Сергей Воронов: поработал со всеми постановщиками «Ледникового периода»

Вице-чемпион Европы по фигурному катанию 2014 года Сергей Воронов рассказал корреспонденту агентства «Р-Спорт» Марии Воробьевой о подготовке к новому сезону, работе с известным тренером и постановщиком Александром Жулиным, а также отметил, что переход в группу тренера Этери Тутберидзе сделал его счастливым человеком.

Воронов, двукратный чемпион России, в преддверии олимпийского сезона-2013/14 покинул группу тренера Николая Морозова и перешел под руководство Этери Тутберидзе. Олимпийский сезон спортсмен начал с успешного выступления на турнире Finlandia Trophy, где уступил только будущему олимпийскому чемпиону Юдзуру Ханю. Затем на этапе Гран-при в Японии Воронов неудачно откатал произвольную программу, поскольку впервые попытался исполнить в ней два четверных тулупа. Спустя месяц он справился с этой задачей – на турнире Golden Spin в Хорватии. Затем последовала бронза чемпионата России и долгожданное серебро чемпионата Европы. С этой медалью точка невозврата была пройдена, и отступать, как говорит сам фигурист, ему просто некуда.

— Совсем недавно мы закончили постановку новых программ, — сказал Воронов. — В этом году мы с тренером Этери Тутберидзе решили обратиться к Александру Жулину, и он согласился с нами поработать, чему я очень рад. Мне у каждого нового постановщика можно только черпать опыт и брать все, что они мне дают. Посмотрим, как оценят новые постановки зрители и специалисты. Сейчас я сам даже не могу сказать, доволен результатом или нет, поскольку программы совершенно не вкатаны. Это процесс довольно затяжной, но его нужно пройти, чтобы потом давать какие-то оценки.

— Идеи постановок принадлежат Жулину?

— Произвольную предложил он. Честно говоря, когда я в первый раз послушал предложенную Сашей музыку, подумал: «А смогу ли я справиться с такой программой?» Но благодаря его таланту убеждения, а также умению объяснять и направлять спортсмена в нужное русло я изменил свое мнение. Саша мне сказал: «Я верю, что ты можешь сделать эту программу и можешь сделать ее хорошо». И я сам в это поверил. Когда начался постановочный процесс, мы все сошлись во мнении, что программа действительно получается интересной. И несколько неожиданной для меня.

— А короткая?

— Мы очень долго искали музыку для короткой программы, но ничего такого экстраординарного, как в произвольной, нам найти не удалось (улыбается). Самое главное, что выбранная композиция мне самому очень нравится, музыка меня всю программу подгоняет, похлестывает. И мы немножко отошли от традиционных плясовых, к которым зритель за последние годы успел привыкнуть. Надеюсь, у меня получится сделать абсолютно полярные по настроению и эмоциям программы.

— Об идеях пока молчим?

— Так, а для чего рассказывать идеи, если никто не сможет увидеть программы? Нужно же, чтобы зрители посмотрели на деле, как я выражаю наши задумки на льду. А со слов не всегда можно понять и представить, как это будет выглядеть в реальности.

Ни от каких задач не отступаюсь

— Вы сказали, что от каждого постановщика стараетесь почерпнуть что-то новое для себя. Чем поделился с вами Жулин?

— Вообще все постановщики по-своему уникальны. Я считаю, что говорить «этот постановщик плохой, а этот — хороший» — дело неблагодарное! Гораздо важнее ведь то, как ты сам можешь выразить предложенные тебе идеи. Это и будет служить оценкой работы постановщика. В прошлом году мне ставил программы Илья Авербух, в этом – Жулин. Каждый работает в присущей ему манере, один не похож на другого. Кстати, теперь я смело могу говорить, что успел поработать со всеми постановщиками «Ледникового периода», хотя в самом шоу участия не принимал (смеется). Мне кажется, у Авербуха и Жулина есть очень много идей, которые пока остаются не то чтобы невостребованными, но для их реализации еще не наступил подходящий момент. Потому с ними так интересно работать! И для меня это большая удача.

