Судьи меня разглядели…

Мы встречались в аэропорту. Я думала, мне предстоит провожать Алену Леонову, соревновавшуюся в борьбе за звание лучшей спортсменки марта с легкоатлеткой Исинбаевой и конькобежцем Скобревым, автогонщиком Новиковым и волейболистом Михайловым, на далекие острова. Это было бы логично после чемпионата мира в Ницце, где Леонова выиграла нашу первую за 7 лет медаль в женском одиночном катании.

Но я приезжаю в аэропорт и вижу знакомые лица. Танцор Никита Кацалапов, хореограф Людмила Власова… Неужели они еще и отдыхают вместе? Недоумение исчезает, словно на него плеснули растворителем. Командный чемпионат мира в Японии.

И Алена Леонова – капитан нашей сборной.

«СЛАВА АССОЦИИРУЕТСЯ СО СПЛЕТНЯМИ»

– Алена, и вам туда хочется? Или вас никто и не спрашивал?
– Естественно, никто не спрашивал. Но на самом деле – хочется.
– Что там хорошего?
– Интересно выступать за команду. Это совсем другое чувство, чем когда выступаешь за себя. Отдаешься больше. Понимаешь, что нельзя никого подводить. К тому же команды будут представлены, как я слышала, на следующей Олимпиаде.
– О командных чемпионатах мира широкая публика у нас пока не слишком хорошо осведомлена. На юношеской Олимпиаде в Инсбруке дошло до смешного. Когда мы спрашивали у наших фигуристов, что там нужно делать, они пожимали плечами и отвечали: «А нам пока ничего не объяснили!».
– Нет, у меня не тот случай. Я ездила на командный чемпионат мира в прошлом году. Шесть команд: Россия, США, Канада, Япония, Франция, Италия. Они отбираются по рейтингу и по количеству очков, набранных в течение сезона. В состав команды входят два мальчика, две девочки, спортивная и танцевальная пары. За каждое выступление начисляются баллы, которые затем суммируются.
– В Инсбруке на юношеских Играх было иначе. Например, олимпийские чемпионы Анна Яновская и Сергей Мозгов получили в «нагрузку» слабеньких одиночников иностранного производства, и те утянули их на дно.
– Да, интернациональные команды, где люди не очень хорошо знакомы друг с другом и не представляют, за кого и за что они катаются, – это не очень интересно и понятно.
– Эти постоянные бесконечные перелеты…
– Выматывают. В самолете я обычно сплю. Сразу закрываю глаза и отключаюсь, пока не объявят посадку. Многолетняя привычка. Вот мы прилетим в Японию, а там другое время. И если не выспаться в самолете – день будет потерян. А я очень люблю Японию. И я правда лечу туда в приподнятом настроении, с воодушевлением. Погулять по Токио… Когда лечу в ничем не примечательный город, особенного воодушевления нет. Заранее настраиваюсь на то, что жизнь там пойдет по однообразному туннелю: отель – каток – отель. А Токио – это сказка.
– Когда Пешала – Бурза летели в Ниццу на чемпионат мира, пассажиры не давали им покоя на протяжении всего полета. Вы засыпаете случайно не для того, чтобы вам не навязывались попутчики?
– Не могу сказать, что мне часто навязываются. Бывает, что меня узнают и со мной заговаривают. В таких случаях я легко иду на контакт. Обычно это люди, которые знают и любят фигурное катание. На их грамотные вопросы отвечать даже приятно. Я умею оценивать человека быстро, поверхностным взглядом. И подозрительных отсекаю еще до того, как они со мной заговорят. Это очень просто. Нужно не смотреть в их сторону. Если ты не встречаешься с человеком взглядом, а явно смотришь куда-то мимо или поверх головы, он, как правило, не решится с тобой заговорить.
– У Лизы Туктамышевой после ее побед на этапах Гран-при появилось 845 новых друзей.
– У меня, наверное, 1845. На меня обрушилось столько поздравлений с серебром Ниццы! Но вся моя слава, к счастью, дислоцируется в Интернете.
– Примета времени. Виртуальные друзья, виртуальная слава.
– Меня это устраивает. К такой славе, когда ты не можешь спокойно пройти по улице, я никогда не стремилась.
– А я слышала, в глубине души она приятна всем. И те, кто утверждает обратное, немного лукавят.
– Такой славе сопутствуют сплети и неприятные слухи.
– Мне кажется, фигуристы уже ко всему привыкли.
– Нет, как видите…

« В НОВОГОРСКЕ НАУЧИЛАСЬ СТИРАТЬ»

