Синицын: дашь тренеру совет, а он пошлет и правильно сделает. И я бы послал

Двукратный чемпион СССР Ростислав Синицын, выступавший в дуэте с Натальей Карамышевой в танцах на льду, в разговоре с Андреем Симоненко подвел итоги состязаний танцевальных дуэтов на чемпионате Европы в Минске.

— Трудно сравнивать дуэты, когда один из них допускает грубую ошибку – речь о падении Виктории Синициной и Никиты Кацалапова, но, тем не менее, на ваш взгляд специалиста – какой сейчас баланс между ними и Александрой Степановой и Иваном Букиным?

— Нулевой. Они абсолютно равны. Я Ваню вживую увидел первый раз в этом сезоне и хочу сказать, что он добавил. В движениях телом, головой более свободный стал. Но по скольжению я отдаю Синициной и Кацалапову приоритет, однозначно. У Степановой и Букина это пока слабое место. Чем Кацалапов с партнершей могут побеждать, помимо всего остального – так это скольжением. Плюс Никита более резкий, более отточенный, но и при этом более срывной. Надеюсь, научится себя контролировать. У меня тренировались чешские танцоры Мысливечкова – Новак, которые тоже иногда падали, и однажды на чемпионате мира Татьяна Анатольевна Тарасова сказала мне: не расстраивайся, Ростик, пока Бестемьянова не научилась соревноваться, всю голову себе разбила.

— Есть у Кацалапова время учиться соревноваться?

— Мало. Но в этом же году он показал, что умеет выступать без срывов. А оказалось, что продолжается… Но он мне сам сказал: я в порядке, я буду воевать.

— Причина его падения, на ваш взгляд, в чем?

— Эмоции, потеря контроля. На тренировке он здесь был номер один, лучше и французов для меня выглядел, и Вани. Рвал просто. И сорвал. А потом понял, что медаль ушла, и катался хорошо, но без особого блеска. Хотя они старались. Это не было плохо. Просто, к сожалению, падение – причем сразу двоих – привело к потере восьми-девяти баллов минимум. Стали после этого кататься с большим контролем.

— Что бы вы ему посоветовали в данной ситуации?

— Может быть, взять психолога. Но, знаете, их тренеру Саше Жулину советовать… Я бы подошел, посоветовал, а он меня пошлет и правильно сделает. И я бы послал. Потому что сторонний человек не знает всех нюансов тренировочного процесса, всех его тонкостей.

— Как вам кажется, Виктория и Никита сейчас фигуристы равного класса, задача для нее догнать его больше не стоит?

— Для меня такой задачи уже и близко нет. Да и раньше между ними была не такая большая разница. А потом, вспомните пару Барбара Фузар-Поли – Маурицио Маргальо. Там девочка была намного сильнее, но это же им не помешало выиграть олимпийскую бронзу и стать чемпионами мира и Европы. Так что бывает по-разному. Кто-то лидирует, кто-то нет. Конечно, мне больше нравится, когда лидирует мужчина, пара выглядит при этом хорошо. Но между Викой и Никитой я не вижу большой разницы. Обе пары красиво выглядят – и Вика с Никитой, и Саша с Иваном.

— А по отношению к Пападакис и Сизерону как выглядят?

— Я уже говорил это – надо прекратить «кланяться» в сторону французов, и к прессе это тоже относится. Да, французы откатались на «ура», но разница не должна быть 10-20 баллов. Это смешно, и для меня это не так.

— Но все-таки она есть, эта разница?

— Пападакис и Сизерон – не мои соперники, отношусь я к ним ровно. И вообще знаю их с маленького возраста, помню, когда она еще круг назад не могла делать. Сейчас Габриэлла некоторые вещи стала делать лучше, чем партнер — имею в виду ки-пойнты в обязательном танце и дорожках, например. Ее, видимо, больше сейчас тренируют, и у нее поднос ноги более четкий в ки-пойнтах. Она прямо показывает, как делает элемент. Это мне понравилось, люди работают, молодцы. Но я не вижу большой разницы, еще раз повторю, между ними и нашими парами. Россияне нисколько не хуже или, по крайней мере, не так далеко, как об этом говорят.

