Татьяна Волосожар и Максим Траньков: «На лед вышли через день после свадьбы»

Победители олимпийского командного турнира фигуристов, олимпийские чемпионы Сочи в парном катании Татьяна Волосожар и Максим Траньков рассказали о том, как после полутора лет вне большого спорта готовились к сезону с нуля, о том, сколько дней не тренировались после бракосочетания – а еще о том, какую обувь нынче носят.

«МИНИ-ЧЕМПИОНАТ РОССИИ»

— Татьяна, Максим, от выступлений на недавних контрольных прокатах в Сочи больше ощущения как от тренировок или как от соревнований? Ведь это была, по сути, имитация режима выступления на турнире?

Татьяна Волосожар: Наверное, ощущения почти как от соревнований.

Максим Траньков: Да, потому что на моей памяти прокаты впервые проходили в таком, турнирном ключе – на большой арене, при зрителях. Да и все ребята катались по-максимуму, то есть все, что происходило в Сочи, было максимально приближено к соревнованиям. Мини-чемпионат России точно получился.

— Вам важно было его выиграть?

М.Т.: Ну не то чтобы выиграть… Важно было и себе, и остальным показать, что мы можем быть в обойме, что мы можем конкурировать как с молодыми спортсменами, так и с Юко Кавагути и Сашей Смирновым (чемпионами Европы-2015. – Прим. ред.), которые довольно неплохо провели прошлый сезон. Честно говоря, остальных мы здесь не видели, но по нашим программам те отзывы, что мы слышали – положительные. Конечно, еще есть масса элементов, над которыми еще надо работать, «чистить» их, но для начала сезона, считаю, мы обе программы прокатали неплохо.

Т.В.: Нам сейчас важен каждый старт. На зрителях он, не на зрителях, даже простой тренировочный прокат имеет значение.

— Думали о том, что за границей за сочинскими прокатами будут тоже следить? Всем ведь интересно, что сейчас из себя представляют Волосожар и Траньков.

Т.В.: А что об этом думать? И так понятно, что сейчас все открыто, и в интернете, в Youtube, все появляется на всеобщее обозрение. Привычно.

— Я о том, что показывать надо было максимум – чтобы произвести на иностранных соперников впечатление.

М.Т.: Да ну, готовиться показывать максимум надо на чемпионате Европы и на чемпионате мира. И я повторю то, что уже говорил – у нас сейчас нет задачи выиграть домашнюю Олимпиаду, как это было в прошлое четырехлетие. Цели меняются. И такого прямо бешеного желания выйти и обыграть чемпионов мира или призеров чемпионата мира на первых же соревнованиях тоже нет. Обыграем – хорошо. Не обыграем – будем работать дальше.

Т.В.: Наша цель на данный момент – следить за собой и свое катание показывать, в первую очередь.

М.Т.: А главная наша цель – это 2018 год, Олимпиада. Как мы к ней будем подходить, какой дорогой, на всех ли стартах будем выступать в следующем сезоне или в этом сезоне – мы не знаем. Планы у нас сейчас «плавающие». Мы больше себя слушаем, больше смотрим за собой, чем за другими.

«ТЯЖЕЛО, НО ЕДЕМ»

— Максим, вы сейчас плечо потрогали, видимо, как раз, чтобы «послушать» себя. Как вообще самочувствие?

Прооперировано у меня правое плечо, а потрогал я левое, — смеется Максим. — А так тяжеловато, конечно. Мышцы пришлось восстанавливать все лето, много ОФП занимались. Нельзя сказать, что мы такие отдохнувшие в сезон входим. Поэтому после наших первых соревнований в Оберстдорфе (пройдут 24-26 сентября. – Прим. ред.) у нас такой план: на две недели остаемся в Италии и там будем выступать в ледовом шоу. Нужно немножко восстановиться и уйти от нагрузок, лето было очень тяжелое. Мы начали работать с нуля, абсолютно растренированные, и сейчас нужно себя поберечь, чтобы потом начать серьезный трехнедельный цикл для подготовки к этапу Гран-при во Франции (13-15 ноября в Бордо. – Прим. ред.).

— Если оглянуться сейчас на тот момент, когда начинали с нуля – как это период прошел, легче или тяжелее, чем ожидали?

Т.В.: Мы только в конце июля начали вкатывать произвольную программу, исполнять макет, и это было очень тяжело. А сейчас, спустя полтора месяца, мы уже все-таки можем целиком, довольно-таки достойно, хотя и с ошибками, делать ее со всеми элементами.

