«Работаем с цирковыми акробатами»: пара фигуристов Павлюченко — Ходыкин о дебютном сезоне и новогодних планах

Участие в финале Гран-при по фигурному катанию — ценнейший опыт, заявили в интервью RT Дарья Павлюченко и Денис Ходыкин. Они заняли четвёртое место в соревнованиях спортивных пар на чемпионате России. Фигуристы признались, что довольны первой половиной дебютного сезона на взрослом уровне. Действующие чемпионы мира среди юниоров также рассказали о казусах, которые случались с ними во время соревнований, и поделились планами на новогодние праздники.

«Надеемся, что кто-то заметил в нас перспективную пару»

— На чемпионате России вы заняли четвёртое место. Какие эмоции вызвал этот результат и окончание года в целом?

Денис Ходыкин: В первую очередь чувствуется усталость, потому что в последнее время было много стартов с небольшими промежутками на отдых. После финала Гран-при в Ванкувере пришлось приходить в форму в кратчайшие сроки. Но сейчас наконец-то можно выдохнуть.

— Не было ощущения, что в финал Гран-при вы попали ценой потери времени на акклиматизацию?

Ходыкин: Отчасти да, но мы не только попали в шестёрку сильнейших, но и получили ценнейший опыт, посмотрели, как соревнования подобного уровня устроены изнутри. Мы имели возможность кататься в своё удовольствие, потому что осознавали, что шансов на завоевание медалей у нас немного. Просто наслаждались происходящим.

— Что чувствовали, когда всё-таки отобрались в финал?

Дарья Павлюченко: Так получилось, что ночью перед произвольной программой на этапе в Москве я проснулась и поняла, что в любом случае мы будем в выигрыше. Попадём в финал — хорошо, нет — сможем спокойно готовиться к чемпионату России.

— Какой получилась поездка в Канаду?

Ходыкин: Нас приняли с большой радостью, хотя не могу сказать, что теплее, чем в России, потому что местные болельщики оказывают нам колоссальную поддержку. Возможно, мы пока не пользуемся большой популярностью в мире, ведь это наш первый сезон во взрослом катании. Но мы искренне надеемся, что кто-то заметил в нас перспективную пару.

— Дарья, расскажите подробнее про казус с костюмом, который произошёл перед короткой программой в Ванкувере.

Павлюченко: Обычно в гостинице я оставляю все вещи на видном месте. Но в тот день было много суеты, и я машинально повесила костюм в шкаф. Отправилась на каток, но меня не покидало ощущение, что чего-то не хватает. Уже на арене поняла, что остальные спортсмены одеваются, а у меня с собой только коньки.

Ходыкин: В итоге тренер помчался за костюмом, а мы в это время разминались. Возникла небольшая суматоха, но больше всех нервничала сама Дарья.

Кстати, в Саранске после короткой программы произошла схожая ситуация. Она забыла костюм после выступления, и ей его принесли только через 15 минут, когда она уже в микст-зоне давала интервью.

— Отразилось ли это волнение на вашем выступлении в финале?

Павлюченко: Сложно сказать. Но моя ошибка состояла в том, что я слишком эмоционально всё восприняла и начала паниковать, хотя ничего катастрофического не произошло.

Ходыкин: Все казусы случаются со мной и обычно служат хорошим знаком: то аккредитацию потеряю, то ещё что-то. Но в этот раз такая ситуация произошла с Дарьей, и мы выступили не очень удачно.

«Хочется развиваться и пробовать что-то новое»

— Вы стараетесь отличаться от других пар — прыгаете тройной флип, выполняете тодес вперёд-наружу. Вы это делаете, просто потому что можете? Или чтобы выделяться, набирать больше баллов?

Павлюченко: Если у нас получается, почему бы не делать. Всегда хочется развиваться, пробовать что-то новое. Могу сказать, что подобное любопытство у меня проявилось ещё в детстве. В школе нам часто задавали повторять пройденный материал, а я говорила своей маме, что не хочу это делать, потому что мне неинтересно.

Ходыкин: Кроме того, наш тренер Сергей Росляков хорошо разбирается в правилах и каждый год старается добавлять что-то сложное — то, что больше никто не делает. Например, в начале года мы планировали включить в программу чоктау. Возможно, такие элементы мало заметны для простых зрителей, но технические специалисты их наличие отметят.

