Робин Шолковы: Если в Германии ты начнешь себя вести, как в России, люди скажут, что ты «крэйзи»

Робин Шолковы оценил шутку Всевышнего. Пятикратный чемпион мира в паре с Аленой Савченко, он много лет отнимал у наших пар медали. Но когда Алена оставила его, первым руку помощи ему протянул «враг». Максим Траньков.

«Если бы мне даже год назад кто-нибудь сказал: «Ты уедешь в Россию, Робин, ты будешь работать в одной команде с Траньковым, ты будешь тренировать русских, я бы ответил… «Ок! Конечно, я уверен, что так и случится, при этом мое «Ок!» звучало бы с плохо скрываемой иронией. Нет, я ни за что не поверил бы, что такой вираж моей судьбы возможен! А он стал реальностью…» — вот как рассказывает об этом Робин.

— Робин, пожив примерно полгода в России, вы уже понимаете смысл известной русской пословицы «Что русскому хорошо, немцу – смерть»?

Как вы сказали? Я о такой пословице, признаться, впервые слышу! Нет, я не понимаю о чем она. Совсем не понимаю.

— О катастрофической разнице в менталитете, диаметрально противоположном взгляде на мир.

Ах вот оно что… Да, пожалуй вы правы. Есть такие вещи, нюансы в поведении, которые возможны в России, но если ты начнешь так же вести себя в Германии, люди скажут, что ты «крэйзи». И наоборот. Кстати, я не могу пока сказать, что я постоянно живу в России. Я бываю наездами, но каждый раз остаюсь на довольно продолжительный срок. Моя жена живет и работает в Швейцарии, мне приходится разрываться между несколькими домами, но я успеваю делать то, что от меня требуется в группе Нины Мозер. Я счастлив, что мне доверили пару Евгения Тарасова-Владимир Морозов, это очень приятные, интересные и одаренные ребята. И в самой группе Нины Мозер я чувствую себя так же комфортно, как чувствовал себя в сборной Германии. Когда я живу в России, я мало где бываю. Каток-дом-супермаркет. Вот и весь мой маршрут.

— Почему? Нет сил куда-то еще ходить? Неинтересно?

— Что вы, кому же может быть неинтересно куда-нибудь сходить в Москве! Покажите мне такого человека! С одной стороны, я работаю достаточно интенсивно и свободного времени действительно не очень много. С другой… Трудно без языка. Поэтому я даже избегаю приглашений в какие-то компании, я понимаю, что если соберется компания из десяти человек, все эти ребята будут вынуждены говорить ради меня по-английски! А я не хочу до такой степени быть кому-то в тягость. Хотя был один случай, который просто столкнул меня лицом к лицу с мыслью, что я срочно, обязательно должен выучить русский, иначе я снова и снова буду попадать в какие-то дурацкие истории!

— Что же это за случай?

— Я взял такси. Водитель, как это нередко бывает, оказался очень словоохотливым. Он понимал, что я иностранец, но говорил и говорил без умолку, и просто не мог остановиться. Я молча смотрел в окно. Ну, если человеку хочется поболтать, не запрещать же ему… В какой-то момент, по его настойчивым интонациям и догадался, что он о чем-то меня спрашивает, и очень расстроен, что не получает ответа. Он остановил машину, вышел, пригласил меня тоже выйти на обочину. И… Надо было видеть разыгравшуюся затем сценку. Отчаянно жестикулируя, он все пытался донести до меня некую мысль. А я продолжал упорно не соображать, что же от меня требуется. Он изображал курящего человека и… Наконец до меня дошло. Он просит у меня сигарету! Я вынул из кармана пачку и угостил его. Мы посмеялись, сели в машину и поехали дальше. Но я продолжал испытывать неловкость от того, что из-за незнания русского могу оказаться настолько беспомощным!

— Теперь, когда вы узнали своих давних соперников, Татьяну Волосожар и Максима Транькова, их тренера Нину Мозер поближе, можно ли сказать, что и ваше отношение к ним претерпело некоторые изменения?

— Нет! Понимаете, раньше мы никогда не разговаривали друг с другом. При таком обостренном, постоянном соперничестве за каждый титул, и не просто какой-нибудь там титул – за титул чемпиона мира, за олимпийское золото… Нормально общаться невозможно. Нет, это не неприязнь. Напротив. Мне очень нравились эти люди. И я многое понимал об их характерах, об их внутреннем мире даже просто наблюдая за ними издали. Теперь, когда я общаюсь с ними почти каждый день, я чувствую, что уже и тогда я все понимал о них правильно. Они не раскрылись для меня с какой-то совсем другой неожиданной стороны. Они раскрылись глубже, полнее, но ничем меня не шокировали и не удивили. Интуитивно я уже давно их знал. И я всегда, даже конкурируя с парой Транькова был где-то в глубине души не против посидеть как-нибудь с Максимом в кафе в отеле, поговорить о жизни. Он был мне интересен, как человек. Но все-таки это было невозможно. В моей немецкой команде меня бы не поняли.

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...