– Что ж, давайте тогда не о славе. Как правило, если человек расстается с тренером, то он расстается. А вы ушли от Аллы Пятовой к Николаю Морозову, а Пятова продолжает работать с вами, перейдя к Морозову фактически в помощники.
– Все получилось очень просто. Николай Александрович, когда мы с ним обсуждали мой переход к нему, сам попросил через меня Аллу Яковлевну, чтобы она осталась при мне вторым тренером. И когда я передала Пятовой этот разговор и предложение Морозова, она очень обрадовалась. И сказала, что с удовольствием останется и будет мне помогать.
– Но это же удар по самолюбию.
– Конечно, я думаю, Алле Яковлевне немножко обидно в том плане, что она уже далека от меня. Но, когда она приезжает ко мне в Новогорск, я прислушиваюсь к советам, которые она мне дает. И Николай Морозов не ограничивает ее в этом плане. Прислушивается, когда она высказывает свое мнение.
– В чем заключается ее роль, если она приезжает редко?
– Она приезжает, как правило, когда Морозов очень занят. Так было в начале сезона, когда у него сплошной вереницей шли этапы Гран-при, на которые он вынужден был ездить с другими фигуристами. Николай Александрович даже не оставляет никаких планов. Пятова сама проводит тренировки, полностью по своему усмотрению. Правда, теперь ей со мной стало сложнее: я гораздо чаще, чем раньше, хочу сама принимать решения!
– Это упрямство?
– Скорее не упрямство, а самостоятельность. Желание полнее выразить свое я. Я переехала в Москву, прожила целый год вдали от дома, от мамы… Раньше я даже в магазин с мамой ходила. И тут появился непривычный опыт: покупать одежду самой, не посоветовавшись с мамой… Да что там: я в Новогорске стирать научилась!
– Вы сами стираете? Я думала, вы на полном обеспечении…
– Нет, как видите. Все сами.
– Руками, по старинке?
– Кто-то, может быть, и вручную, а я завела стиральную машину. Ультразвуковую.
– Какую?
– Ее включаешь в розетку, опускаешь в тазик, и белье стирается.
– Я о таких слышала, но не знала, что они называются ультразвуковыми.
– Я тоже не знала. Мне мама посоветовала.
– Мама – самый близкий человек?
– Самый близкий. Я ей рассказываю все. Когда мы жили вместе, то почти не расставались. Только мои выступления она смотреть не может. Совсем. Папа смотрит и, говорят, кричит так же, как когда играет «Зенит»…
– Как же кричит папа, когда играет «Зенит»?
– Очень громко. На стадион он не ходит. Никогда. Но телевизионная трансляция матчей «Зенита» в нашей семье – это целый ритуал. Мы с папой надеваем клубные шарфы…
– Забавно. Я понимаю, выйти в шарфах на трибуну. А перед телевизором, когда тебя, кроме домашних, никто не видит…
– А какая разница? Шарф надевается не для кого-то. Не напоказ! А по велению души.

«У МАЛЕНЬКИХ ДЕВОЧЕК ТОЖЕ ЕСТЬ НЕРВЫ»