— В одиночном катании во второй программе дают бонусы за прыжки. По вашему мнению, за какие элементы можно было бы поощрять парников?

Павлюченко: Насколько я знаю, раньше спортсмены получали дополнительные баллы за силовые поддержки. Но из-за этого значительно возросла травмоопасность. Схожая ситуация произошла и с прыжковыми элементами и выбросами. Поэтому все бонусы и были отменены.

Ходыкин: Да, это не очень логично, потому что сейчас все силовые поддержки всё равно совершаются в конце выступления. По моему мнению, должны поощряться прыжки во второй половине программ.

— Вы оба являетесь бывшими одиночниками. Сказывается ли это на парном периоде вашей карьеры?

Ходыкин: Да, особенно это проявляется на тренировках, когда первую шестиминутку каждый разминается сам по себе, пытается прочувствовать лёд отдельно от партнёра. Лишь после этого мы продолжаем работать в паре.

Павлюченко: Не могу сказать, что я была хорошей одиночницей и у меня многое осталось после этого периода. Возможно, лишь какие-то незначительные приметы и привычки.

 — Многие эксперты отмечают, что в ваших выступлениях иногда проскальзывает танцевальная составляющая. Это тоже своего рода инновация, благодаря которой вы хотите выделяться?

Ходыкин: У нас много задумок, которые пока сложно воплотить в жизнь. Поначалу мы зачастую включали элементы, которые по правилам фигурного катания никак не оценивались. Сейчас мы работаем с цирковыми акробатами и стараемся адаптировать программу именно под нас.

 — С какими основными трудностями вы столкнулись при переходе в парное катание?

Павлюченко: Закончив с одиночным катанием, я, по сути, ушла из спорта. И когда вновь вышла на лёд, мне нужно было не только учить новые элементы, но и вспоминать старые. Я падала даже при исполнении одинарных акселей и сальховых. Правда, в этом смысле с того времени мало что поменялось (Смеётся.). Но психологически было очень тяжело.

Ходыкин: Я перешёл в парное катание в 14 лет, а в таком возрасте ещё рано набирать мышечную массу. Но особых трудностей не возникло, так как всё происходило под чутким руководством тренеров. Единственной проблемой стала скорость выполнения прыжков, которая страдала из-за новых для меня элементов.

«Не могу долго отдыхать»

— Алёна Косторная рассказала, что планирует отмечать Новый год в Вене с вами, Дарья. Почему ваш выбор пал именно на Австрию?

Павлюченко: Мы всегда стараемся куда-то выбраться на праздники, сменить обстановку. Причина проста: новогодний стол богат на разные сладости, калорийные салаты.

Оливье я, слава богу, не люблю, но традиция такая есть. Поэтому если я останусь дома, то обязательно что-нибудь съем. В поездках большое застолье устроить сложнее. В этом году решили поехать с Алёной, потому что с компанией всегда веселее, чем одной.

— Вы родились 31 декабря. Сказывается ли это на праздновании Нового года?

Павлюченко: Честно говоря, мне всегда это очень нравилось. В детстве мы с родителями решили, что лучше получить один подарок, но подороже, чем два. Кроме того, в этот день всегда весело, у всех приподнятое настроение. Люблю, когда всё украшено, повсюду запах мандаринов.

— Денис, есть ли у вас планы на Новый год?

Ходыкин: Если все друзья разъедутся, то буду отмечать дома с семьёй. Возможно, выберусь за город, съезжу в Челябинск или Магнитогорск покататься на сноуборде. Но самое главное — сначала нужно сдать сессию.

— Танцевальные пары жаловались, что 1 января им уже предстоит вернуться на лёд. Сколько продлятся ваши праздники?

Павлюченко: Я планирую вернуться к тренировкам 2 января, потому что не могу долго отдыхать. Даже после выходных иногда возникает такое впечатление, что прошло не два дня, а три недели. Мне всегда хочется на лёд, поэтому приходится сдерживать себя, потому что организму нужно дать время на восстановление.

Ходыкин: До 3-4 января. На Универсиаду мы не попадаем, поэтому первыми соревнованиями в новом году для нас станет финал Кубка России в конце февраля.

russian.rt.com

 

Загрузка...

Поиск
Загрузка...