Синдром самоубийц

Мужская короткая программа одиночников запомнилась победой Максима Ковтуна, мальчишеской атакой на взрослый «бомонд» 16-летнего Дмитрия Алиева и мужеством 32-летнего Константина Меньшова, сумевшего завершить прокат на своем 14-м чемпионате страны с тяжелейшей травмой плеча.

Утром в четверг за несколько часов до того, как в Екатеринбурге должен был начаться чемпионат страны, я разговаривала по телефону с Артуром Гачинским. Уже было известно, что фигурист официально объявил о завершении карьеры, и когда я спросила Артура о причинах столь непростого решения, он сказал: «При всех моих травмах, а главное – при тех реалиях, которые сложились в мировом одиночном катании, мне там просто не «выжить». Так зачем продолжать мучить себя и тренеров?»

Вопрос «Зачем я продолжаю это делать?» рано или поздно задает себе любой спортсмен. Просто на то, чтобы быть в этой ситуации честным и произнести те слова, что произнес Гачинский, требуется определенное мужество: всегда ведь неприятно признавать, что чего-то не можешь. Как не смог в четверг Сергей Воронов.

Дело даже не в том, что фигурист сдвоил второй прыжок в каскаде и сделал «бабочку» вместо акселя, почти гарантированно закрыв перед собой перспективу войти в этом сезоне в состав основной сборной. А в том, что современное мужское одиночное катание требует от спортсменов уже совершенно другого уровня мастерства. Умения прыгать с «коротких» заходов и не отдыхать в программе, не считать четверные прыжки чем-то выдающимся, а главное – того самого понимания, зачем ты вообще вышел на этот лед, чего хочешь и на что способен. И готовности не жалеть себя.

В популярном ныне фильме «Жертвуя пешкой» есть замечательная сцена: гениальный Бобби Фишер, проигравший первую партию матча за мировую корону, мучительно, с трудом скрывая внутренний психоз, переживает случившееся, а его соперник Борис Спасский, словно предчувствуя свое скорое сокрушительное поражение, говорит одному из ассистентов: «Инициатива всегда принадлежит тому, кто готов покончить с собой».

Эта жутковатая в своем смысле фраза на самом деле точна. В одном из своих комментариев Татьяна Тарасова не так давно сказала, что добиваться побед в большом спорте – как карабкаться на вершину горного пика: сначала ты просто идешь вверх, а потом вокруг тебя вдруг заканчивается воздух. Весь. И надо продолжать восхождение.

Феномен Тарасовой в свое время был именно в том, что она постоянно учила всех без исключения своих подопечных преодолевать любые ситуации. В том числе боль, страх, неуверенность. Именно по этому, как мне кажется, большинство побед тарасовских спортсменов – это победы, одержанные в ситуации, где все было против.

Внутренний настрой на выступление – это своего рода выключатель в мозгах. У одних в сложной или физически тяжелой ситуации он щелкает «Я не смогу», и человек отказывается бороться на подсознательном уровне, а у других мгновенно мобилизует все их существо.

Все, что происходило с Ковтуном на протяжении последних лет, было цепочкой непрерывных преодолений и по сути каждодневным тренировочным насилием спортсмена над собой. Постоянный (и ничуть не менее требовательный, чем Тарасова) тренер фигуриста Елена Буянова с самого начала этой работы понимала простую в общем-то вещь: либо ученик справится, либо нет смысла продолжать мучить себя и его. Всем нам конечно же хотелось, чтобы прогресс Ковтуна, которому уже в 18 лет накидали множество авансов, шел быстрее, чтобы были призовые места, а с ними и максимальные квоты. Получалось по-разному. Но именно благодаря изначально заданным требованиям Максим сумел оторваться от остальных. Пусть пока на российском уровне.

У 20-летнего парня по-прежнему получается не все и не всегда, его порой штормит и швыряет в разные стороны как любого талантливого человека, но когда что-то не ладится на льду, отчаяние спортсмена по этому поводу бывает столь сильным и неприкрытым, что несложно понять: сам Максим знает, что может больше, по-прежнему стремится к этому и не намерен жалеть себя.

Это понимание не всегда приходит сразу. На этапе «Гран-при» в Китае Артур Дмитриев-старший рассказывал мне о том, как в свое время отговаривал сына уезжать от Алексея Мишина в Москву. Убедить не сумел. А пару лет спустя Дмитриев-младший сам признал, что с теми метаниями от тренера к тренеру он просто потерял время впустую. Вернулся в Питер к прежнему наставнику, стал совершенно иначе работать. В короткой программе в Екатеринбурге у Артура получилось далеко не все, но сам факт, что после травмы, операции и всего лишь пяти месяцев тренировок фигурист сумел восстановиться и даже выиграл несколько второстепенных турниров, говорит о многом.

Еще один спортсмен, сумевший удивить, – Михаил Коляда, ставший вторым. Парадокс, но именно благодаря Гачинскому (точнее – его неучастию в московском «Гран-при») 20-летнего подопечного Валентины Чеботаревой заметили, тем более что выступил он в Лужниках прекрасно – показал третий результат в произвольной программе, проиграв «технику» только чемпиону мира Хавьеру Фернандесу. Ну а в четверг стало еще понятнее, что тот удачный прокат не был случайным.

Чемпионат России. Екатеринбург. Дворец спорта “Уралец”. 24 декабря. Мужчины. Короткая программа. 1. Ковтун – 93,05. 2. Коляда – 90,55. 3. Питкеев – 86,63. 4. Горшков – 82,26. 5. Петров – 81,61. 6. Меньшов 81,21

sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...