Россия в погоне за Голд

После исполнения короткой программы все три российские спортсменки сохраняют за собой шансы бороться за медали. Неожиданностью стало лишь то, что обладательницей малой серебряной медали, опередив победительницу финала «Гран-при» и чемпионку Европы Евгению Медведеву, стала Анна Погорилая. Перед произвольной программой она проигрывает американке Грейси Голд чуть менее двух с половиной баллов.

Тренировки первой и пятой женских групп пользовались в среду и четверг предельно повышенным спросом, как хороший многосерийный детектив. Эти две компании представляли собой, выражаясь на американский манер, Cream of the Cream всего мирового женского катания: в них вошли по три американских и японских одиночниц и трое россиянок во главе с Евгенией Медведевой. Просто сложилось так, что наши девушки в связи с поздним приездом в США в первых тренировках участия не принимали. Поэтому их появления на бостонском льду ждали с особенным нетерпением.

Официальные тренировки фигуристов дают массу пищи для размышлений и в то же самое время не говорят ни о чем: любые выводы «работают» только в совокупности с будущим результатом. Хотя были случаи, когда тренировки влияли на результат совершенно определенным образом.

Так было, например, с Оксаной Баюл на Олимпийских играх в Лиллехаммере, где спортсменка на заключительной тренировке столкнулась с немкой Таней Шевченко и та лезвием своего конька пропорола украинке ногу. Валентин Николаев, тренировавший в те годы Баюл вместе с Галиной Змиевской, сам как-то сказал по этому поводу, что если бы не тренировочный инцидент, чемпионкой тех Игр наверняка стала бы американка Нэнси Керриган, чья победа заранее предвкушалась многочисленными спонсорами и была ими же многократно «проплачена» авансом – в виде всевозможных контрактов.

Но получилось так, что против американки сошлось в тот день слишком много факторов. Главным, безусловно, было то, что Баюл совершенно безупречно выполнила свою олимпийскую программу. Но к этому очень своевременно добавилась сентиментальная, в лучших американских традициях, история девочки, выросшей без родителей и не знавшей материнской ласки, трогательный облик Золушки, чье первое взрослое соревновательное платье в крупный бело-синий горох было пошито на деньги, собранные с миру по нитке, да еще и эта немка, чуть было не покалечившая хрупкого ребенка!

Вот весы судейских симпатий и качнулись в непредсказуемую сторону.

Из этой же категории, подозреваю, – история канадцев Джеми Сале/Дэвида Пеллетье, получивших на Играх в Солт-Лейк-Сити золотые медали чемпионов наравне с Еленой Бережной/Антоном Сихарулидзе. Ведь все могло сложиться чуть иначе, не врежься Антон на разминке перед самым выступлением в канадку. Понятно же, что в подобной ситуации симпатии всех без исключения очевидцев (и судейские – в том числе) подсознательно работают в пользу более слабой девушки, а не здоровенного мужика.

Инциденты на тренировках – это, конечно, лишнее, но то, что последние и наиболее свежие впечатления о спортсмене закладываются в судейских головах именно во время предсоревновательных прокатов, давно является неоспоримым фактом.

Из того, что отложилось после утренней тренировки четверга, вывод можно было сделать достаточно оптимистичный: Мао Асада выглядела в своем знаменитом тройном акселе, как и в остальных прыжках, заметно менее уверенной, чем двумя днями ранее, в то время как две равноценноопасные для нее соперницы – Елена Радионова и Медведева уверенно и четко штамповали каскад за каскадом. Оставалось дождаться вечера.

* * *

Расписание женского турнира с полным днем отдыха между двумя программами вроде бы построено в Бостоне удобным для участниц образом, но в то же самое время таит в себе определенное коварство. Оно заключается в том, что свободный от соревнований день, когда ты уже полностью успел погрузиться в эпицентр соревновательных страстей, легко может выйти боком: сжечь нервы, например. Опасен такой перерыв и в тех случаях, когда спортсмен приезжает на турнир к самому началу соревнований – чтобы избежать акклиматизации. Считается, что пик перестройки наступает у человека на пятый-восьмой день (и для большинства атлетов это действительно так), но на самом деле самочувствие может начать ухудшаться сразу, если, допустим, из-за разницы во времени спортсмен неважно спит ночью и не успевает полностью восстановиться.

Соревновательный адреналин сильно активизирует ресурс организма и способен сгладить такие вещи, но любое перенапряжение неизменно сопровождается упадком сил. Поэтому многим бывает проще соревноваться два дня подряд, нежели три дня с продолжительным перерывом между стартами.

Другими словами, еще до начала состязаний было понятно, что российских девушек, несмотря на все заслуженные дифирамбы в их адрес, ждет в Бостоне крайне непростое испытание.