— Несколько неудобный вопрос. Жулин в прошлом году, как он сам признавался, не угадал с выбором произвольной программы для олимпийских чемпионов в командном турнире танцоров Кати Бобровой и Димы Соловьева. Конечно, сейчас не олимпийский сезон, но вы не боитесь, что специалист мог наступить на те же грабли?

— Сложный вопрос. Можно я на него отвечу честно? Пусть я кого-то обижу своими словами, но ведь катался не Жулин, катались ребята. Может быть, они где-то не поняли друг друга, может быть, просто постановка сначала казалась близкой и подходящей, а потом это ощущение ушло. Я не знаю, в чем причина. Конечно, я не застрахован от подобного развития событий. Но это не значит, что Жулин плохой. Если что-то не получится, вероятнее всего, это будет означать, что я не понял и не смог донести его идею.

— Если говорить о технической составляющей программ, два четверных, которые вы включили в произвольную программу в прошлом сезоне, остаются?

— Я сейчас раскатываю ботинки, периодически прыгаю на старых, но скоро окончательно перейду на новые. И тогда уже начну вкатывать программы со всеми элементами. Безусловно, ни от каких задач я не отступаюсь! Куда отступать-то? Некуда…

Понимаю Тутберидзе с полувзгляда, с полуслова, полунамека

— Несколько слов о вашем тренере. Вы неоднократно говорили, что в группе Тутберидзе для вас много кардинально нового. Теперь-то уже знакомы со всеми нюансиками подготовки по ее системе?

— Про слово «нюансики» Этери Георгиевна рассказывала мне как-то очень перцовый анекдот (смеется). Кто знает, тот поймет. Так что с «нюансиками» у нас все в порядке! Этери Георгиевну я понимаю уже с полувзгляда, с полуслова, полунамека. Надеюсь, что и у нее такое же мнение обо мне. Шутки шутками, но, честно говоря, я настолько по-человечески счастлив, что попал в группу именно к Тутберидзе! У нас сейчас такая сильная группа, столько молодежи. Мне кажется, я уже второй год душой только молодею, а не старею. Дай Бог, чтобы это было видно не только мне, но и окружающим.

— Чего вообще ждете от себя в будущем сезоне? Да и от самого сезона какие ожидания?

— Я уже прочитал столько интервью моих коллег, что даже не знаю, как ответить на этот вопрос. Прежде всего, хотелось бы показать новые образы в моих программах, доказать, что они мне идут, что мы всей командой не ошиблись в выборе. В прошлом сезоне мне удалось добиться такого результата, который не дал моей команде разочароваться во мне. Так и в новом сезоне: хотелось бы побольше радовать, а не огорчать. Я и самого себя не хочу расстраивать. Будь что будет в новом сезоне, но для того чтобы все было круто, мы с моей командой приложим все усилия, которые у нас есть! И которых нет тоже.

— Став вице-чемпионом Европы, вы забрались на новую ступеньку в своей карьере, спускаться с которой вряд ли захочется. Это не будет давить?

— Я скажу так: очень приятно вспоминать успехи прошлого сезона, но, как правильно заметил мой коллега и где-то даже товарищ Федя Климов (олимпийский чемпион командного турнира фигуристов, серебряный призер Олимпиады-2014 в парном катании), не надо витать в облаках, надо двигаться вперед. Для меня весь прошлый сезон ушел в архив, теперь все начинается с нуля. Нужно заново завоевывать, а потом отстаивать свои позиции и стараться двигаться вперед. Я сейчас пока еще не настолько старый, чтобы жить воспоминаниями. Но когда-нибудь, наверное, сяду перед экраном компьютера, буду смотреть какие-то соревнования, прокручивать в памяти приятные моменты. Но сейчас на это просто нет времени.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...