М.Т.: Тяжело, но едем. Сначала мы вообще не верили, что получится. Когда первый раз попытались проехать макет программы без элементов, мой первый вопрос тренеру был такой: «Как мы это будем катать»? Потому что мы, по сути, даже без элементов проехать программу не могли, растренированность была полная. Ну а дальше потихонечку пошло, два элементика собрали, три собрали, четыре… Ну и постепенно выбрались. Плюс, конечно, с поддержками была проблема, мы их не блестяще сейчас выполняем.

Т.В.: Был период, когда я из-за небольшой травмы не могла делать поддержки.

М.Т.: Из-за плеча я полтора года партнершу не поднимал, потом у Тани микротравма – защемление нерва небольшое, она прогибаться не могла, опять пришлось уменьшить количество силовых элементов на тренировках. Поэтому с поддержками пока мы боремся.

— То есть получается, что летом представить, что вы исполните две программы на осенних контрольных прокатах, по сути, чисто, вы не могли.

М.Т.: Ну по нашим меркам это, конечно, не очень чисто. Но для начала сентября неплохо. На самом деле, на тренировке неделю или две назад мы произвольную программу откатали лучше, чем в Сочи. Там был всего лишь второй наш цельный прокат. Но потом был переезд, нас не допускали до сбора, потому что дурацкий медосмотр был не пройден. Целый день не тренировались из-за медосмотра. Планы нам все время сбивают. Люди иногда спрашивают – почему спортсмены в России не тренируются? Вот, рассказываю: в России фигуристы не тренируются, потому что у них то медосмотр, то они проходят функциональную диагностику, когда мышцы нагружают, и следующие два дня ты уставший, то еще что-то … За границей ты ходишь и тренируешься – на каток, домой, на каток, домой. Потому, наверное, многие и говорят, что на сборах тренироваться проще. Но, в общем, ладно, мы привыкли, у нас все время все так.

«ВСЮ СБОРНУЮ НАРЯДИМ В ОБУВЬ С ГЕРБОМ»

— У вас еще и свадьба же была – 18 августа.

Нас Нина Михайловна (Мозер, тренер пары. – Прим. ред.) нормально к ней подвела, чтобы мы не выбивались из цикла, — улыбается Татьяна.

М.Т.: Свадьба посреди недели была. Вся наша команда гуляла во вторник, в среду все ребята пошли на тренировку, а мы среду пропустили. Приехали на каток, но все-таки не стали на лед выходить. В четверг вышли. Два дня не тренировались, получилось, на свадебной неделе. Поэтому подготовка к контрольным прокатам была, скажем так, скомканной.

— Есть у вас хоть какое-то ощущение медового месяца?

— Уже нет, — смеется Волосожар. — У нас все не как у людей – медовый месяц был до свадьбы.

М.Т.: Съездим, может быть. Но не сейчас.

— Таня, про ваше свадебное платье говорили уже много, а вот ваш костюм, Максим, особо не обсуждали.

М.Т.: У Тани был свой модельер, и я с ребятами из мастерской классического костюма сел, мы поговорили, они узнали примерно, какое у Тани будет платье, какого цвета, и сказали, что будет больше гармонировать. Они профессионалы, знают, как летом правильно одеваться.

— Но у вас же далеко не классический был костюм, разве нет? Ботинки на босу ногу.

М.Т.: Смокинг был абсолютно классический, а обувь – да, не классическая. Потому что это было летнее мероприятие. И эти ребята, которые занимаются классическими костюмами, сказали, что на летних мероприятиях сейчас в тренде такая обувь. Не надо ходить в носках и в туфлях. Люди ходят либо в мокасинах, если это стиль casual, либо надевают лоферы – это в чем я был. Бывают лоферы с бомбошками, а бывают просто. Я давно хотел приобрести у них именно такие лоферы, чтобы на банкеты ходить. А сейчас как раз и сказал – о, давайте мне на свадьбу лоферы и сделаем. Они удивились – говорят, ты что, правда их наденешь? Я сказал – конечно. И надел.

— А герб России на лоферах – ваша идея?

М.Т.: Да нет же, был он там уже! Эти лоферы стоят у них в шоу-руме продаются, разных цветов. Кому понравилось и кому надо, подъезжайте и покупайте.

Т.В.: У Макса вообще была идея в такую обувь всю нашу сборную на банкете как-нибудь нарядить.

М.Т.: Ну да, было бы круто – представляете, после чемпионата мира вся команда на банкет в таких лоферах является!

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...