будет его делать, но не будет делать это надёжно – время уже ушло. А для мальчика, который начал четверной прыгать в 16 лет, это уже обычный элемент.

«Мы чересчур жалеем догоняющих. А жалеть надо не догоняющих, а лидеров»

– В женском катании на Гран-при России фаворит очевиден. А Елена Радионова оказалась примерно в той же ситуации, что и Астахова с Рогоновым…
– Мне кажется, мы чересчур жалеем догоняющих. А жалеть надо не догоняющих, а лидеров. Когда ты добиваешься высокого результата, тебе приходится атаковать каждый раз, чтобы быть лучшим. Конечно, спортсмены такого уровня и такого класса появляются нечасто, но то же самое было, например, с Женей Плющенко, который был лучшим на протяжении 10 лет – все пытались его догнать и обогнать, но ни у кого не получалось. С Медведевой пока всё то же самое. Но спортсмены должны стараться, стремиться, искать, за счёт чего можно опередить лидера.

– Но насколько тяжело выходить на лёд, когда шансов на победу нет вообще?
– Я убеждён, что основная задача спортсмена – бороться с самим собой. Если тренер поставил правильную задачу, и спортсмен чётко понимает, что он должен делать и на что готов, то он борется не с кем-то из соперников, а с самим собой. Если он себя побеждает, то становится на ступеньку выше. Фигурное катание – не контактный вид спорта, в котором ты должен отвечать ударом на удар. Если человек раз от раза побеждает сам себя и понимает, куда он движется, то он будет подниматься всё выше и в борьбе со своими соперниками.

– Иными словами, не нужно смотреть на кого-то, а нужно следить за собой и стараться делать то, что ты умеешь, на максимально высоком уровне?
– На соперников тоже нужно смотреть, поскольку спортсмен должен понимать, что происходит вокруг. Но в любом случае он должен решать свои задачи. Если следить за прямой борьбой с соперником, то трудно сконцентрироваться на том, что ты делаешь сам.

– Насколько высоки шансы Медведевой выиграть в этом сезоне всё, включая Олимпиаду?
– На данный момент они высоки.

– Близки к 100 процентам, если она будет делать всё, как делала раньше?
– Похоже на то. Но ведь были разные примеры. Есть многократный чемпион мира Патрик Чан. Говорили, что это выдающийся фигурист, что у него невозможно выиграть и что никто лучше него никогда кататься не будет. Но что в итоге произошло? В прошлом году он прокатался с тремя четверными прыжками — для него это невероятно – и даже не вошёл в призы на чемпионате мира!

– Вряд ли конкурентка Медведевой может появиться совсем уж неожиданно.
– А почему неожиданно? У нас уже есть девочки, которые прыгают четверные прыжки, три с половиной. Хотя это, конечно, не ближайшая перспектива.

«У наших танцоров есть резервы для прогресса. Но и лидеры на месте не стоят»

– В Москву приехал Юдзуру Ханю. Насколько, например, Михаилу Коляде будет важно прокататься рядом с таким спортсменом?
– Это, кстати, очень хороший шанс. На чемпионате мира намного больше спортсменов, и ты можешь просто не попасть в одну разминку с лидерами. А на этапе Гран-при Михаил, скорее всего, будет в сильнейшей разминке, и это отличная возможность себя проявить, показать себя на фоне лучшего фигуриста мира.

– Если говорить о танцах на льду, то на Гран-при России две лучшие в мире пары не выступят. Удачное выступление россиян, возможно победа над парой Шибутани, позволит им набраться уверенности и в будущем бросить вызов лидерам?
– Мы возвращаемся к вопросу о мыслях спортсмена и его целях. Спортсмены должны решать задачи, которые ставит тренер, а тренер должен понимать, куда он ведёт пару, над чем работает, где есть резерв, позволяющий стать сильнее. Сами по себе крупные соревнования – это хороший шанс проверить себя, но Гран-при России – это не Олимпийские игры. В данном случае это очередная возможность понять, стоит ли пара на правильном пути.

– Видите ли вы у наших пар резервы, которые могут позволить им соревноваться с канадской и французской парами, задающими тон в танцах на льду?
– Резерв-то у них есть. Вопрос в другом – хватит ли им времени на то, чтобы доказать свою конкурентоспособность. Это ведь нужно сделать не один раз, а несколько, чтобы судьи поверили в то, что это не случайность. Если лидеры упали три раза, а ты их обыграл, это ещё ничего не значит, потому что когда они откатают чисто, то снова будут впереди. Тем более что канадцы с французами и американцами на месте не стоят и постоянно готовят что-то новое.

– Чего вы ждёте от Гран-при России, если не говорить о спортивных результатах? Ждёте ли какой-то атмосферы праздника?
– Гран-при России у нас уже давно проходит как праздник. У меня ребята здесь всегда катаются с удовольствием: атмосфера классная, ходит много народу. Самое страшное – кататься при пустых трибунах. Мы волей-неволей всё делаем для зрителей, а потому без них пропадает мотивация. С этой точки зрения в Москве всё всегда очень здорово.

– В такой атмосфере не хочется ли порой достать коньки, взять под руку Кристину и откатать программу самому?
– Нет, уже не хочется. В самом начале моей тренерской деятельности какие-то подобные мысли могли бы быть, но сейчас уже нет. Я много в своей жизни накатался, уже хватит.

championat.com

Загрузка...

Поиск
Загрузка...