Ростислав Синицын: нельзя фигуристов наказывать за одну ошибку три раза

Двукратный чемпион СССР в танцах на льду, ныне тренер Ростислав Синицын в интервью корреспондентам агентства «Р-Спорт» Марии Воробьевой и Андрею Симоненко подводит итоги чемпионата Европы в танцах на льду, где победу одержали французы Габриэлла Пападакис/Гийом Сизерон, вторыми стали чемпионы мира Анна Каппеллини/Лука Ланотте, а бронзу выиграли россияне Александра Степанова и Иван Букин.

— Ростислав Александрович, для начала такой вопрос: как вам показалось, что стало причиной срыва поддержки в произвольном прокате Елены Ильиных и Руслана Жиганшина? Лена не попала коньком Руслану на ногу. Они здесь выступали на очень большом нерве. А в таких случаях иногда теряется контроль. Полагаться в таких ситуациях можно только на автоматизм, а у них его еще нет. Мне, кстати, показалось, что точно так же сорвали поддержку на Гран-при в Японии Виктория Синицина и Никита Кацалапов.

— Создалось такое впечатление, что они резко поникли после срыва, чуть ли не программу забыли.

— Ну конечно, они сразу, думаю, поняли, что из-за этой поддержки лишатся массы баллов. Взрослые уже дети все-таки. Понимают, чего стоит одна поддержка. Кстати, хочу тут же сказать, что я выступил с предложением техническому комитету ISU (Международного союза конькобежцев) сбалансировать «стоимость» каждого элемента в сторону его уменьшения. Чтобы один срыв не лишал всех надежд. Мы с вами уже говорили, что в нынешних танцах на льду слишком большое влияние технической оценки при малом количестве элементов. И я предложил раздробить веса элементов: уменьшить количество баллов за твиззлы, пируэты и, может быть, даже за поддержки. Все-таки у нас не парное катание. Да, парные элементы должны присутствовать, их надо оценивать, это дает объективную оценку катанию спортсменов. Но я считаю, что не может в коротком танце элемент длиной в четыре секунды «стоить» 25% всей программы. Получается, сорвал элемент — на произвольный танец можешь не выходить. Это неправильно.

— И здесь, выходит, если бы не поддержка, Лена и Руслан были бы в призах.

— Думаю, да. У них упала и техническая оценка, и компоненты. Это как раз то, что мне не нравится. В наших правилах слишком много против спортсменов. Прочерк вместо поддержки, «минус три» еще им «начислили» — получается, у них с другого элемента баллы забрали! И, наконец, компоненты снизили. То есть наказаны Ильиных и Жиганшин за одну ошибку три раза. Считаю, что это несправедливо, и надеюсь, технический комитет прислушается к моему мнению.

— Вас не шокировали оценки чемпионов Европы Габриэллы Пападакис/Гийома Сизерона? Это какие-то новые Мэрил Дэвис и Чарли Уайт получаются.

— Вообще они очень сильно добавили по сравнению с прошлым годом. Девочка стала кататься намного лучше, в частности. Что мне понравилось в них, они, может быть, были не столько быстрые, сколько легкие. Работа коленом и легкость в катании подкупает. Плюс хорошая драматургия произвольного танчика. Мне понравилось. Может быть, таких высоких баллов я бы им не дал, но то, что французы для меня были на чемпионате Европы первыми — это однозначно. Не вижу другой пары, которая могла бы здесь претендовать на их место. То есть Анна Каппеллини и Лука Ланотте способны, конечно, побеждать при хорошем катании.

— А они как катались?

— Да в принципе хорошо. Но, на мой взгляд, сам танец у них («Пляска смерти») невыигрышный. Я вообще честно скажу: вся группа сильнейших на меня произвела угнетающее впечатление. Мы опять все уходим в какую-то драму. Один раз интересно, а когда смотришь в таком стиле четыре или пять пар подряд — это тяжело. Судьи пытаются с этим бороться, но пока не нашли правильных мер для этого. Мне жаль, что в предыдущие годы, когда была провозглашена цель сделать танцы на льду более позитивными, дуэты, которые реально это делали, не поощрялись. Посмотрим, что будет дальше.

— Но у Александры Степановой и Ивана Букина произвольный танец поставлен под композицию группы The Beatles.

— Ну и что? Все равно стиль похожий. Я, безусловно, поздравляю ребят с бронзой, обязательно поздравлю их тренеров — Иру Жук и Сашу Свинина. Но последняя часть танца, в которой они делают медленные шаги под быструю музыку, «погасила» для меня весь эффект от их программы. Возможно, это такое видение Иры и Саши, как хореографов, но мы с моим коллегой, тренером Мартином Скотницким смотрели на это, и глаза нам резануло. Хотелось почувствовать в концовке какую-то энергетику.

— Тем не менее, их третье место по делу?

— При этом раскладе да. После срыва Ильиных и Жиганшина никто другой бронзу выиграть не мог.

— Что вы думаете по поводу оценок Ксении Монько и Кирилла Халявина? У многих возникли вопросы.

— В коротком танце их наказали технической оценкой. Я должен сказать вот что: каждая техническая бригада у нас ставит оценки за то, что видит. И на каждых соревнованиях бригады разные. Той технической бригаде, которая работала в Стокгольме, я доверяю. Моим спортсменам Нелли Жиганшиной и Александру Гажи тоже не засчитали два «ки-пойнта». Один по делу. Второй надо посмотреть на видео, с моего ракурса не было видно. Но причин не верить нет. Я однажды сидел за этой технической бригадой на комментаторской позиции, и мне были видны их действия. Так вот, я бы делал, наверное, то же самое.

— Кто из россиян, как считаете, поборется за медали на чемпионате мира?

— У Ильиных и Жиганшина шанс при хорошем катании есть. У них очень удачный короткий танец. Выбрали правильные образы — «Кармен», хорошая постановка. При этом не могу сказать, что произвольный у них плохой. Просто короткий мне больше нравится. И до чемпионата мира есть еще полтора месяца, чтобы и произвольный доработать.

— Что скажете про своих ребят — Жиганшину и Гажи?

— В произвольном танце без блеска катались, без скорости. Думаю, расстроились после короткого, поняли, что ничего хорошего не получится у них. Хотели слишком многого. Адреналин в крови не тот импульс дал — не подстегнул их, а наоборот, не дал развернуться.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...