Тамара Москвина: Четверной — ерунда!

В петербургский дворец спорта «Юбилейный» я шел к заслуженному тренеру России Тамаре Николаевне Москвиной. В первую очередь, для того, чтобы узнать: неужели два разных четверных выброса в программе ее учеников Юко Кавагути и Александра Смирнова – это серьезно?

Но начали мы разговор с другой темы, которая родилась сама собой, когда я увидел, как нынче многолюдно в творческой мастерской Тамары Николаевны. Еще год назад ее группа состояла только из Юко и Саши, а теперь, после открытия школы «Звездный лед», вместе с двукратными чемпионами Европы катаются два десятка совсем юных фигуристов.

«То мышка не подходит, то «кошка» не подходит»

— Тамара Николаевна, с маленькими давно же не работали. Как оно? – спрашиваю Москвину, когда оказываюсь у нее в рабочем кабинете, из которого открывается вид… нет, не на Неву, а на тренировочный каток.

— Не только я с ними работаю, у нас есть молодые тренеры – Константин Безматерных, Артур Минчук. Хореограф Татьяна Дручинина. Процесс достаточно сложный. Надо сначала подобрать детей, чтобы они друг другу подходили. Потом уговорить их рассмотреть парное катание, как привлекательный вид. Это непросто, потому что все хотят стать Плющенко и…

— …Мишель Кван.

— Нет. Сотниковой. И Липницкой. Родителей надо тоже убеждать, а это трудно, потому что они все почему-то считают, что парное катание – это травмоопасный вид.

— А что, не травмоопасный?

— Постойте. Вот вы же пишете статьи?

— Пишу.

— И в каждой статье у вас, где про одиночников, заранее знаю – этот заболел, другой что-то подвернул, третий вылечился.

— А в парном катании падают с высоты.

— Да и в одиночном катании падают. Ну посмотрите на меня, какой это травмоопасный вид, если у меня… ну вот здесь разве что чуть-чуть болит. В общем, сравнить то, чем мы сейчас занимаемся, можно с процессом овладения техникой работы на компьютере. Учились же когда-то?

— Учился.

— Вот и мы учимся. То мышка не подходит, то «кошка» не подходит, то мальчик высокий, то девочка не может, то ее родители не хотят. То мальчик прыгает, а девочка не прыгает… В общем, пока идет подбор пар. Успехов немного, но процесс идет.

— Это же в любом случае шаг вперед по сравнению с тем, что было? Еще совсем недавно казалось, что в Питере с парным катанием вдруг стало не очень.

— У нас сейчас хотя бы количество есть. До качества еще очень далеко, но количество в него когда-то должно перейти. Знаете, сколько лет олимпийские чемпионы идут к своим медалям?

— Очень долго. Да еще и с детского возраста партнеров по пути меняют.

— Вот именно. Мы, конечно, верим, надеемся, чудеса бывают, но… их не бывает. Любую машину надо собирать по деталям. А здесь деталей очень много. Наши молодые тренеры стараются. Они хотят работать в спорте. Не заниматься подкатками, а именно в спорте. Поэтому идут на достаточно скромные финансовые условия, но с мотивацией. Моя задача – им в этом помогать.

— Вы после Олимпиады в Сочи собирались начать писать книгу, если не ошибаюсь?

— Пока некогда, школой занимаюсь. К тому же никто из журналистов не проявил желания быть моим литературным агентом.

— Может быть, и хорошо, что некогда? У вас и энтузиазм появился.

— То, что я сейчас делаю — это моя обязанность. А энтузиазм никогда никуда и не пропадал.

«Десятилетние дети все тройные прыжки делают – а вы про моторику»

— В каком направлении движется ваш творческий коллектив в плане элитного парного катания? Все говорят про два четверных выброса у Кавагути и Смирнова, — перехожу к вопросу дня.

— Выучить и исполнить в соревнованиях эти два четверных выброса – это очень длинный процесс.

— Это направление резкого усложнения программ, в которое все ударились, вам лично комфортно? Интересно?

— Вот вы сами сказали – все ударились. Значит, это общая тенденция.

— А ей надо следовать? Мне почему-то кажется, что питерская школа – это в первую очередь артистизм, искусство…

— Если бы можно было посмотреть публикации того времени, когда появились тройные прыжки, вы бы прочитали: «Зачем это нам надо? Они разобьются!» Сейчас все пары делают два тройных прыжка. Юниоры делают. Так и с четверными выбросами. Все равно их будут делать. Все будут делать. А потом технику обволакивать художественностью. Если мы возьмем двух артистов из «Ледникового периода», которые художественно катаются, какое место они у нас займут?

— Никакое.

— Правильно. У нас спорт, в котором есть критерии объективной оценки. И тенденции, о которых мы говорим, появились не сегодня. В 2002 году на Олимпиаде китайская пара Шэнь/Чжао делала выброс в четыре оборота. Прошло 13 лет.

— Но олимпийские чемпионы выброс в четыре оборота не делали – ни Бережная и Сихарулидзе в 2002 году, ни Волосожар и Траньков в 2014-м. Значит, можно и без него обойтись?

— Можно. Когда есть масса других составляющих. А если их нет? Вот у канадцев Дюамель и Редфорда, которые выиграли чемпионат мира в прошлом году, например, не было художественной составляющей. Что, им надо было сидеть, сложа руки? Нет, они придумали, чем победить. Они такую сумму за технику наберут, что нам никакими артистическими компонентами не компенсировать. Каждая пара сейчас будет набирать баллы своими сильными сторонами.

