Танцы плюс

Все-таки над регламентом мирового первенства работать и работать. Чемпионат набирает скорость черепашьими темпами.

Ведь прежде чем приступить к розыгрышу медалей, часть фигуристов проходит квалификационный отбор, названный французами для пущей важности полуфиналом. А без него в короткую программу попадают по рейтингу 18 мужчин и столько же женщин, к которым добавляются по 12 первых джентльменов и леди из квалификации, 12 спортивных пар плюс 8 лучших из отбора, 15 дуэтов танцоров плюс еще 10, удачно выступивших в предвариловке. Значит, за медали в короткой программе поспорят по 30 спортсменов и спортсменок в одиночном катании, 20 спортивных пар и еще 25 танцевальных. И только после короткой в произвольной программе на льду появятся действительно сильнейшие: по 24 фигуриста и фигуристки, 16 пар и 20 танцевальных дуэтов. Борьба затягивается, на первых порах ничего особенно захватывающего не предвидится. А в наше тяжелое время содержание спортсменов, судей и официальных лиц ой как бьет по карману. Хорошо хоть орды журналистов на подножно-собственном корму.

И зачем все это нужно? Чтобы развивать фигурное катание в разных странах всех пяти континентов. Цель — благая, но «Боже мой, какая скука с больным сидеть и день и ночь…» Но можно же усовершенствовать рейтинговую систему, наметить для набора очков еще несколько уже существующих турниров, в конце концов, проводить, как в хоккее, несколько мировых первенств по группам «В» и «С», устраивая их в странах, где фигурное катание идет в гору, и приглашать на гала-представления великих фигуристов типа Плющенко или даже привезти шоу, типа удачно устраиваемых Ильей Авербухом.

Пока же смотреть на квалификационный отбор долго, тяжело и не очень интересно. Если только это не наши Елена Ильиных — Никита Кацалапов. Они прокатали свою «Аве Марию» под шквал аплодисментов местной публики, пришедшей, на удивление пессимистов вроде меня, в большом количестве во Дворец и наполовину заполнившей его девятитысячные трибуны.

После удачного квалификационного проката, выведшего юных Елену Ильиных и Никиту Кацалапова на безоговорочное первое место, их атаковала толпа настойчивых российских журналистов. Партнерша выглядела расстроенной, и отдуваться за двоих, хорошо, что не на льду, пришлось Никите. Он честно признался, что не выложился во всю силу, потому и не было огня. Все же впереди и короткий танец, и, мы не сомневаемся, произвольный. До чемпионата им с тренером Николаем Морозовым удалось славно потренироваться. Никите, по его выражению, хотелось бы поставить «жирную точку» в спорах о том, как сложится их карьера дальше. Задача доказать судьям свою силу выполнима. Лена Ильиных в такт словам партнера кивала головой: конечно, конечно, они докажут. И не верить в это светлое будущее так не хочется, хочется — верить..

Пока шли все эти квалификации или полуфиналы, лидеры сборной Франции устроили встречу с прессой. Я побился сам с собой о заклад, начнут ли вовремя. И, естественно, выиграл. У входа в отель NH руководители Федерации дедовых видов спорта кого-то ждали. Приехал сам мэр Ниццы месье Кристиан Эстрози. Он знает по именам всех спортсменов и многих своих и парижских журналистов. Нас загнали на крышу отеля. Тут и виды на море, город и горы. Солнце, воздух и вода. Настроение и температура отличные.

Впав в состояние всеобщего умиротворения, разговорились и фигуристы. В центре внимания — двукратная чемпионка Европы в танцах Натали Пешала с ее ставшим за эти дни легендарным сломанным носом.

Натали, выглядите неплохо. А что на сегодняшний вечер с носом?

Натали Пешала: В Ницце хорошо дышится. Врачи придумали для меня вместо маски этот маленький треугольничек, который закрывает мой нос. Он не затрудняет движений, может, обойдусь без всякой маски только им. К счастью, перелом не осколочный, а вот такой (Натали показала какой — вертикальный — авт.).

Будете бороться за медали?

Пешала: Кто знает. Будет с Фабьяном (Бурза — партнером — авт.) стараться. Жаль, что это первый домашний для меня чемпионат станет и последним.

Фабьян Бурза: Это говорит за Натали наш сломанный нос. За эти недели с 13 марта он стал и моим. Об уходе, если он и последует, расскажем после. Мы хотим откатать для нашей публики.…

Пешала: …Для себя и для нашей Федерации. Тяжело, когда идет такое давление.

Бурза: Я же говорю, что бедный нос Натали дает о себе знать все время. Давления никакого нет.

Тем временем Брайан Жубер, ветеран или «Босс французского фигурного катания», как его тут именуют, излучал полное спокойное добродушие.

Брайан, если не ошибаюсь, этот чемпионат мира для вас десятый? — задал я для начала простенький вопрос.

Брайан Жубер: Точно. И буду стараться, чтобы он не стал последним.

— Если сами заговорили об этом, то увидим ли мы вас у себя в Сочи?

Жубер: Я очень хочу выступить в Сочи. Занять любое почетное место, а если возьму в 2014-м бронзу, то это будет верхом успеха. И после этого — сразу закончить. А сейчас кататься и кататься.

— Здоровье позволяет?

Жубер: Иногда позволяет, иногда — не очень. Но это же спорт.

— А что после него? Рассказывают, вы собираетесь стать киноактером.

Жубер: Я снялся в телевизионном сериале.

— И кого сыграли?

Жубер: В основном самого себя. Пригласят сыграть еще, не откажусь. Но собираюсь после Сочи тренировать.

— В Париже?

Жубер: Нет, в моем Пуатье. Там меня мама поставила на лед, по-моему, года в четыре. И сейчас я катаюсь у своего первого тренера.

Француз сугубо бразильского происхождения Флоран Амодио в свои 20 уже экс-чемпион Европы прошлого года и бронзовый призер нынешнего, признался:

— Я много тренировался в Москве. И, по-моему, неплохо готов. Сбросил вес. Кормят так, как надо для фигуристов. А у нас — перебор с калориями.

Потянуло в Москву?

Амодио (по-моему, даже испуганно — авт): Нет-нет, я видел по телевизору, что там до сих пор идет снег и холодно. А в Ницце — рай.

www.rg.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...