Татьяна Навка: когда приезжаешь в Прибалтику, понимаешь, что это Европа

«Сейчас у меня в жизни один из лучших моментов. Не зря говорят, что после тридцати жизнь только начинается», — признается в интервью DELFI знаменитая российская фигуристка, олимпийская чемпионка 2006 года, а также звезда телевизионных проектов Татьяна Навка.
В конце ноября Татьяна вместе с другими знаменитыми спортсменами – Алексеем Ягудиным, Романом Костомаровым, Максимом Марининым и другими звездами фигурного катания – выступит в Литве в рамках проекта «Маленькие истории большого города». Спектакль на льду будет показан в трех литовских городах: Вильнюсе, Каунасе и Клайпеде.

Пока пресса смакует подробности романа Татьяны с Маратом Башаровым, о своей личной жизни она предпочитает хранить молчание, а вот о Литве судит не только по собственным впечатлениям, но и по рассказам коллег по льду — Маргариты Дробязко и Повиласа Ванагаса, которые нахваливают Литву.

«Вильнюс казался таким старинным, улицы, мосты, люди были другими. Были тут и какие-то особенные сдобные булочки», — делится своими воспоминаниями о литовской столице фигуристка.

С Татьяной мы беседуем в ресторане одной из вильнюсских гостиниц накануне съемок телевизионного шоу «Приглашаю на танец», где звезда выступила в качестве судьи.

— Татьяна, в нынешний свой приезд Вы привезли в Вильнюс солнце…

— Что ж, приятно, я и раньше бывала в Вильнюсе, причем неоднократно. А впервые я сюда приехала еще совсем маленькой девочкой, тогда мне было лет 13-14. Тогда это был Советский Союз, но если сейчас сравнивать, то это была Европа. Уже тогда здесь чувствовалась разница с Москвой, Россией и Украиной.

Была очень вкусная еда, все было по-другому, город казался таким старинным, улицы, мосты, люди были другими. Были тут и какие-то особенные сдобные булочки. Было все красиво, в общем, осталось какое-то теплое воспоминание. Потом мы часто сюда приезжали с туром… Мы очень много путешествуем по России, и российские города, конечно, несравнимы с Москвой и Санкт-Петербургом.

Но когда приезжаешь в Прибалтику, то понимаешь, что это Европа, что тут другие гостиницы, другие кровати, другие завтраки, что тут цивилизация. Все как за границей.

— В конце ноября в Литву вы приедете со спектаклем «Маленькие истории большого города», о котором очень много пишут в прессе, в том числе и то, что на нем зрители не могут сдержать слез.

— Да, действительно, люди на нем плачут. Очень здорово, если мы с нашей энергией, талантом и желанием так пробиваем сердца людей! Это очень важно для нас, мы вкладываем в спектакль огромную частицу себя.

Этому мюзиклу нет аналогов во всем мире – за счет сочетания таких именитых фигуристов, чемпионов мира и Олимпийских игр. Плюс музыка была специально написана для этого мюзикла, плюс певцы живьем исполняют музыкальные композиции. Конечно, когда выходишь на лед, то тебя эмоции переполняют, что очень редко с нами бывает. Это наше детище!

Что касается моей героини в этом спектакле, то в этом персонаже вроде и нет ничего нового, это просто любовь. Любая женщина, любой мужчина, все люди – мы все созданы благодаря любви. Это чувство, которое нами движет всю жизнь. Это чувство, которое нам дает энергию, дает вообще все… Ради него мы совершаем поступки, подвиги, мы молодеем, цветем, летаем, страдаем, умираем, в этом слове все! И, конечно, в этом вся моя героиня.

— Это какая-то роковая история любви или скорее романтическая?

— Это очень романтическая история. Ничего рокового в ней нет, все очень красиво… Ведь в этом спектакле много историй, моя героиня проходит через многое… Режиссеры и актеры говорят, что на свете всего 10 или 12 сюжетов, ситуаций, вокруг которых и крутятся все фильмы, спектакли… И дело здесь даже не в сюжете, а в ауре…

Вы знаете, иногда выходишь после спектакля, то такое ощущение, что ты сходил в храм. Ты наполнился чем-то таким светлым! Такое ощущение также бывает после какого-нибудь концерта, в котором может и не быть какого-то сюжета, но ты понимаешь, что ты получил такой заряд адреналина, чтобы летать, порхать, дарить, любить!.. И похожие отзывы я получаю от людей, которые смотрят наш спектакль…

Многие даже пишут письма, в которых говорят о том, что болеют, что им, возможно, осталось мало жить, но после того, как посмотрели ваш спектакль, врачи сказали, что произошло чудо, болезнь отходит и человек встал на ноги! Я бы никогда не поверила, но эти письма дорогого стоит! Слава богу, что у меня есть дал дар дарить людям такие эмоции.

