Тамара Москвина: я всегда говорю, что мы ищем музыку для программ методом «научного тыка»

Завтра, 15 сентября, в подмосковном Одинцове продолжатся открытые прокаты с участие фигуристов сборной России. Легендарный тренер Тамара Москвина, которая сейчас работает со спортивными парами Юко Кавагути / Александр Смирнов и Катарина Гербольд / Александр Энберт, рассказала о последних проблемах и достижениях.

— Тамара Николаевна, учитывая травмы ваших ребят, сезон начинается непросто?
— Сезон никогда не бывает простым. Ни у кого. Всё зависит, как относиться к происходящему. Если как к трагедии, тогда – ох и ах! А если, как естественному течению событий, как особенности сезона – появляется надежда и вера в лучшее.

— Что интересного у Саши и Юко? Они в итоге будут катать новую короткую программу «Кошки»?
— Программу «Кошки» поставил Петр Чернышев. Мы показали её на первых закрытых прокатах. Но, к сожалению, нам не удалось отобразить характер постановки, в которой должна быть чувственная игра персонажей – обольщение, контакт, эмоции… Не получилось совместить игру с очень серьезными требованиями к исполнению короткой программы. Не вышло соединить в этой программе показательный номер, потому что сюжет и музыка требуют показательного номера, с дисциплиной исполнения обязательных элементов. Мне кажется, что и характер героини-кошки не подошёл Юко. Так как фигурное катание – не концерт с оригинальными показательными номерами, привлекающими внимание, а соревнования, где надо учитывать требования и вкусы судей, мы решили поменять и программу, и музыку, чтобы они отвечали духу Юко и Саши.

— Вы не отслеживали, какую музыку выбрали соперники?
— Я посмотрела все программы фигуристов сборной нашей страны и провела исследования, какие программы будут катать сильнейшие спортсмены мира. Пришла к выводу, что на фоне сюжетных, трагических, содержательных программ наш жизнерадостный, жизнеутверждающий вальс будет публике нравиться. По большому счету, судьи и технические специалисты оценивают качество исполнения элементов, независимо от сюжета и жанра. А сам характер нашей новой программы – вальс – настроит зрителей на позитивную волну. На фигурное катание приходят, чтобы получить удовольствие, а не для того, чтобы в очередной раз поразмышлять о смысле жизни.

— Я правильно понимаю, что программой «Кошки» вы попытались привлечь внимание к Юко и Саше в предолимпийский сезон? В 2001 году для Лены Бережной и Антона Сихарулидзе вы поставили «Чаплина», которого много критиковали за его показательный характер, но которого помнят до сих пор.
— Я действительно хотела привлечь внимание к ребятам. И поскольку я давно работаю в спорте, у меня появляются некие шаблоны – что вполне естественно. И я хотела привлечь постановщика, который привнес бы своё свежее видение, некое своеобразие, новизну. Мы не жалеем, что решились на эксперимент. У нас и костюмы для «Кошек» готовы. Вообще, я думаю, что эта программа не пропадет. Как минимум, ребята сделали новый показательный номер. А возможно, при определенных условиях мы его доработаем, и будем катать, как короткую программу. В этом сезоне. У нас же много соревнований. Да и были прецеденты, когда в одном сезоне фигуристы катали разные программы.

— О произвольной программе я прочла: вы были на приеме у консула Украины, он подарил вам диски, на одном из них нашлась новая неизбитая мелодия для произвольной программы.
— Всё так. Это был неожиданный поворот судьбы. Я всегда говорю, что мы ищем музыку для программ методом «научного тыка». Когда консул спросил: «А что это такое?», я ответила: «Вон, у вас в шкафу диски, дайте послушать – может быть, там и есть музыка, которую ищу». Он дал и добавил, что среди прочих есть диск, который ему подарил композитор Леонид Левашкевич. «Если вам нужно будет с ним связаться, я дам все контакты», — сказал консул. А дальше оставалось только прослушать. Так мы и нашли то, что искали. Вчера на «Катке.ру» был первый прокат этой программы на публике. Нам важно было понять, как эта музыка смотрится на фоне других. Ведь отдельно программа не существует. Ее можно оценивать только в сравнении с другими. Это как в жизни. Допустим, купишь брюки, наденешь: «Как здорово!» А выйдет кто-то в «Версаче», вроде и мои уже смотрятся не очень. Так и с программами. Мода приходит и уходит. Люди меняются. Существуют разные предпочтения у специалистов из разных стран, и при постановке новых программ это тоже надо учитывать. Поэтому всегда нужно «новинки» предварительно проверять, чтобы понять, как программы позиционируются на фоне остальных. Словом, моя задача была – угадать с подбором музыки.

— Кажется, вы угадали. А что с вашей второй парой – Катарина Гербольдт – Александр Энберт?
— Из-за травмы ноги партнерши они пропустят этот сезон. Потихоньку Катя восстанавливается.

— Говорят, ребята тренировали четверной выброс, и партнёрша неудачно приземлилась?
— Нет, простой тройной, причем, на лонже, с маленького хода. У Кати в прошлом году в этом месте было растяжение. Это, можно сказать, слабое звено. Перелома нет. Разрыв связок. Сшили. Поставили фиксатор. Если к концу сезона она восстановится, будет здорово. Будем ждать, пока Катя придет в себя, восстановит все элементы – и тогда станет видно, куда они придут. Если это так и останется слабым звеном, трудно что-либо прогнозировать. Все тройные выбросы, тройные прыжки, приземления с подкруткой с поддержек – идут на травмированную ногу. Травма достаточно серьёзная, но она была предсказуема. На тренировке мы как раз и пытались бороться с возможными последствиями неудачных приземлений, но… Будем надеяться на лучшее.

Загрузка...

Поиск
Загрузка...