— И кто выиграет?

— Посмотрим, когда они встретятся. Люди без четверных с хорошим художественным содержанием программ – или люди с четверными. И тоже с хорошим художественным содержанием программ. Я посмотрела запись недавнего выступления китайской пары. Это те ребята, которых мы когда-то даже не взяли бы в группу и не стали бы с ними заниматься. А сейчас — день и ночь по сравнению с тем, что было. Мастерство! Сложившаяся пара с очень хорошими программами и высоким уровнем актерского мастерства и художественного исполнения. Так процесс и идет. Китайцы подняли технику, а теперь набираются артистизма. С Шэнь и Чжао еще Артур Дмитриев с Оксаной Казаковой соревновались. Они тогда только элементы делали. А потом раз программа, два программа, три программа – и все!

— Тем не менее, Бережная и Сихарулидзе без четверных обошли тех китайцев.

— Так эти, нынешние китайцы четверную подкрутку исполняют как нечего делать! Четверной выброс делают. Сколько баллов они у нас уже выиграют? Система-то другая. Когда-то, уже не помню в каком году, я была Тамарой Братусь, первой советской фигуристкой, исполнившей двойной лутц. А сейчас кому скажи – на смех поднимут. А какие программы сложные и красивые стали? У всех наших девчонок, без исключения.

— Но с четверных выбросов люди все равно больше падают, чем красиво выезжают.

— Ну падают. Но уже многие и не падают. Что такое четверной выброс? Четыре оборота. Девочка и так умеет прыгать три оборота. Значит, ей нужно всего-то добавить один оборот. Неужели мальчик девочку на один лишний оборот не подкрутит, как вы думаете?

— Подкрутить-то подкрутит, но на приземлении уже совсем другая нагрузка, скорость вращения… В плане, как бы сказал президент Федерации тенниса России Шамиль Анвярович Тарпищев, моторики. Разве нет?

— Моторики? По сравнению с двойными тройные тоже были другими в плане моторики. Все ахали – ой, как сложно, как сложно… А сейчас десятилетняя мелюзга все тройные делает. А вы говорите про моторику.

«Просто надо скоординировать движения»

— На самом деле, вопрос-то я хотел задать несколько в другой плоскости. Вам, как представителю классической санкт-петербургской школы, по душе это или нет?

— Рассказываю. Спорт у нас. Задача – добиться, чтобы наши спортсмены были на высоте. Вы думаете, я буду сидеть такая и думать: «Ах, не нравятся мне четверные выбросы, ну их»? Вот вам начальник дает задание написать материал, вы же не скажете ему – не хочу? А у нас начальник – правила ISU. По которым надо решить задачу спорта: быстрее, выше, сильнее.

— Но ведь раздаются голоса даже в поддержку запрета четверных выбросов.

— Это и есть борьба направлений. Кому-то нравятся блондинки, кому-то брюнетки. Те, кому нравятся блондинки, говорят – давайте брюнеток запретим? Нет, вот другой пример. Раньше на пишущих машинках печатали, теперь на компьютерах. Кто-то, кто не любит компьютеры, скажет – давайте их запретим? Зачем нам прогресс? Не метод это. Все хотят выделиться. Посмотрите, какие акробатические поддержки все делают! Кстати, некоторые позиции, так скажем, с эстетической точки зрения мне не нравятся. Что же теперь, запрещать их?

— У Юко и Саши есть потенциал делать два разных четверных выброса?

— Произвольная программа уже переделана под два четверных. На контрольных прокатах в Сочи попытка была неудачной – с сальхова, который на соревнованиях они уже исполняли, Юко упала, а риттбергер приземлила на две ноги.

— Четверной выброс исполняют больше вверх и в крутку, а тройной – с пролетом. Он красивее. Реально четверной делать так же?

— Китайцы делали четверной выброс на большой скорости, с пролетом. Так что реально. Но наша задача – сделать так, чтобы спортсменка проделала в воздухе после выброса четыре оборота и приземлилась. В правилах нигде не написано, что четверной выброс должен быть высоким и размашистым. В общем, можете пытать меня, сколько хотите, но я вас уверяю: теперь всегда будут пары с хорошими художественными программами и четверными выбросами.

— Физически Юко и Саша готовы к таким экстремальным испытаниям?

— Четверной – ерунда! Просто надо скоординировать движения.

— Но есть же еще страх?

— Конечно, есть. Это же спорт. Он и в других видах спорта есть. Спросите, как люди с вышки прыгают – боятся или нет? Скажут: конечно, боимся. Есть страх. А потом его нет.

КСТАТИ

Первыми соревнованиями нынешнего сезона для Юко Кавагути и Александра Смирнова станет турнир серии Challenger ISU в Саранске, который пройдет с 15 по 18 октября. Россию там также представят:

Аделина Сотникова, Анна Погорилая, Мария Артемьева (женское одиночное катание), Артур Гачинский, Максим Ковтун, Морис Квителашвили, Александр Самарин (мужское одиночное катание), Вера Базарова/Андрей Депутат, Наталья Забияко/Александр Энберт (парное катание), Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев, Елена Ильиных/Руслан Жиганшин, Людмила Сосницкая/Павел Головишников (танцы на льду).

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...