— Когда наблюдаешь за Вами на льду, то создается впечатление, что вы просто фонтан энергии, недаром вас называют «Леди пламень»… Это природная энергия или вы чем-то подписываетесь, медитацией, например?

— Безусловно, это дано мне свыше. Спасибо маме с папой, наверное, получилась такая комбинация генов, эмоций, окружающей атмосферы в тот момент, почему я родилась именно такой. Именно поэтому некоторые великие актеры просто боги, и их не так много.

Иногда перед шоу я сижу уставшая, просто мертвая и думаю: как я выйду на лед, у меня нет ни сил, ничего. Но как только выхожу, что-то сверху мне дает подпитку, силы, эмоции! А после шоу у меня такое ощущение, что я приняла какой-то допинг, что мне дает энергию и силы, и я могу еще и на дискотеку сходить (смеется). Это такой обмен энергией с залом, с партнером, с ребятами, со всеми!

— Татьяна, вы формировались в поликультурной среде: родились в Днепропетровске, в свое время выступали за Беларусь, теперь – за Россию, жили в том числе и в США… Проблем с идентичностью у Вас нет?

— Вся моя семья проживает на Украине, правда, мама с сестрой переехали сейчас в Россию, получили гражданство и живут рядом со мной. И для меня то, что это другая национальность, другие люди, другие корни – вообще в голове не укладывается.

Даже приезжая в Литву, я слышу, что большинство тут понимает по-русски, хотя я понимаю, что культура здесь другая, Литва и в Советском Союзе стояла особняком. Но в целом я себя все равно ощущаю ребенком того времени, и у меня нет различий. Приезжаешь в Беларусь, и там все наши, и там все родное. Так что у меня разделения и внутреннего конфликта тут никакого нет.

Но я общалась с Ритой и Повиласом (Маргарита Дробязко и Повилас Ванагас — DELFI), они рассказывают, что в Литве люди очень счастливы, что отделились. По их словам, люди горды тем, что тут живут, что у них есть работа и им никто не мешает, что тут развито сельское хозяйство. Они говорят, что все тут прямо счастливы. Это так?

— Видите ли, мне сложно ответить за всех…

— Мне все же кажется, что они это идеализируют. Хотя в советское время здесь действительно было прекрасно, спокойно…

— Ваш коллега по льду Алексей Ягудин в интервью DELFI сказал, что после завершения спортивной карьеры практически не следит за спортивными соревнованиями. А вам это по-прежнему интересно?

— Мне безумно интересно наблюдать за тем, что происходит в спорте. Мой бывший муж Александр Жулин тренирует молодых, и мы с Романом периодически приходим к нему на тренировки, ставим новый номер и видим, как детки катаются. Волей-неволей приходится с этим соприкасаться. И вот буквально вчера я была на соревнованиях на Cup of Russia и конечно жалко, что есть все, и есть канадцы. Они (Тесса Виртью и Скотт Моир – DELFI), конечно, необыкновенная пара, просто обалденная. Эмоции переполняли меня от начала и до конца.

Я просто в диком восхищении осталась от того, как они относятся друг к другу, как они относятся ко льду, как они относятся к программе. Такое ощущение, что они просто не слышат, что происходит вокруг. К сожалению, равных им сегодня нет. Как бы я хорошо не относилась к Алене и Никите (Елена Ильиных и Никита Кацалапов — DELFI), нашей молодой нашей паре, я им желаю, чтобы они всего добились, но на сегодняшний день это недосягаемо…

— Но ведь у Александра Жулина есть опыт воспитания чемпионов, во многих интервью Вы говорили, что он вас буквально влюбил в фигурное катание, что и принесло олимпийские медали… Чего, как вам кажется, не хватает молодому поколению российских фигуристов?

— Знаете, тут многое зависит от партнера. Хотя я думаю, что Алена с Никитой нашли друг друга, они очень подходят друг другу, но то ли канадцы настолько ушли вперед, что их не достать, то ли Алена с Никитой еще молодые и им нужно еще нужно проработать эти часы…

— С партнерством в фигурном катании, видимо, все как в жизни — нужно встретить своего человека?…

— Да, это касается того же Романа Костомарова, вряд ли я без него стала бы олимпийской чемпионкой. Про себя я точно знаю, что с другим партнером этого не случилось бы. Когда он уходил работать с Анной Семенович, для меня, конечно, это было трагедией, я была уверена, что моя карьера на этом закончится, и было обидно, потому что на тот момент лучше Романа партнера не было, а просто так кататься я уже не хотела.

