Стресс-дебют

В предварительном женском турнире 15-летняя дебютантка чемпионатов мира Полина Коробейникова сумела квалифицироваться для продолжения выступлений лишь с 7-м результатом.

Это была неожиданность с большой буквы, что и говорить. Российская спортсменка начала свою произвольную программу с великолепного каскада из тройных флипа и тулупа, но сразу после этого словно кто-то переключил тумблер в ее голове — и на льду началось невообразимое. Нет смысла перечислять все прыжки, которые Полина не сделала. Достаточно сказать, что за технический набор элементов она получила 37,47. Эта же часть оценки на январском чемпионате Европы в Шеффилде составила 63,57.

Несложно было понять, насколько велика внутренняя паника дебютантки: уже заканчивая прокат, Коробейникова выполнила каскад, который оказался лишним. И остался, разумеется, без оценки вообще.

В таких случаях может быть лишь одна реакция: квалифицировалась — и слава богу. Надо забыть неудачу, как страшный сон, выбросить ее из головы и спокойно продолжать выступления.

Полина, похоже, отнеслась к своему прокату именно так. Во всяком случае, в микст-зону она вышла, уже улыбаясь. Да и выводящий спортсменку в отсутствие ее личного тренера хореограф Галина Ищенко прокомментировала:

— Каждая ситуация для чего-то ведь дается человеку? Ничего страшного и непоправимого не произошло. Тренировка накануне проката у нас получилась замечательной, но надо же иметь в виду, что девочке всего 15 лет. К тому же мы в первый раз вышли на основной лед только в день проката. До этого катались лишь на тренировочном катке. Была возможность потренироваться на соревновательном катке днем раньше, но по плану в этот день у Полины был отдых. И было действительно важно дать ей отдохнуть, поскольку вся предыдущая неделя получилась в тренировочном плане очень насыщенной.

— Вы сами не перепугались, когда вместо тройных ваша подопечная вдруг начала прыгать двойные и «бабочки»?

— Ничего хорошего тренер в таких случаях, естественно, не чувствует. Я сразу поняла, что Полина находится в некоем ступоре, хотя после прекрасного каскада ничто не предвещало такого продолжения. Так что я сразу стала думать над тем, каким образом из этого ступора спортсменку побыстрее вывести.

— Для вас такая реакция Коробейниковой на соревновательный стресс — новость?

— Она пока просто не привыкла к обстановке столь крупных соревнований. Поэтому не всегда понимает, как себя вести. Но этому учатся.

Интересно, что за несколько минут до выступления Коробейниковой мы разговаривали об этой спортсменке с украинским тренером, олимпийским чемпионом Альбервилля Виктором Петренко. Оказалось, он совершенно не исключает того, что на Играх в Сочи юные российские одиночницы сумеют на равных бороться с японками. В ответ на мою просьбу назвать наиболее симпатичную ему в спортивном отношении российскую фигуристку Петренко сказал: «Коробейникова».

— Эта спортсменка мне нравится прежде всего тем, что в ней я вижу уже сложившуюся, сформировавшуюся фигуристку, — объяснил Виктор. — У нее есть весь необходимый «пакет» для того, чтобы побеждать: владение сложными прыжками, пластичность, артистизм, прекрасные программы. Что же касается более молодых российских девочек, то никому не известно, какими они станут, когда подрастут. Девочки в этом плане — материал непредсказуемый.

— До Игр в Сочи осталось уже менее двух лет. Кого вы назвали бы в числе возможных кандидаток на золотую медаль в женском катании?

— Японок, российских девочек. Думаю, компанию им могут составить и американки.

— А Каролина Костнер?

— Возможно. Хотя большой уверенности в этом у меня нет.

— Что заставляет сомневаться?

— Возраст Каролины. Чем взрослее спортсмен, тем сложнее ему выдерживать соревновательный стресс. Особенно когда соревноваться приходится с молодыми, у которых и задор есть, и глаза горят. Говорю это, исходя из собственного опыта.

— В какой момент своей карьеры вы почувствовали, что возраст — как кирпич на шее?

— На Играх в Лиллехаммере. Не скажу, что это было ощущение кирпича, но именно в Лиллехаммере я почувствовал потолок, выше которого мне уже не прыгнуть ни при каких условиях.

— Здесь, в Ницце, вы выводите на лед украинскую спортсменку Наталью Попову. Два года назад довольно успешно работали с Ксенией Макаровой, но расстались. Можете сейчас ответить, почему это произошло?

— Для меня уход Макаровой стал тогда определенным сюрпризом. О том, что мы больше не работаем вместе, я узнал в начале января. Хотя когда Ксения уезжала на чемпионат России в Саранск, у нас были договоренности по поводу дальнейшей совместной работы. Тот период был не очень удачным, потому что незадолго до того, как ехать в Россию, Ксения сильно переболела и пропустила много тренировок. Долго не могла восстановить всю программу целиком — простуда не позволяла нормально дышать. Я знал, что в лучшем случае ее хватит на короткую программу и половину произвольной. Как, собственно, и произошло.

Ну а потом мне позвонил отец Ксении Олег Макаров и сказал, что президент российской федерации фигурного катания Валентин Писеев очень сильно недоволен моей работой. Естественно, мне было обидно это слышать, поскольку мы с Ксенией очень хорошо поработали летом, заложили солидную базу, поставили неплохие программы и даже добились с ними неплохого результата на канадском этапе «Гран-при», где Макарова стала второй. Пробовали какие-то новые наработки, многое получалось. Но изменить ситуацию было не в моих силах. Поэтому эту тему я для себя закрыл.

www.sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...