Наиболее интересными в предпоследней разминке (к этому времени откатать свои короткие программы успели 26 спортсменок и лидерство захватила китаянка Цзыцзюнь Ли) выглядели Асада и Эшли Вагнер. Обе – спортсменки с длинной историей, в том числе и тренерской, работавшие с выдающимися специалистами. Асада – с Нобуо Сато и Татьяной Тарасовой, Вагнер – с Джоном Никсом и Рафаэлем Арутюняном. У последнего, кстати, Асада в свое время не прижилась, проработала всего лишь год, хотя и после него японка немало покочевала по тренерам, прежде чем уже абсолютно сознательно вернулась к своему первому наставнику.

Но первую сенсацию в рамках этой группы, подняв зал в овацию, сотворили не они, а 23-летняя американка Мирай Нагасу. Два года назад девушка поменяла тренера, причем Том Закрайчек стал ее седьмым по счету наставником. По результату фигуристка совсем чуть-чуть уступила Асаде, смазавшей приземление с акселя, но каталась она заметно лучше японки.

Но все это ни шло ни в какое сравнение с прокатом, который выдала Вагнер. С тех пор, как списанная во всех отношениях спортсменка попала к Арутюняну, она непостижимым образом стала прибавлять от старта к старту. Но вряд ли кто мог предположить при этом, что Эшли в принципе способна на такой прокат, как тот, что случился в Бостоне.

* * *

Когда в разговоре с Николаевым я назвала прогресс Вагнер прежде всего “тренерским”, собеседник согласился и добавил:

– У Арутюняна ведь не было никакой нужды в том, чтобы брать к себе еще одну спортсменку, он и без этого был загружен работой. Но ведь почему-то он Вагнер взял? Не думаю, что сделал это лишь потому, что его попросил прежний наставник спортсменки Джон Никс. И смотрите, что происходит сейчас. С одной стороны, Эшли не стала намного лучше прыгать. Но ее нынешнее катание отличает именно то, что всегда отличало Рафика, когда тот выступал сам. А именно – экспрессия катания. Весь его темперамент, все его переживания шли прямиком в ноги, в конек. Когда Арутюнян работал с Мишель Кван, он, как ни старался, не мог этого добиться. Я, помню, спрашивал: каким образом, имея такие выдающиеся тренерские мозги и столь богатую фантазию, он ставит Мишель настолько невнятные программы? Рафик тогда мне сказал, что ничего не может поделать: какие бы постановки он ни предлагал, Мишель выбрасывала из программы все то, что казалось ей ненужным или неудобным.

Вагнер же доверяет Арутюняну на сто процентов. И вот он – результат. Я никогда особенно не любил смотреть, как катается Эшли, но впечатление-то фантастическое! И за это – честь и хвала тренеру. Не удивлюсь, если импровизация Вагнер после проката, когда она к восторгу всего зала плюхнулась на попу посереди катка, это часть сценария. И говорит о том, что спортсменка была готова откататься так, чтобы позволить себе и это тоже.

На мою просьбу еще до начала выступлений сильнейшей группы оценить форму российских одиночниц, Николаев сказал:

– Меня очень впечатлила тренировка Медведевой. Она сделала все, что была должна, и сразу ушла с катка – не оборачиваясь и ни на кого не обращая внимания. Так и должен вести себя спортсмен в подобных ситуациях: никогда не стоит показывать на публике, что тебя волнует что-то, кроме себя самого. А вот Радионова, напротив, насторожила. Она прекрасно отпрыгала все свои каскады, а потом вдруг начала безрезультатно гоняться за тройным сальховом с поднятой рукой. Зачем? Ведь в этом случае все запоминают не то, что ты сделал превосходно, а то, как ты ошибался…

Последняя группа, тем не менее, выдала публике спектакль экстра-класса. Начать с того, что шансы на золото после исполнения короткой программы сохраняют за собой минимум шесть спортсменок: преимущество золотой американской девочки Грейси Голд хоть и велико, но ни для кого не секрет, с какой скоростью способны таять женские оценки. Если же считать тех, кто реально способен подняться на пьедестал, их больше десятка. Так что зрелище в заключительном финале чемпионата всем нам предстоит незабываемое.

Чемпионат мира. Бостон. 31 марта. Женщины. Короткая программа. 1. Голд (США) – 76,43. 2. ПОГОРИЛАЯ – 73,98. 3. МЕДВЕДЕВА – 73,76. 4. Вагнер (США) – 73,16. 5. РАДИОНОВА – 71,70. 6. Мияхара (Япония) – 70,72… 9. Асада (Япония) – 65,87.

sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...