И вот потом я родила, и я совершенно уже не хотела кататься… Но когда Роман позвонил, я поняла, что сделаю огромную глупость, если откажусь. Я бы всю жизнь себе этого не простила бы. И моя интуиция меня не подвела.

— Интересно, что Ваша дочь Александра пошла не совсем по Вашим стопам, а по стопам таких легенд, как Мартина Навратилова и Штеффи Граф…

— Скорее по стопам Маши Шараповой (смеется). Вот, взгляните (показывает фотографию на телефоне), она абсолютная копия Маши Шараповой.

Я на самом деле восхищаюсь Машей Шараповой, которая и сейчас в очередной раз доказала, что после огромной травмы, она настоящий борец. Когда я узнала, о том, что она победила на последнем турнире Roland Garros, я была очень рада. Я не смотрела самой игры, так как была в самолете, но когда прилетела, то побежала к телевизору узнать, и тут сообщают, как она падает на колени, целует корт. Это как раз было в Америке, и я так стою и чувствую, как у меня катятся слезы. Думаю, катились они не только у меня, но и у тех спортсменов, которые там стояли…

А почему Саша пошла в теннис? Как-то так сложилось, что мы еще в Америке этим начали заниматься, она сама выбрала, хотя мы ей давали возможность заниматься и фигурным катанием, и другими видами спорта, но она выбрала теннис. Не знаю даже почему, возможно, это ей больше пригодится в жизни, даже если ничего не сложится.

— В интервью вы нередко говорите, что от внимания журналистов чувствуете себя просто Леди Дианой…

— Знаете, когда я была спортсменкой, выигрывала медали и когда все было хорошо – и семья, и эти медали, и гимн — никто о нас ничего не писал, никому это не было интересно. Ну писали, может, день-два после Олимпиады, и все.

А тут вдруг – столько всего происходит, о нас с Маратом только и пишут: то сходятся, то расходятся! Это так ужасно, потому что все так беспочвенно, люди просто слагают легенды какие-то. Вот Олимпиада для них – ничего, а тут ведь телевизионное шоу, нужно раскрутить к этому интерес. А без интриги ведь никто не будет смотреть, так давайте придумаем романы тут, романы там. И реально они придумываются.

— И чья же это работа, продюсеров?

— Естественно. Но ведь никто не скажет, что это мы придумали. Ведь не скажут: Татьяна, это мы придумали, чтобы ты поехала в больницу к человеку и все отсюда вытекающее. Если туда поедут Рита или Повилас, то это никому не интересно в России, а вот интересны мы. И если поехал тот, кто занимает десятое или двадцатое место, то тоже неинтересно, ну поехал, ну отвез партнера, который ногу сломал, потому что партнер не может ехать за рулем, кому это надо? А интересно, когда это делаем мы.

— Вас это по-прежнему ранит? Или Вы больше переживаете за дочь, родственников?

— В начале меня это ужасно ранило, я ужасно переживала за близких, мама моя страдала и близкие, но потом они уже все поняли. И ребенок мой смеется, говорит: мама, мы вчера с тобой дома смотрели телевизор, а посмотри, что про тебя написали. Она уже, слава богу, взрослая, все понимает. С другой стороны, в жизни с тобой все происходит так, как ты к этому относишься. Но если честно, те, кто это расписывает – это нелюди, грош им цена, они сами себе делают плохо, они сами к себе притягивают грязь.

— У вас большие достижения в спорте, да и в телевизионных проектах вы занимаете либо первые, либо вторые места… А насколько в жизни вы умете проигрывать?

— Смотря чего это касается… Если это школьная эстафета в школе с ребенком или скачки на лошадях, то, конечно, я буду бороться, но если проиграю, то только посмеюсь. Но что касается жизненных ситуаций… Я, например, ни с кем не буду делить своего любимого мужчину… Просто не смогу. Просто потому, что либо я одна единственная и неповторимая, либо…

Но в других делах, если у кого-то что-то лучше, чем у меня, то я никогда не буду из-за этого сходить с ума. Я, например, люблю петь в караоке, но пою я не очень хорошо, бог не дал мне голоса, чтобы я могла петь, как великие звезды. Но если я пою, то это не значит, что в этот момент я соревнуюсь с Мадонной или Аллой Пугачевой (смеется).

А вообще сейчас у меня в жизни один из лучших моментов – солнечный, звездный, когда я наслаждаюсь и профессией, и жизнью, и творчеством, и собой, как женщиной. Не зря говорят, что после тридцати жизнь только начинается!

— Спасибо за беседу.

ru.delfi.lt

Загрузка...

Поиск
Загрузка...