— Эта ситуация, когда Степанова/Букин и Синицина/Кацалапов находятся на одном уровне, и, по сути, пары номер один в наших танцах нет – она в плюс в плане перспектив борьбы с французами?

— Конечно, они же подталкивают друг друга.

— Но при этом и нервируют друг друга.

— Ну и хорошо. Кто справился с нервами, кто сильнейший, тот и уцелел. Это правильно. А что нам выбирать одного лидера и на него работать? Наоборот, здорово, что есть две одинаковые пары. Вспомните, какая была драка у нас с Натальей Бестемьяновой и Андреем Букиным. И выросли олимпийские чемпионы. В плане интересов страны тоже хорошо. Одни упали, зато вторые поднялись. Так что все нормально.

— Но есть такое понятие, как поддержка Федерации. Не будем расшифровывать, что это, но оно есть.

— Согласен.

— И, как правило, Федерация две пары не поддерживает. Поддерживает только одну.

— Да я думаю, как раз они обе пары поддерживают. Это мы, тренеры, ранимы. Каждому кажется, что его пару поддерживают чуть меньше. Но, я думаю, в Федерации сидят умные люди и все делают правильно.

— Как вы считаете, чтобы догнать французов, потребуется весь олимпийский цикл, или уже в конце этого сезона на чемпионате мира можно на что-то надеяться?

— Думаю, что в этом сезоне еще нет, а в следующем уже есть. Вспомните историю Моисеевой – Миненкова и Линичук – Карпоносова. Смена может произойти в любую минуту.

— На ваш взгляд, французы сами ощущают дыхание в спину или королями себя чувствуют?

— Мне трудно это сказать. Но держатся хорошо.

— Просто раньше они боролись с Тессой Вирчу и Скоттом Мойром, а сейчас могут притормозить в развитии.

— Я не думаю, что в них что-то изменилось. Кстати, тогда канадцев тоже назначили лидерами, и это было не очень хорошо и для мирового фигурного катания тоже. Помните, на чемпионате мира 2017 года в Хельсинки канадцы оступились, а французам выиграть не дали? Это было неправильно. Должна быть смена лидеров. Вот, на этом чемпионате Европы Алина Загитова плохо откаталась, произошла смена лидера – и что? Ничего страшного, это спорт. Тяжелый, сложный очень. Сильнейший выигрывает.

— Но танцы все-таки особняком стоят, это самый субъективный вид.

— Многое зависит от человеческих качеств каждого судьи. Они тоже люди, они могут на зацикливаться в своем мнении. Говорить себе: вот это я люблю, и делай со мной что хочешь.

— Но все-таки технический комитет ISU работу ведет, принимает новые правила.

— Четкие правила в танцах никогда не будут работать. Это субъективный спорт, и очень много в нем зависит от «нравится – не нравится». Мы пытаемся, конечно, что-то с техникой решить, но каждая техническая бригада может вынести решение в силу своего понимания выполнения элемента. Так что надо просто работать. Как работают Саша Жулин, Ира Жук с Сашей Свининым. Они просто поднимают своих спортсменов, и мы видим, что они уже близки к французам. Все решает работа, хорошие постановки. А дальше… судейское мнение может поменяться, предпочтения меняются, время меняется.

— В последнее время наблюдается подъем российских юниорских танцев – на этапах Гран-при среди юниоров наши пары берут пьедесталы, в Финале Гран-при в танцах на льду все медали выиграли россияне.

— С молодежью в России умеют работать. Надо выводить их во взрослый спорт. По большому счету, в России во взрослых танцах на льду осталось пять-шесть пар. Надо дальше что-то из юниоров собирать. Когда дети просто мило выглядят на льду, это помогает им побеждать в юниорах. А дальше они превращаются во взрослых, и это уже не работает. Но мы уже неоднократно говорили, что большой провал был в 90-е годы. Много специалистов уехали за рубеж, работают там. Поэтому надо создавать чемпионов в новых условиях.

rsport.ria.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...