– То, что вы стали в Ницце вице-чемпионкой мира… Вы шли к этому, может быть, не так долго, как Каролина Костнер к своему чемпионству. Но все же это было очень долгожданное, выстраданное счастье. Какое счастье вам ближе – которое приходит внезапно, как ливень, как метель? Или к которому идешь годы?
– Я бы не назвала это счастье выстраданным. Нет. Скорее оно было неожиданным. Выстраданной у меня могла бы быть медаль на чемпионате Европы в Шеффилде. Но там я провалилась. В Ниццу я ехала с мечтой о любой медали. Мне совсем чуть-чуть не хватило до бронзы на чемпионате мира в Москве. Я помнила об этом…
– Судейское решение тогда было спорным. Вам могли дать бронзу. Но почему-то не пожелали.
– Было очень обидно. Ну что ж, значит, судьи к тому времени еще меня не разглядели, не готовы были признать за мной право войти в элиту.
– Вы в принципе понимаете, чего хотят судьи и что нужно для того, чтобы приблизиться к их идеалам? Николай Морозов в Ницце сказал, что не понимает, как судят мужское одиночное катание.
– В женском все более-менее понятно. Второй оценкой арбитры поощряют изящество, женственность, красоту линий. Как у Каролины Костнер или у японок… Вернее, те японки, которых мы видели в Ницце, меня как раз не очень впечатлили. Но мне всегда нравилась Мики Андо. Воплощенное изящество и женственность. Четверные у нас прыгать однозначно не нужно (смеется)!
– Мики Андо, «воплощенное изящество и женственность», штурмовала четверной долгие годы.
– Я даже пробовать не буду! Не вижу в нем никакого смысла. И репетировать его в межсезонье, помимо всего прочего, очень опасно. Максимум, на что я могу отважиться, – это тройной аксель.
– Андо собирается возвращаться. Вам хотелось бы, чтобы она вернулась?
– Да. Это достойная соперница.
– Только Морозов отказался с ней работать. Он считает, что вы в одной группе с Микки Андо, у одного тренера – этого ни в коем случае делать нельзя.
– И об этом я слышала. Николай Александрович знает, о чем он говорит. И я не стала бы оспаривать его точку зрения на этот счет. Хотя, мне кажется, это было бы очень интересно. Мы на тренировках держали бы друг друга в напряжении. Это очень тонизирует… А на соревнованиях было бы еще ярче: кто выдержит, кто сорвется?! Так что я бы не отказалась потренироваться вместе с Мики Андо.
– «Маленькие девочки», а именно Сотникова и Туктамышева, которые в следующем сезоне появятся в сборной России… Они вас больше не тревожат так, как в этом году, когда вы специально поехали в Саранск, чтобы доказать себе и всем, что вы их не боитесь?
– «Маленьких девочек» не стоит упускать из виду. Еще Юля Липницкая будет выступать на этапах Гран-при. И, возможно, я попаду с ней на один этап… Я настроена продолжать работать, не снижая планки. Улучшать свое катание и программы. А на девочек мы посмотрим. После того как на них стала возлагаться ответственность, уже видно: с нервами они не всегда могут справиться.
– Ваша подруга Ксения Макарова сказала, когда мы с ней разговаривали в Ницце: «Я больше никому и ничего не хочу доказывать!». А вам еще хочется кому-то что-то доказать?
– Мне – да. Мне есть над чем работать. И я хочу и буду доказывать!
– Что вы собираетесь доказать?
– Что можно взять нечто большее, чем серебро на чемпионате мира. Что можно наконец-то выиграть чемпионат Европы. Что можно, наконец, выиграть чемпионат России… Видите, сколько у меня еще «недоказанных теорем»?

«ПОСЛЕ СЕАНСОВ ГИПНОЗА НИЧЕГО НЕ ПОМНЮ!»

– Я догадываюсь, что многого о своей работе с психологом Горбуновым вы мне не расскажете. Тем не менее хочу спросить у вас такую вещь… Многие отказываются от работы с психологом, потому что для этого нужно через что-то перешагнуть внутри себя. Нужно признать: «У меня проблемы». А на это готов не каждый.
– Но у меня действительно были проблемы! Зачем их скрывать, если они были очевидными. Я не умела выступать. Нет, я не публики боялась, кататься при зрителях мне нравилось с самого начала, я боялась выступать. Я дергалась и нервничала. Горбунов помог мне стать увереннее. Вплоть до того, что я просто увидела его на трибуне на чемпионате мира в Москве и тут же успокоилась. Помимо мамы, это еще один человек в моей жизни, которому я рассказываю о себе все. Не только о фигурном катании.
– У Горбунова тоже ведут дневник, как у Загайнова?
– Нет. Он вводит в состояние гипноза. Причем я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что я не помню, что я говорю и делаю во время сеансов и того, что он мне говорит. Но, по его словам, он внушает мне какие-то вещи, они глубоко проникают в подсознание, и, когда возникает сложный момент, эти установки всплывают и управляют моими действиями.
– Дистанционный гипноз он использует?
– Я бы не стала называть это дистанционным гипнозом. К примеру, на тренировках в Новогорске он сказал мне: я буду стоять у бортика в тех частях катка, где ты делаешь элементы, вызывающие у тебя особенное беспокойство. И ты их сделаешь! Это было в самом деле так… Но моих соперниц он не гипнотизирует. В Ницце Горбунова не было. Мы общались только по телефону.
Так что ничего сверхъестественного… Единственное сверхъестественное произошло как-то на сборах. Но не со мной. Одну фигуристку, нет, не нашу, иностранку, Горбунов заставил уснуть стоя. Прямо на льду… Со мной он такого еще ни разу не сделал (смеется).

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Алена ЛЕОНОВА
Родилась 23 ноября 1990 года в Ленинграде. В фигурном катании с 4 лет, с 10 лет тренировалась у Аллы Пятовой.
Чемпионка мира среди юниоров 2009 года.
Третье место в финале Гран-при в Квебеке 2011 года.
Вице-чемпионка мира 2012 года.
Сейчас работает под руководством Николая Морозова.

www.sovsport.ru/

Загрузка...

Поиск
Загрузка...